Зачем носочная фабрика Шымкента привлекла технолога из Nike
АВТОР

22.01.2019 • 09:00 3310

Выбор редакции

Зачем носочная фабрика Шымкента привлекла технолога из Nike

Нурсултан Балабиев рассказал «Капитал.kz» о том, как запустить такое производство, какие сложности возникают и где взять инвестиции

Идея запустить носочно-чулочное производство в Шымкенте пришла Нурсултану Балабиеву в начале 2015 года. Идею он вынашивал полгода, изучал рынок, заходил на местные базары и внимательно рассматривал носки. Он вспоминает, что на тот момент на казахстанском рынке не было крупных производителей носков и тем более чулок. И, посоветовавшись с родными, принял решение реализовать свою идею.

«Фабрику по производству носков и чулок запустили в декабре 2015 года в специальной экономической зоне «Онтустiк». Размещение в СЭЗ дало нам очень много преимуществ. Акимат Шымкента для строительства фабрики предоставил нам земельный участок. К тому же то сырье, которое мы используем для производства носочно-чулочной продукции, не облагается таможенными пошлинами. Также у нас есть льготы по определенным налогам. Коммунальные платежи в СЭЗ «Онтустiк» также ниже по сравнению со стандартной локацией», – рассказывает основатель фабрики «Алем-БТ» Нурсултан Балабиев.

Для запуска завода потребовалось 2 млрд тенге (на тот момент $10 млн). За помощью в финансировании предприниматель обратился в ФРП «Даму». «На заемные средства мы приобрели в Южной Корее вязальные станки, роторные машины для влажно-тепловой обработки и другое оборудование. Южная Корея была выбрана неспроста. Дело в том, что корейские носки считаются самыми качественными в мире. Изначально мы изучали казахстанский рынок швейного оборудования, но у нас в стране на тот момент еще не было производителей швейного оборудования. На приобретение пряжи, красители пряжи, маркетинг мы потратили порядка $2 млн собственных средств», – делится он.

Технологический затор

Одна из трудностей, с которой столкнулся предприниматель, – отсутствие технологов для работы на оборудовании.

«Когда оборудование в Южной Корее было приобретено, никто из казахстанских технологов не знал, как им пользоваться. Нам пришлось пригласить южнокорейских технологов, которые обучили наших специалистов. Их гонорар составил около $3 тыс. Несмотря на то, что оборудование работает по заранее заданному алгоритму, в случае каких-то сбоев технологи должны были грамотно среагировать на форс-мажорную ситуацию», – отмечает Нурсултан Балабиев.

Одновременно он подчеркивает, что каждый предприниматель, запуская носочно-чулочную фабрику, должен быть готов к браку. По словам собеседника, первые 3-4 месяца около 10% его продукции было браком. «С такой ситуацией сталкиваются практически все производители, это нормально. В целом же вполне оптимально, если у производителя носков из всего оборота выходит лишь 1% брака», – отмечает он.

97017b1ea18f6522d0a54eb3bf0.jpg

Чулки не пошли

Фабрика постепенно отказывается от производства чулок. «При запуске предприятия чулки занимали чуть более 10% от всего объема производства. Они так же, как и носки, изготавливались из хлопка и полиэстера. Теперь же мы постепенно уходим от этого направления, потому что чулки не пользуются таким спросом, как носки», – делится Нурсултан Балабиев.

Окрашивание на месте

В производстве носков и чулок используются натуральные волокна. «Мы достаточно долго прорабатывали структуру носка. И, посоветовавшись с экспертами, решили использовать в своем производстве хлопок, шерсть, шелк, бамбук и модал. Эти материалы обеспечивают хорошую гигроскопичность, они не аллергенны, устойчивы к влаге. Шерсть имеет уникальную структуру, за счет этого носки с ее содержанием удерживают тепло. Бамбук удивителен тем, что он обеспечивает прохладу», – отмечает Нурсултан Балабиев.

Сейчас фабрика производит около 800 тыс. пар носков в месяц. В основном на 80% носок состоит из хлопка, на 20% – из полиэстера. Хлопковую пряжу привозят из Турции, Узбекистана, Китая. «Когда последние несколько лет курс доллара сильно колебался, то мы стали подумывать о поиске поставщика пряжи в Казахстане. Недавно в Шымкенте была запущена фабрика по выпуску пряжи. Но цена местной пряжи оказалась выше зарубежной. Полиэстер приобретаем в Китае и Корее. Кстати, наша компания вышла на точку безубыточности только через 1,5-2 года после запуска производства, в середине 2018 года мы вышли в прибыль», – рассказывает собеседник.

Изначально пряжа закупается бесцветного цвета. Ее окрашивают в нужный цвет уже на фабрике. «Если бы мы приобретали пряжу определенного цвета, то наши носки стоили бы на 150% дороже. Мы же стараемся удерживать цену реализации носков на приемлемом уровне: от 80 до 300 тенге. На сегодня рынок Казахстана перенасыщен носками турецкого и китайского производства, и было время, когда крупные оптовые покупатели не доверяли носкам Made in Kazakhstan. Но мы смогли перешагнуть грань недоверия и поставили реализацию нашей чулочно-носочной продукции на поток. Многие интересуются, почему наши носки не продаются в крупных торговых центрах. Знаете, мы осознанно отказываемся работать с ТЦ, потому что они ощутимо завышают цену реализации носков, даже более чем на 50%», – отмечает Нурсултан Балабиев.

f4175fe2cc66181f173e2d40e12.jpg

Причем тут Nike?

Собеседник рассказывает, что в настоящее время ведутся переговоры с мировым гигантом Nike. «Мы сами вышли на эту компанию, встретились с представителями Nike в Милане. У нас были переговоры с их технологом по проработке технологии производства и лекал носков. Гонорар технолога из Nike составил порядка 3 тыс. евро – это очень доступный ценник. Мы решили инициировать эти переговоры, потому что в будущем планируем выйти на европейский рынок. Дело в том, что в Европе другие стандарты по носкам и, соответственно, спрос на них. Европейские мужчины в отличие от казахстанских предпочитают более удлиненные носки – почти до колена. Ведь в определенной части Европы нет таких морозов, как, например, в Астане. И поэтому в длинных носках в холодное время года европейцам тепло. В Казахстане же последний год более востребованы низкие носки, едва выглядывающие из-под обуви. И к тому же представители Nike дали нам советы по оборудованию, сколько игл должно быть встроено в швейное оборудование при пошиве носков для рынка США, Европы. Чем больше игл, тем плотнее выходит носок», – рассказывает он.

В настоящее время фабрика реализует свою продукцию во всех крупных городах Казахстана и даже вышла на рынок России. «Около 25% выпущенной продукции поставляется на рынок Новосибирска. Сейчас мы налаживаем сеть дистрибуции, чтобы наши носки были доступны также и в крупных торговых центрах Казахстана», – делится Нурсултан Балабиев.

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

текстильная индустрия производство носков Нурсултан Балабиев Алем-БТ

22.01.2019 • 09:00 3310

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Зачем носочная фабрика Шымкента привлекла технолога из Nike
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика