​После приватизации работа Самрук-Казыны не утратит смысла

Об этом заявила Елена Бахмутова

Share
Share
Share
Tweet
Share
​После приватизации работа Самрук-Казыны не утратит смысла- Kapital.kz

Некоторые заблуждаются, предполагая, что после приватизации гособъектов деятельность ФНБ «Самрук-Казына» утратит свой смысл – это совсем не так. Об этом на встрече с журналистами в Алматы заявила управляющий директор по финансам и операциям - член правления ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Мы определили для ФНБ «Самрук-Казына» оптимальную операционную модель. Так, фонд в будущем должен представлять из себя практически инвестиционный фонд, который управляет стратегическими активами, остающимися в собственности государства. Неважно, частично пакет принадлежит государству или полностью, эти доли у государства в объектах останутся даже после приватизации. Поэтому некоторые заблуждаются, предполагая, что после приватизации деятельность фонда утратит свой смысл – это совсем не так. Подтверждением этому является опыт других фондов национального благосостояния и фондов, которые заняты управлением государственными активами. У всех них остается задача по управление госактивами, которые даже торгуются на публичных рынках или находятся (совместно с государством в собственности. – Ред.) с другими стратегическими партнерами. Эта одна из основных наших задач», - отметила Елена Бахмутова.

По ее словам, в рамках трансформации фонда вторая задача ФНБ «Самрук-Казына» будет заключаться в работе фонда в качестве активного инвестора.

«Мы намерены постоянно обновлять доли участия в растущих компаниях. Эта функция позволит нам выполнить наше назначение как фонда, который содействует модернизации и в какой-то степени диверсификации экономики через каталитические инвестиции. То есть такие инвестиции будут способствовать развитию других отраслей», - сообщила Елена Бахмутова.

Она уточнила, что окончательные консолидированные финансовые результаты деятельности госфонда за 2015 год можно будет увидеть во второй половине апреля.

«Прошлый год выдался непростым. Нельзя сказать, что для всей группы наших компаний влияние изменений корректировки обменного курса и отпуск тенге в свободное плавание оказали положительное воздействие. Учитывая довольно высокую долговую нагрузку, большинство наших компаний завершили год с отрицательным результатом. При этом на КазМунайГаз это воздействие было разнонаправленным. Если говорить о добыче (нефти. – Ред.), девальвация в какой-то мере способствовала повышению выручки, однако другие сегменты в этом же направлении пострадали. Мы по сравнению с прошлым годом видим сокращение объемов транспортировки через трубопровод и снижение переработки нефти. То есть однозначно нельзя здесь сказать о положительном влиянии девальвации. Но в целом, безусловно, все-таки экспортная составляющая КМГ здесь показала положительные результаты по итогам года», - подчеркнула Елена Бахмутова.

По ее предположениям, по консолидированной отчетности за прошлый год ФНБ «Самрук-Казына» должен выйти в прибыль. «По очень консервативной оценке она составит 300 млрд тенге. Мы в 2015 году провели хеджирование наших балансовых обязательств, прохеджировали наши валютные активы против наших валютных обязательств – это позволило нам существенно снизить негативное влияние девальвации тенге», - заметила Елена Бахмутова.

В фонде уточнили, что планы развития госфонда и его бюджет на 2016 год будут основаны на недавно озвученных критериях социально-экономического развития Казахстана. Так, в бюджет страны будет заложена цена на нефть марки Brent 30 долларов за баррель, 360 тенге за доллар.

«Но при таких показателях ожидания у нас очень негативные. Может быть, нам не удастся выйти на положительную прибыль. Сейчас идет корректировка (бюджета. – Ред.), у нас существенным образом сокращены все инвестиционные программы, остались только те, которые представляют важный интерес для государства и в основном финансируются за счет дополнительных ресурсов. Так, совсем недавно было принято решение предоставить группам компаний (госфонда. – Ред.) средства за счет привлечения денег из Единого накопительного пенсионного фонда, частично за счет привлечений из Национального фонда…» - сообщили в ФНБ «Самрук-Казына».

Елена Бахмутова подчеркнула, что к госфонду необходимо относиться как к коммерческой организации. «Да, с 100%-ным госучастием, но все-таки как к коммерческой компании. Поэтому методы взаимодействия правительства с фондом должны выстраиваться именно как у акционера. Это важнейшее направление нашей программы трансформации… В первую очередь (перед нашими «дочками». - Ред.) должна быть поставлена задача по максимизации своей стоимости…» - заверила она.

Она уточнила, будет ли готов фонд финансировать низкорентабельные проекты.

«Если государство решит, что нам необходимо реализовать какой-то проект, который имеет социальное значение, но который не генерит достаточную рентабельность и он практически разрушает нашу стоимость, решение будет приниматься нашим акционером в соответствии с установками. У нас в фонде уже есть такая процедура, когда совет директоров признает какой-то проект низкорентабельным, социально значимым, далее мы ищем для этого (его реализации. – Ред.) ресурсы. В частности, мы имеем право обратиться к республиканскому бюджету через соответствующие республиканские комиссии. Если же будет решено, что там нет средств на этот проект в настоящее время, то акционер все равно может принять решение о продолжении финансирования данного проекта, но эти средства будут засчитаны как распределения в пользу акционера (государства. – Ред.). Самое главное – это прозрачный процесс. То есть если проект рентабельный, то за него полностью отвечает менеджмент фонда, если этот проект низкорентабельный – он должен быть признан социально значимым на уровне нашего акционера через совет директоров и у него должны быть понятные мотивы, почему этот проект стоит реализовать», - сообщила Елена Бахмутова.

В качестве проекта, который генерит незначительные потоки дохода, она привела железные дороги. «Возможно, на стоимость КТЖ они не оказывают прямого положительного воздействия, но если в целом подумать о результатах воздействия сети железных дорог на экономику страны, тем более в будущем, то будет эффект добавленной стоимости. Поэтому такого рода проект может быть признан социально значимым, низкорентабельным, и он реализуется», - подчеркнула Елена Бахмутова.

В фонде подчеркнули, что заработные платы менеджмента госфонда и руководителей его дочерних структур неконкурентоспособны по сравнению с теми зарплатами, которые есть на рынке труда. Так, в ФНБ «Самрук-Казына» акцентировали внимание, что при приеме на работу профессионального иностранного специалиста многие из них отказываются работать в Казахстане, ссылаясь на низкую оплату труда. Так, на мировом рынке труда зарплата специалистов высокого уровня может быть в 3 раза выше, чем та, которую предлагает фонд.

Некоторые же иностранные управленцы, по словам управляющего директора по HR - члена правления ФНБ «Самрук-Казына» Улана Тажибаева, соглашаются работать в фонде, чтобы посмотреть, как будет расти такая страна с развивающейся экономикой, как Казахстан.

Он подчеркивает, что даже высокопрофессиональные казахстанские специалисты порой работают в госфонде только из патриотических намерений. Но уточняет, что таких патриотов нужно еще найти.

Как считает управляющий директор по трансформации и специальным проектам ФНБ «Самрук-Казына» Адамас Илькявичюс, который приехал из Литвы, необходимо мотивировать сотрудников «дочек» госфонда после достижения ими положительных результатов.

«Давайте посмотрим, как оплачивается труд за управление мультимиллиардными компаниями у нас на (мировом. – Ред.) рынке и посмотрим, сколько мы платим своим управленцам (в госфонде. – Ред.). Если говорить о наказании (менеджмента «дочек» госфонда за неэффективность. – Ред.)… Быть председателем правления нацкомпании - это уже наказание, потому что все будут его критиковать, не будут платить (должным образом. – Ред.)… А если управленец добился чего-то, то наша мотивация в фонде заключается в том, чтобы его не наказывать. Мы хотим это изменить за счет трансформации фонда. Я говорю вам это как приезжий человек, такой действующий механизм мотивации в фонде не побуждает людей активно добиваться чего-то…. Люди на сегодня приходят руководить нацкомпаниями не из коммерческих побуждений, а здесь есть политические назначения, давайте откровенно скажем. Вы хотите первого руководителя нефтяной компании глобального масштаба? За сегодняшнюю зарплату это не случится. …Может, нам пора начать платить, чтобы получить результат? Если мы не посеем, мы не пожнем. Есть ли у нас система КПД? Есть, она выстроена. Но как только у нас появляется попытка сделать первый шаг по мотивации людей, появляется критика в наш адрес… Что мы только не читали...» - отметил Адамас Илькявичюс.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вверх
Новости партнеров: