Иван Шестаков: Мы не собираемся заставлять всех платить
АВТОР

03.08.2016 • 09:03 3489

Иван Шестаков: Мы не собираемся заставлять всех платить

Директор по маркетингу онлайн-кинотеатра MEGOGO о пиратстве, нейросетях и переговорах с сотовыми операторами

Глядя на то, как сегодня развивается видеосервис MEGOGO, сразу и не скажешь, что еще в 2011 году нескольким молодым разработчикам из Украины пришлось объяснять правообладателям, что в странах с 95%-ным уровнем пиратства в сети все-таки можно запустить видеосервис с легальным контентом. Сегодня MEGOGO это 48 млн уникальных пользователей ежемесячно; порядка 80 тыс. единиц видео; трансляция международных телеканалов и интерактивных жанровых каналов; доступность сервиса на всех устройствах. Компания не просто активно развивается на рынке, но еще и внедряет различные «фишки», например, компьютерное зрение и нейросети. Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz в беседе с директором по маркетингу онлайн-кинотеатра MEGOGO Иваном Шестаковым узнал, как компания прививала зрителям культуру оплаты фильмов и зачем компания тестирует рекламу, разработанную с помощью компьютерного зрения и нейронных сетей.

- Когда вы только зашли на рынок и предложили пользователям смотреть кино легально, это было достаточно необычно, ведь все привыкли смотреть кино либо в обычном кинотеатре, либо скачивать «пиратку». Скажите, насколько легко было привить культуру платить за фильмы и как вас воспринял рынок?

- Мы запустили сервис в 2011 году, и, как уже сейчас понимаем, для индустрии это было поздно. К тому времени пиратские ресурсы приучили пользователей к тому, что фильмы это нечто бесплатное. Потому, конечно, легальный сервис был воспринят пользователями с определенным скепсисом. Безусловно, пираты, которые во всех странах зачастую были так или иначе связаны с телекомбизнесом или даже околоправительственными персонами, активно нам противодействовали. Прогнозы рынка были, мягко говоря, пессимистичными. Но мы знали, что рано или поздно медийный рынок начнет упорядочиваться, потому упорно работали в этом направлении. Мы не только закупали фильмы и строили максимально удобную услугу, но также массу усилий тратили на выстраивание отношений с другими участника рынка и с правительственными институтами. Четыре года было потрачено и на то, чтобы вырастить совершенно новый пласт пользователей - платящую аудиторию. И сейчас мы уже наблюдаем за эволюционными изменениями в структуре интернет-аудитории - платящие пользователи растут от месяца к месяцу. В отдельных регионах месячный прирост продаж составляет порядка 30%. Конечно, до зрелости легальному рынку все еще далеко, и мы продолжаем развивать библиотеку, внедрять новые контентные услуги и развивать нашу инфраструктуру. Мы не собираемся заставлять всех платить. Львиную долю усилий мы прикладываем к развитию бесплатной, но во всех смыслах более качественной модели потребления видео.

- Не является ли пиратство вашим основным сдерживающим фактором роста?

- Основной сдерживающий фактор роста нашего бизнеса, как ни странно, не пиратство. Скорее это коррупция на всех уровнях и низкая инвестиционная привлекательность медиаотрасли. Если проще, то пиратство не может развиваться в странах, где ему не будут покровительствовать влиятельные органы и персоны. Само по себе пиратство ничем, по сути, не отличается от, скажем, контрабанды или рейдерства. Схема очень похожа - способствует обогащению отдельных лиц за счет неуплаты налогов и реализации краденого. Ни государство, ни граждане не получают никакой выгоды, кроме мнимой. Я всегда привожу простой пример - посмотрел «экранку» дома, а не в кинотеатре - появилась еще одна яма на дороге возле твоего дома, на которую нет денег, чтобы отремонтировать. Конечно, обычные граждане воспринимают подобные примеры с негодованием, мол, «денег нет платить еще и за фильмы» или «мы не крадем, что плохого, что мы просто смотрим» и прочее. И ведь все верно говорят, не поспоришь. А смотреть на два шага вперед никто от зрителя требовать не вправе. Это задача государства - воспитание гражданской позиции у нации, создание привычки честности и нетерпимости к коррупционным схемам.

Я ни в коем случае не хочу жаловаться или обвинять кого-либо. Наша задача проста - продолжать работать и делать отличный сервис. А каждая отдельная страна сама разберется со своей внутренней политикой - это обязательно произойдет, а мы уже будем готовы к этому. Потому в данном случае мы стараемся играть на опережение и, по возможности, помогать локальным медиа.

- Если говорить об онлайн-кинотеатрах в целом, то ваш основной конкурент - это торренты и файлообменники или традиционные офлайн-кинотеатры?

- Мы не конкурируем с офлайн-кинотеатрами в принципе. Об этом позаботились сами правообладатели и студии. Основной заработок на фильме – кинотеатральный прокат. Интернет и телевидение – это уже вторично, денег тут меньше, и потому сам процесс продажи прав предусматривает достаточно длительный период времени со дня премьеры в кинотеатрах и до открытия права показа в интернете. В среднем это два-пять месяцев. Потому все новые фильмы – в кинотеатре, а если не успел или хочешь посмотреть еще раз – немного позже уже в интернете.

Что же касается пиратских ресурсов, то да, мы конкурируем за внимание пользователей в интернете, но не в Smart TV и мобильных устройствах, где сами производители этих устройств следят за тем, чтобы не было пиратских сервисов. Благо на текущий момент наша основная аудитория перетекает из web именно в устройства. По объему трафика, отданного пользователям нашей платформы, порядка 80% приходится как раз на такие устройства.

- А как устанавливается тариф на платные материалы? Есть ли разница по ценам в зависимости от той или иной страны?

- Цены на большинство фильмов фиксируются в контрактах с правообладателями. Практически у всех правообладателей на удивление консолидированная позиция по этому вопросу. В ходе переговоров мы можем влиять на конечную цену и снижать ее, но это процесс длительный и не слишком результативный. Крупные студии глобально придерживаются такой же позиции, что и мы: контент не должен быть полностью бесплатным или стоить дорого, потому они скорее готовы ждать улучшения экономической ситуации в регионах, чем снижать цены. Для нас же это критично, потому мы стараемся сделать все возможное для снижения розничных цен. Потому какие-то позиции нам приходится продавать себе в убыток для привлечения аудитории, тем не менее во все большем количестве контрактов нам удается значительно снизить конечную цену единицы контента, показывая экономическую эффективность от такого снижения и положительного влияния на локальную отрасль в целом.

- Сколько сейчас людей пользуются транзакционной моделью, т. е. платят за доступ к контенту? Какой процент от аудитории принадлежит Казахстану?

- Казахстан занимает 3-е место в структуре пользователей нашей платформы, уступая России и Украине, и занимает долю в 6% от всей аудитории сервиса. Но эти 6% пользователей генерируют 13% всех платных транзакций MEGOGO. Таким образом, можно смело утверждать, что казахстанцы более охотно платят за контент, чем россияне и украинцы.

9399ee0b0fd368bec274f0a0217.JPG

- Насколько я знаю, вы стараетесь большое количество прав покупать на «рекламную модель». Насколько она оправдывает себя?

- Рекламная модель как самостоятельный бизнес несостоятельна. Но она нужна для поддержания интереса аудитории и привлечения новых пользователей. Полностью платная модель, конечно, хорошо для бизнес-планирования, но тоже неэффективно работает. Наибольшей популярностью пользуется тот сервис, который предлагает как платную, так и бесплатную библиотеки. Таким образом, благодаря огромной условно-бесплатной (рекламной) аудитории у платной модели есть постоянный рост покупок, а благодаря грамотному миксу платного и бесплатного контента у сервиса есть средства для покупки все более интересных пользователям новинок и просто хорошего кино.

- Получив права на контент, вы можете полностью решать, как им распорядиться – брать деньги за доступ либо показывать рекламу?

- В какой модели будет фильм - платной, подписной или бесплатной - решает правообладатель. Если нам удается купить библиотеку фильмов со всеми видами прав, то, скорее всего, мы разместим ее в бесплатном каталоге. Но чаще всего у нас в контрактах зафиксированы сроки, в какие каждая модель становится доступной для пользователя. В общем случае сначала открывается поштучная продажа, потом через какое-то время этот фильм попадает в месячную подписку, а уже совсем позже – в бесплатный каталог.

- Как вы решаете, какой именно контент окупит себя? Вы ведь не можете купить весь платный контент, это дорого…

- Фильмы мы отбираем еще на моменте производства. Наши закупщики посещают все мировые кинорынки и чаще всего покупают по минимальной цене фильмы, которые выйдут в прокат через полгода или год. Ориентируемся на режиссера, актерский состав, бюджет и сценарий. У нас за плечами пятилетний опыт работы с аудиторией, и мы знаем, что будет популярно, а что нет. Поэтому покупаем в первую очередь лучшие фильмы, но и оставляем себе возможность постоянно экспериментировать. Весь контент покупать и не требуется. Наша цель проста – чтобы каждому пользователю было что посмотреть пару раз в неделю.

- Нет ли в планах возможности наладить работу с операторами мобильной связи? Как будете осуществлять такое сотрудничество?

- Практически в каждой стране у нас уже есть по одному или больше проектов с мобильными операторами. В разных странах разные проекты. Где-то подписки MEGOGO интегрированы в тарифы мобильных операторов, где-то – бесплатный мобильный трафик на наши ресурсы для просмотра ТВ и видео. В Казахстане мы тоже ведем переговоры с игроками рынка. Помимо того, что мы ведем переговоры с рядом операторов, у нас уже запущен проект с Билайном в Казахстане. Интеграция нашего сервиса с контентом в сервис Bee TV.

- Вы недавно объявили, что тестируете рекламу, разработанную с помощью компьютерного зрения и нейронных сетей. Насколько эффективно себя покажет такая модель? Понятно, что благодаря такой рекламе вы привлечете рекламные бюджеты, но как к этому отнесутся сами пользователи? Как сделать так, чтобы такая реклама не была слишком навязчивой и не раздражала зрителя?

- Дело в том, что новый проект для персонализации и глубокого таргетирования рекламы направлен в первую очередь на снижение нагрузки на пользователей, а не на привлечение дополнительных рекламных бюджетов. Рынок еще нужно обучить работе с подобными форматами и, главное, на обработку таких рекламных форматов, показать и доказать эффективность таких форматов, дождаться следующего финансового года для выделения новых рекламных бюджетов и прочее. А пользователь же от этих инициатив выигрывает. Во-первых, реклама перестает раздражать невероятными и неуместными сообщениями. Во-вторых, так как рекламные бюджеты будут расходоваться более эффективно, количество рекламных сообщений на одного пользователя также уменьшится. В итоге все в выигрыше. Но, опять-таки, время для массового применения таких инструментов еще не пришло.

- Вы все время вносите какие-то новые фишки для пользователей. Насколько я знаю, вы решили взяться за показ прямых трансляций спортивных и культурных мероприятий, среди которых — музыкальные, кино- и театральные фестивали. Чем было продиктовано такое решение?

- Мы начали с видео по запросу (VOD). Потом, спустя два года, вывели новый продукт - ТВ. Но это все продукты, которые интересны аудитории детской (до 12 лет) и уже зрелой (28+). Перед нами же сейчас стоит задача создать группу продуктов для молодежной аудитории. И прямые трансляции как раз для такой аудитории.

- Как вы будете монетизировать процесс трансляции? Будет ли это показ рекламы блочно, то есть в перерывах между трансляциями, или после каждой сессии?

- Первые несколько масштабных проектов мы запустим бесплатно, протестируем новый формат, посмотрим на отклик. Планируем делать такие проекты часто и регулярно, и со временем наиболее масштабные думаем сделать за незначительную плату. Таким образом, когда аудитория будет готова к этому, за непосредственно просмотр прямого включения нужно будет заплатить немного денег (меньше, чем за фильм), но через пару недель записанная трансляция перейдет в рекламную модель и будет доступна совершенно бесплатно. Пока так, а дальше посмотрим.

- Нет ли у вас желания войти на рынок производства фильмов или сериалов, ведь ваша компания, как ни одна другая, знает о предпочтениях своих зрителей?

- Такой проект существует у нас уже почти два года. И даже было несколько попыток сделать свой контент. Пока что это было совместное производство сериального, фильмового и мультипликационного контента. Самостоятельно же снимать фильмы и сериалы пока не решаемся, слишком большая затратная часть и слишком высокие риски не покрыть даже расходы на производство, если реализовать эти проекты только в интернете – рекламой это не окупится, а платящая аудитория не столь значительна и отдает свои деньги охотнее за многомиллионные блокбастеры. Но с ростом привычки платить и с улучшением экономического и инвестиционного климата глобально в регионе мы точно это делать будем.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

онлайн-кинотеатр Megogo

03.08.2016 • 09:03 3489

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Иван Шестаков: Мы не собираемся заставлять всех платить
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика