Нефтедобыча: зима близко

Как потенциальное сокращение добычи в РК скажется на производстве бензина?

Share
Share
Share
Tweet
Share
Нефтедобыча: зима близко- Kapital.kz

Если мировая стоимость барреля марки Brent задержится на уровне $50, в Казахстане в 2016 году будет добыто 79-80 млн тонн нефти, если составит $40 – 77 млн тонн, если же опустится до $30, то итогом года станет цифра 73 млн тонн. Такие данные привел на прошлой неделе Узакбай Карабалин, первый вице-министр энергетики РК.

Прогноз поддерживает сложившийся тренд – наблюдающееся в последние годы снижение добычи в Казахстане. Так, в 2013 году было добыто 81,8 млн тонн, в 2014 – 80,8 млн тонн. На 2015-й запланировано 80,5 млн тонн, этот прогноз пока сохраняется.

В проекте республиканского бюджета на 2016-2018 годы заложен уровень нефтедобычи 77 млн тонн на 2016 год, то есть из расчета $40 за баррель. Нынешний бюджет предполагает стоимость $50 за баррель.

Увеличение добычи в будущем все же ожидается, однако цифры потеряли ту долю оптимизма, которая была им присуща еще полгода назад. В феврале Узакбай Карабалин говорил о 104 млн тонн в 2020 году; позиция строилась в основном на том, что будет расширен Тенгиз и начнется производство на Кашагане. Теперь же государство ориентируется на показатель на 12 млн тонн меньше – 92 млн тонн, что указано в проекте госбюджета на 2016-2018 годы.

Эксперты оценили, действительно ли добыча нефти в стране столь существенно сократится, и пояснили, как это отразится на внутреннем рынке, в частности, не возникнет ли у нефтеперерабатывающих заводов проблем с сырьем.

Самооценка слегка занижена

Обычно в своих прогнозах министерство опирается на информацию о потенциальной добыче, которую получает от каждого недропользователя, поэтому представленный прогноз – это, вероятнее всего, «сумма данных», говорит Акбар Тукаев, советник генерального директора инжиниринговой компании «КАЗГИПРОНЕФТЕТРАНС». Поэтому, с одной стороны, картина более или менее объективна. Но с другой – компании, и это характерно для любой отрасли, в определенной степени подстраховываются, предпочитая при планировании давать чуть более низкую оценку. К тому же любой нефтедобытчик в любой стране мира сейчас находится в состоянии легкой неопределенности, поэтому прогнозы носят очень сдержанный характер. Очень мало руководителей компаний и экспертов готовы с уверенностью утверждать сценарий того или иного события. «А так как сбор шел со всех, то тем более эти прогнозы отражают очень осторожную позицию. Моя точка зрения: реальность окажется, может быть, не намного, но лучше», – говорит спикер.

Крупные или мелкие?

Если действительно произойдет резкое снижение цены за баррель Brent, то добыча станет невыгодной для производителей: больше затрат, чем дохода от реализации сырой нефти, продолжает Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК. Он объясняет: крупнейшие казахстанские производители – «Тенгизшевройл» (ТШО), «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО), компании, работающие на Кумколе, Мангышлаке, Бузачи – владеют крупными долям рынка, поэтому могут регулировать объемы добычи и экспорта. «Например, в планах ТШО было увеличение добычи до 30-32 млн тонн – при ценах годичной давности. Программа сейчас меняется. Вкладывать миллиардные суммы в наращивание объемов в нынешних условиях невыгодно», – говорит эксперт. Поэтому он не исключает «скачка вниз» по добыче, если, конечно, сама цена на сырье будет очень низкой.

Однако падения ценников Brent до $30 не ожидает, вероятнее всего, стоимость барреля будет плавать вокруг $50. Если же дело дойдет до $30 – а такую ситуацию все же можно предположить – то американские компании, добывающие сланцевую нефть, будут вынуждены по большей части прекратить свои работы. «Поэтому не исключено, что на рынке образуется дефицит, а, значит, цена подскочит. И тут же наши компании переориентируют свои производства», – прогнозирует собеседник. Хотя, по его мнению, для казахстанских недропользователей даже $50 – недостаточно. Поэтому, вероятно, в этом году Казахстан и выйдет на прогнозируемые 80,5 млн тонн, а дальше время покажет, что будет с рынком, со спросом и предложением, с тем же Ираном.

Другой аналитик источником возможного сокращения добычи на фоне подешевевшего барреля называет маленьких игроков. В Казахстане, поясняет Акбар Тукаев, более 80 компаний работают в этой сфере. В последние годы 5-6 из них показывают практически нулевой уровень добычи, около пяти получают по 1-2 тыс. тонн за весь год. «Пляски» мировой цены на нефть больше всего влияют на такие компании. Но остановить добычу на определенное время, чтобы переждать низкие цены, а потом оперативно возобновить работу, как, например, могут поступить американские сланцевые добытчики, таким компаниям трудно. Это связано с особенностями месторождений и технологиями добычи. У нас, какой бы ни была стоимость ресурса, зачастую продолжают добычу хотя бы на мизерном уровне, исходя из потенциальных расходов. «Крупные участники рынка стараются поддерживать стабильно высокий уровень производства. Сокращение может произойти прежде всего за счет 10-20 игроков с небольшими объемами добычи», – полагает эксперт.

Три орешка для НПЗ

Пострадает ли нефтепереработка внутри страны, если объемы добычи действительно сократятся? Этот вопрос особенно актуален, поскольку Казахстан намерен усилить свои позиции в производстве ГСМ и снизить зависимость от иностранных поставщиков, прежде всего от России.

Эксперты сошлись во мнении: потенциальное сокращение едва ли затронет производство топлива. Нефтеперерабатывающие заводы, говорит Олег Егоров, будут получать сырье согласно договоренностям. Например, в 2014 году на три предприятия поставлено 15 млн тонн, включая 7 млн тонн, поставленных из России; объем импорта распределяется между Павлодарским НХЗ (примерно 4,8 млн тонн) и Шымкентским НПЗ (около 2,2 млн тонн). «НПЗ будут работать в прежнем режиме, пока не закончится модернизация», – добавляет аналитик.

Акбар Тукаев отмечает, что, во-первых, есть официальные договоренности с группой компаний о поставках определенной части добытых объемов на казахстанские заводы. Во-вторых, в случае необходимости госорганы, министерство могут воспользоваться таким «рычагом», как переговоры с недропользователями о поставках. В-третьих, сами низкие цены на сырье способствуют тому, что добытчики ориентируются именно на внутренний рынок: отправлять на экспорт становится не так выгодно как минимум из-за транспортных расходов, при том что цены, по которым заводы приобретают сырье, не намного ниже общемировых. Эти три момента позволяют с определенной уверенностью говорить о том, что отечественные НПЗ не пострадают от возможного сокращения добычи черного золота в Казахстане, заключает аналитик.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: