USD
423.41₸ ↑
+1.830
EUR
496.91₸ ↑
+0.080
RUB
5.57₸ ↑
+0.040
BRENT
41.94$ ↑
+0.050
BTC
10484.26$ ↑
+0.000
ETH
339.50$ ↓
-0.008
LTC
44.48$ ↑
+0.008
ГлавнаяБизнесТой-бизнес: спрос диктует артистам контент

Той-бизнес: спрос диктует артистам контент

Почему в отечественном шоу-бизнесе прошла мода на дорогие клипы и не востребован авторский контент

Для казахстанских исполнителей производство одной композиции под ключ – мелодия, текст, сведение, аранжировка и mastering трека – доходит до $5 тыс. Услуги имиджмейкеров и фотосессии – в пределах $2-3 тыс. Создание музыкального видеоклипа, если исполнители работают с популярными режиссерами, – от $10 000 и выше.

Мода у отечественных артистов на дорогие клипы от именитых режиссеров действительно прошла, считает Алуа Конарова, продюсер Rin’Go, Renzo, Ayanat и «Асылтас Аяп». Музыкальный видеоролик сегодня можно снять и за небольшие деньги. Главное – это креативность и концептуальность сценария, который чаще всего и предлагают молодые начинающие режиссеры. Стоимость работы в студии для начинающих групп, кстати, тоже может быть символической. Как отмечает Денис Карлос Балакирев – лидер, солист и продюсер группы Komancheros, – в Казахстане цена на одну сессию в студии может быть договорной, если группу и ее владельца связывают дружеские отношения.

«Стоимость одной сессии в студии может варьироваться в пределах $100-200 в час. Качественные инструменты каждый член команды приобретает за свой счет. Допустим, хорошая гитара может стоить от $2000, а барабанная установка –еще дороже. Но именно хорошие инструменты обеспечивают качественный звук, и это индивидуальная ответственность музыканта. Из-за того, что у гитариста дорогие струны, он играть не перестанет. Музыкант инвестирует в себя, думая о том, окупятся ли его затраты, в последнюю очередь», – говорит Денис Карлос Балакирев.

Отдельным бюджетом в статье расходов является интернет-продвижение, включающее работу SMM-специалиста со страницами в социальных сетях и таргетинговую рекламу. Сумма вложений здесь варьируется в пределах $25-30 тыс.

Бюджет на продвижение исполнителя или группы в Казахстане зависит от их собственных амбиций и возможностей. Кому-то мало и нескольких десятков тысяч долларов, а кому-то и 3-5 млн тенге достаточно. Например, если у рок-группы получилось записать авторскую композицию, снять интересный и концептуальный клип, то есть шанс, что местные телеканалы и радиостанции запустят его в ротацию бесплатно. При этом музыкальные команды чаще всего обходятся без продюсера, продвигая свое творчество в интернете.

«Если артист по-настоящему талантлив, умеет генерировать творческие идеи, и в то же время имеет правильное видение своей аудитории, обладает административно-организационными навыками, у него развита бизнес-жилка и он держит в голове хорошо продуманную стратегию развития своего продвижения, то почему бы не совмещать продюсирование и творчество? Но это очень редкое явление, когда в одном человеке сочетаются все эти качества. Например, рэперам, если они талантливы, достаточно продвижения в формате digital marketing, и здесь действительно не нужны связи и продюсер. Если ими заинтересовывается заказчик, то они имеют постоянный доход. И не только от концертов. Сейчас прибыль поступает еще и от дистрибуции песен в интернете. Подобная монетизация творчества гораздо выгоднее, чем глухое ожидание, когда наладится концертная деятельность. Некоторым особо полюбившимся рэперам или рок-музыкантам дистрибуторы выплачивают неплохие проценты за полноценный альбом. Но угадать, что сегодня интересно публике, очень сложно», – отмечает Алуа Конарова.

Скачивание треков казахстанских исполнителей стало платным не сразу. За весь период освоения продаж альбомов во Всемирной сети артисты периодически поднимали вопрос о защите авторских прав и реальных суммах с продаж песен. На сегодня процессы более-менее налажены, но привычка скачивать треки бесплатно все еще распространена. Также, пусть и пассивно, но весьма ощутимо для заработков артистов, развивается пиратство. Как призналась Алуа Конарова, некоторые треки ее подопечных продаются на базарах и пользуются спросом. При этом ни о каких отчислениях с продаж даже не идет и речи. «Радует другое: отечественный меломан теперь хочет иметь в своем плей-листе максимально качественный продукт. Все чаще казахстанцы предпочитают заплатить доллар за трек, чем скачивать бесплатно на пиратских интернет-ресурсах или покупать на дисках на барахолках», – отмечает продюсер.

6dc483b83b9f9fbdcac8fc1e426.jpg
Отечественная перспектива

Гонорары для инструментальных групп варьируются до $2-3 тыс. Но финансовая часть, как признаются музыканты, в решении собрать группу, – не самая главная. Для кого-то музыка – это хобби, и они, имея официальную работу, выступают в клубах, на фестивалях и семейных праздниках. Но для некоторых групп именно той-бизнес, который на сегодня составляет около 90% рынка, является основным заработком. Спрос на авторский контент не превышает 10%. Поэтому на особую продаваемость рок-, R&B- и андерграунд-композиций сами музыканты не рассчитывают.

«Прежде всего, артист должен определить свою аудиторию. Если его устраивает той-бизнес, он создает соответствующий контент и, как правило, знакомится с ведущими. Есть артисты, обычно альтернативных популярной музыке жанров, которым важна самореализация. Их путь роста и становления непрост и небыстр. Они не выпускают альбомы в массовом масштабе и очень тщательно собирают контент для альбома. У таких музыкантов есть чистота и преданность искусству, где их отношение к творчеству – это концептуальность, индивидуальность и интеллект выпускаемого контента. И я за такую музыку», – говорит продюсер популярных групп Rin’Go, Renzo, Ayanat и «Асылтас Аяп».

«Той-бизнес – это востребованное в нашей казахстанской entertainment-сфере направление. Публика очень сложно воспринимает новую музыку, и если речь идет, например, о рок-направлении, то продвигать его очень непросто. Рок-команда может снимать клипы, но это даст местечковую известность. Многие отечественные группы предлагают аудитории качественный, интересный и талантливый контент, но зарабатывать на своем авторском материале получается у единиц. Возможно, это удалось казахстанскому исполнителю Moldanazar. Komancheros сегодня работает над собственным альбомом, планирует снимать клип и запускать его в ротацию на музыкальных каналах, а песни – на радиостанциях. Но это будет рок-музыка. А вот кому она нужна в Казахстане – это уже другой вопрос. У нас слишком маленький рынок для продвижения композиций подобного жанра. Даже если посчитать по количеству казахстанцев – 18 млн человек, – какой процент из них по-настоящему является ценителем рока? И сколько из них готовы платить за качественный авторский контент, ориентируясь на свой музыкальный вкус?» – говорит лидер группы Komancheros.

Забугорная перспектива

Музыкантам и артистам с авторским контентом, уникальными вокальными данными и харизмой продюсеры рекомендуют выходить на зарубежные концертные площадки: в Китае, России, США и странах Европы. В Казахстане, кроме того, что сам рынок шоу-бизнеса небольшой, еще и слабо развита концертная инфраструктура. То есть если артист вкладывает собственные деньги в сольные концерты в Казахстане, то он в лучшем случае всего лишь возвращает инвестиции или выходит в ноль. Но чаще всего расходы превышают доходы. Лучше всего развиваться, если у артистов получается заинтересовать своим творчеством публику за пределами страны. У таких групп и исполнителей есть шанс, что их услышат и полюбят миллионы и, соответственно, появится возможность зарабатывать деньги.

Стоит отметить, что сегодня есть спрос на артистов с азиатской внешностью и восточным колоритом. Например, российские дистрибьюторы не скрывают своей заинтересованности в казахстанских артистах и предлагают сотрудничество. По наблюдениям Алуы Конаровой, отечественные исполнители талантливее многих российских коллег, а плотный гастрольный график у таких музыкантов, как Назима, Jah Khalib и Скриптонит, это лишний раз подтверждает.

«Мне, как продюсеру, в принципе для продвижения интересны страны Юго-Восточной Азии. Я уже год веду переговоры с телепродюсерами, но это все непросто. Их контракты на 60 страницах включают достаточно жесткие условиями для артистов. В прошлом году я была на грани подписания соглашения с зарубежной продакшн-студией, чтобы развивать группу Renzo. Но мне стало жалко своих подопечных, потому что меня испугало большое количество ограничений. Например, стало бы невозможным развитие в собственной стране, а также было поставлено условие исполнения песен на китайском языке», – говорит Алуа Конарова.

«Россия для продвижения группы с авторским контентом, как у Komancheros, открывает больше перспектив. Во-первых, и рынок больше, и концертная инфраструктура более развита. Но уехать в Россию и ждать бешеных гонораров тоже не стоит. Изначально будут одни вложения, которые не факт, что окупятся. Российский шоу-бизнес – как лотерея: либо повезло, либо нет. Если выпустить качественный и талантливый альбом, то музыкантов, в каком бы они жанре ни выступали, заметят. Например, такие новые успешные российские исполнители, как Монеточка и некоторые рэперы, раскрутились без продюсеров, с помощью интернета. Конечно, можно подписать контракт с продюсером, и это выбор каждого. Хотя на сегодня достаточно известны все пути, рычаги и механизмы раскрутки, которые можно освоить артисту самостоятельно и взять продвижение в свои руки, а интернет нам всем в помощь», – говорит лидер группы Komancheros.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: