АВТОР

Александр Константинов

20.01.2015 • 11:04 11825

Антикризис

Бизнес просит защиты от девальвации рубля

Свою точку зрения на экономическую ситуацию в РФ и Казахстане высказал заместитель главы НПП Рахим Ошакбаев

Свою личную точку зрения на экономическую ситуацию в России и Казахстане, возможные сценарии развития событий, вероятность девальвации, а также необходимость ревизии промышленной политики центру деловой информации Kapital.kz высказал заместитель главы Национальной палаты предпринимателей Рахим Ошакбаев.

- Рахим Сакенович, как вы в целом оцениваете ситуацию, которая сложилась в экономике после Нового года?

- В Казахстане правительство находится в сложнейшей ситуации. И один из основных факторов ухудшения ситуации - это, конечно, стремительная девальвация рубля в условиях Единого экономического пространства. Еще в июне за один рубль давали чуть более 5 тенге, сейчас меньше трех. По сути, произошло ослабление рубля к тенге почти в два раза. Это на практике означает, что за крайне короткий промежуток времени российские товары стали в два раза дешевле аналогичных товаров, произведенных в Казахстане. И в условиях общей таможенной территории и Единого экономического пространства сейчас речь идет даже не о конкурентоспособности казахстанского экспорта в Россию, а о жестком давлении на казахстанский рынок российского импорта. Мы уже сейчас видим примеры замещения казахстанских товаров российскими в традиционных для отечественных производителей нишах. Особенно тревожная ситуация складывается в приграничных областях, которые в высокой степени привязаны к торговле с Россией. К сожалению, результатов полноценного мониторинга ситуации на промышленных и пищевых предприятиях нет, по крайней мере, мне они неизвестны, но по тем обращениям, которые поступают от бизнеса, если сейчас не вернуться к историческому паритету соотношения тенге к рублю (1 к 5. – Прим. авт.), то произойдут крайне негативные изменения, которые могут самым серьезным образом подорвать наши достижения по развитию обрабатывающей промышленности последних лет в рамках ГПФИИР, "Дорожной карты бизнеса", агробизнеса.

- То есть масса средств, которые затратило государство в предыдущие годы на развитие несырьевого сектора, могут быть впустую?

- Да, вы правы. Сейчас, по моему мнению, если и дальше упорно отрицать необходимость проведения девальвации, то изменения могут стать необратимыми.

- Существует мнение, что девальвацию проводить не надо, а можно решить проблему за счет восстановления таможенных постов на границе с Россией и введения таможенных пошлин на российские товары…

- Если позволите, выскажу свое мнение. Подчеркиваю, это мое мнение как человека с экономическим образованием, а не позиция организации, в которой я работаю. Я думаю, что девальвация неизбежна и необходима. И здесь это выбор не между плохим и хорошим, потому что девальвация несет много негативных последствий, прежде всего потерю реальных доходов населения, обесценивание сбережений, по сути, у всех участников рынка, как граждан, так и предприятий. Но выбор, подчеркну еще раз, не между плохим и хорошим, а между плохим и совсем-совсем ужасным. А последнее заключается в том, что у предприятий несырьевого сектора уже сейчас резко падают продажи, и в итоге весной мы получим резкое и повсеместное сокращение производства и, следовательно, сокращение рабочих мест. А создание и сохранение производительных рабочих мест, занятости – это ключевая цель экономической политики, ради которой можно точно пойти на снижение доходов населения. Единственный момент. Когда идут споры вокруг необходимости девальвации, я хотел бы сказать, что я противник свободного плавающего курса. Я считаю, что тот опыт и пример, который демонстрирует Центральный банк России, очень негативен, по крайней мере, в краткосрочном плане.

- Почему?

- Потому что рынок никак не может понять, каков равновесный курс рубля. Есть разные мнения. В результате финансовый рынок России превратился на сегодняшний момент в дорогу с односторонним движением. Деньги идут на выход и практически не идут на вход. Ситуацию усугубляют еще и санкции и в целом на данный момент, об этом говорилось на Гайдаровском форуме, инвесторы испытывают пессимизм относительно перспектив российской экономики. Поэтому для нас, я имею в виду для Казахстана, крайне важно доверие рынка. Хотя бы какая-то предсказуемость. Если дальше наши монетарные власти провели бы одномоментную девальвацию до какого-то предсказуемого уровня, при этом разработав пакет мер, которые как-то компенсировали бы потери, и лучше бы упорство, которое они сейчас демонстрируют, использовали бы для защиты нового равновесного курса тенге. Все бы, как говорится, «выдохнули». Это нейтрализовало бы и массовые на сегодняшний момент девальвационные ожидания, которые, несмотря ни на что, присутствуют в обществе. Это могло бы и решить проблему с ликвидностью. Так как сейчас ситуация еще и осложняется тем, что Национальный банк, пытаясь снизить поток тенге, который уходит на валютный рынок, сжимает ликвидность для банков. Следующий этап, если ситуация будет развиваться по данному сценарию, – это банковский кризис в связи с нехваткой ликвидности. Уже сейчас говорят, что есть осложнения при расчетах юридических лиц, так как не хватает тенговой ликвидности. Если же избрать сценарий, о котором я говорил, то пошла бы обратная конвертация валюты в тенге. В полную силу бы заработали те меры, о которых говорится в совместном заявлении правительства и Национального банка о стимулировании тенговых сбережений.

- То есть меры по дедолларизации…

- Да. Они бы тогда дали полноценный эффект. А экономика начала бы адаптироваться к новому уровню. Безусловно, были бы потери. Но начался бы новый инвестиционный процесс, и мы не теряли бы тот промышленный потенциал, который был создан за предыдущие годы. Поэтому еще раз подчеркну, что это мое личное мнение, а не организации, в которой я работаю, но я считаю, что ситуация требует принятия незамедлительных мер. Потому что отрицать очевидное, сложившийся курс и диспаритет между тенге и рублем - это просто нелепо. Более того, по моему мнению, это объективно неизбежный процесс, и будет очень обидно, если девальвацию все равно придется провести, но уже после череды упорных заявлений о полном отсутствии предпосылок для девальвации. Это еще больше снизит доверие к монетарным регуляторам, к заявлениям которых и сейчас не слишком много доверия...

- Основным фактором который влияет на ситуацию с рублем является цена на нефть…

- Цена на нефть и внешнеполитическая ситуация. Судя по тому, как развивается ситуация в текущем году, я думаю, не исключается сценарий, что через два-три месяца российские банки отключат от SWIFT. Поэтому скажем дипломатично, доверие к российской экономике по крайней мере в 2015 году невысокое. Это подразумевает отток капитала, а значит высокий спрос на валюту и выход из рублевых активов. И естественно цена нефть.

- Для России понятно, а для Казахстана…

- У нас Единое экономическое пространство, его не то что нельзя недооценивать, это сейчас вопрос номер один повестки дня. Национальная палата призвала к введению временных торговых ограничений на отдельные позиции чувствительных для нас товарных групп. По которым действительно, в связи с девальвацией рубля, может сложиться критическая ситуация. При чем мы, хочу это особенно подчеркнуть, отчетливо и ясно понимаем, что ситуацию нельзя политизировать. Случился форс-мажор.

- То есть это не проблема того, что Казахстан и Россия находятся в едином экономическом пространстве, а проблема того что произошел форс-мажор…

- Поймите правильно. В долгосрочной перспективе никто не подвергает сомнению необходимость Таможенного союза и единого экономического пространства. Мы и раньше и сейчас жестко интегрированы. Но сейчас в экономике России случился форс-мажор. Отрицать это нельзя. Если бы мы не были в таможенном союзе, то как бы мы поступили? Как любая другая страна компенсировали бы девальвацию российской валюты, которая привела к снижению стоимости российских товаров, введением каких-то дополнительных акцизов, таможенных сборов, пошлин. Сейчас мы не можем этого сделать. Но есть статья 29 договора о Евразийском экономическом союзе, которая дает право государствам-членам применять ограничения во взаимной торговле в ряде случаев, в том числе если такие ограничения необходимы для обеспечения экономической безопасности члена ЕАЭС. Сейчас, на мой взгляд, как раз такой случай. Поэтому логично было бы временно на какой-то срок, допустим 6 месяцев ввести ограничения по наиболее чувствительным 10-15 позициям, это как мы сейчас уже знаем автомобили, пищевая продукция, стеклотара, аккумуляторы, трансформаторы, мясо птицы, ряд пищевых продуктов.

- То есть то что производится в Казахстане. А на сколько технически реально это выполнимо, учитывая протяженность российско-казахстанской границы…

- Я считаю, что даже введение временных торговых ограничений вряд ли сможет в одиночку защитить наш рынок. В любом случае девальвация необходима. Нужен комплекс мер. Включающий и девальвация и введение особых режимов по тем позициям, о которых мы только что говорили. В полноценную эффективность только торговых ограничений я не верю. Кроме того архинеобходимо помимо первых двух названных мер актуализировать нашу промышленную политику, которая не должна ограничиться ГПФИИР. С учетом остроты момента, необходима реализация антикризисных отраслевых программ импортозамещения, введены новые или ускорена реализация старых инструментов поддержки отечественных товаропроизводителей.

- Что вы под этим подразумеваете?

- Очень простой пример. Если мы находимся в едином экономическом пространстве и просим наши отрасли конкурировать с российскими и белорусскими отраслями то тогда мы должны им оказывать как минимум адекватный уровень поддержки. Если вы возьмете тот же автопром и сделаете простую таблицу, где в одном столбце будут меры господдержки автопрома в Казахстане, а в другой в России, то вы увидите, что господдержки в Казахстане практически не существует. Или, например, мы много говорим про АПК. Феномен неодолимой конкурентоспособности по цене белорусских товаров заключается в первую очередь в уровне их господдержки. Поскольку, каким бы вы суперэффективным производителем не были в Казахстане, конкурировать с продукцией, которая на 50% субсидируется практически невозможно. Поэтому, я считаю, что при разработке и реализации промышленной политики в условиях ЕАЭС необходим постоянный и точный мониторинг и сопоставление мер поддержки, как товарных позиций, так и отраслей. Тогда можно иметь шансы, что наши предприниматели успешно смогут конкурировать и иметь шанс победить в этой конкуренции. Еще один достаточно очевидный фактор, о котором говорят многие экономисты и который не очень любят замечать в правительстве. Есть теоретически извечный спор между идеологией свободной торговли и протекционизмом. Теоретически общепринято, что свободная торговля – это конкуренция, это рост экономического благосостояния. С другой стороны, если посмотреть на практике, то, как правило, есть одна зрелая отрасль, в которой есть мощные игроки , большие активы и опыт, кадровый потенциал, технологии, и есть только нарождающаяся отрасль. Возьмем тот же наш любимый автопром, и сравним российский и казахстанский. Который появился 3-5 лет, назад, абсолютно хрупкий. Никаких традиций, базы, но есть абсолютно здоровые амбиции… И как можно говорить, что они сразу начнут на равных конкурировать друг с другом? В результате из России в Казахстан в последние 3 месяца было поставлено около 60 тыс автомобилей, а из Казахстан в Россию – два.

- Последние месяцы вряд ли показательны, поскольку такой рост – это результат курсовой разницы…

- Да конечно это оказало влияние. Но я говорю о другом. Просто посмотрите на уровень поддержки и текущее состояние. Это все равно, что боксера новичка выпустить на ринг, пусть не против чемпиона мира, но серьезного, состоявшегося мастера. Результат же будет предсказуем. И здесь наверное надо обратиться к опыту Южной Кореи и Японии. Где был жесткий протекционизм, но не по схеме Латинской Америки. Компании и отрасли взращивали не ради лишь импортозамещения, а с жестким прицелом на экспорт. Им были поставлены очень понятные и четкие целевые индикаторы. То есть если их поддерживают, то от них требуют адекватного роста производительности, конкурентоспособности. А не так что им помогают по факту того, что они просто есть. А с развитием и достижением определенных индикаторов, по мере обретения конкурентоспособности, скажем так, наращивания мускулов, этот уровень поддержки понижается. У нас есть такие примеры. Это отрасль птицеводства. Которая наверное является на сегодняшний момент одной из самых развитых отраслей АПК. Ее взрывной рост связан, прежде всего, с системой госсубсидий. На сегодня госсубсидии в птицеводстве составляют 100 и более процентов прибыли предприятий. Если бы их не было, они были бы в убытках. Далее, безусловно сохраняя весь инструментарий промышленной политики, перед ними стоит ставить уже другие задачи – по росту конкурентоспособности. Почему я привел этот пример? Потому что сигнал очень хороший. Чему учит экономическая теория? Субъекты рынка реагируют на сигналы. Так и в этом случае. Был дан сигнал, в него поверили субъекты рынка, и пошли реальные инвестиции.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Рахим Ошакбаев НПП девальвация рубля

20.01.2015 • 11:04 11825

Loading...