Реабилитируют ли кредитный рынок в Казахстане?

Kapital.kz побеседовал с экспертами

Фото: Валерия Змейкова

Контроль над предельными ставками по кредитам – важная мера регулирования рынка и ограничения кредитной нагрузки на население, считает генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

Напомним, что на днях Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) сообщило, что совместно с Национальным банком и Ассоциацией финансистов Казахстана (АФК) намерено разработать механизм дифференциации и установления предельных ставок по различным видам заемщиков и продуктов. В настоящее время регулятор проводит анализ рынка.

По мнению Мурата Кастаева, предложенная АРРФР мера необходима для стабилизации и создания условий для роста кредитования в стране. При этом в банковском кредитовании подобный механизм уже работает.

«В регулировании и усилении контроля, на мой взгляд, нуждаются МФО и особенно те, которые выдают займы онлайн. Несмотря на введенное Нацбанком ограничение в 100% годовых, такие МФО выдают займы под ставку, которая доходит до 720% годовых, маскируя эту доходность в виде услуг и комиссий за выдачу займа, либо как комиссию за доступ в личный кабинет и т.д. Форма сокрытия такой ставки разная, но суть остается прежней – заемщик как платил 2% в день за такой заем, так и продолжает платить», – отмечает эксперт.

Именно в банковском кредитовании, по его словам, есть значительный прогресс и порядок. Это происходит благодаря конкуренции, а также тому, что БВУ сами заинтересованы создавать индивидуальные предложения для клиентов. Вместе с тем банки имеют постоянно развивающиеся скоринговые модели, анализируют большие данные из тысяч источников и обладают довольно обширной информацией на каждого заемщика, добавляет генеральный директор DAMU Capital Management.

«Мое опасение лишь в том, чтобы регуляторы в лице АРРФР и Нацбанка не слишком увлеклись в своем желании навести порядок и чрезмерно не ужесточили регулирование добросовестных кредиторов. В наведении порядка и ограничении предельных ставок нуждается именно сегмент микрокредитования, включая ломбарды, и особенно – сфера онлайн-кредитования», – подчеркивает Мурат Кастаев.

Другое дело, что небольшие МФО могут не иметь серьезных скоринговых и аналитических мощностей и не будут готовы к подобным мерам по технологическим причинам, поясняет он. Однако это вопрос переговоров с регуляторами и постепенного внедрения ограничений.

Независимый эксперт по банковским вопросам Нуржан Биякаев также видит необходимость в разработке вышеуказанных механизмов по предельным ставкам. Он полагает, что если бы Казахстан пришел к этому раньше, удалось бы смягчить напряженную ситуацию в финансовом секторе.

Пока у нас в законодательстве установлен только предел годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ) – не более 56% – без ранжирования и категории займов, однако за последние годы это не показало какой-либо положительной динамики, замечает эксперт.

«Кроме того, я полагаю, что отечественные банки даже несмотря на конкуренцию, имеют в какой-то степени ценовой сговор по своим продуктам. Мы видим сегодня, как потребительские беззалоговые кредиты неблагоприятно отражаются как на качестве ссудного портфеля, так и на самих заемщиках», – говорит Нуржан Биякаев.

По его мнению, дифференциация ставок предоставит более открытый доступ к финансовым ресурсам на базе кредитной истории, вместе с тем она не допустит повального «беспорядка», как наблюдалось ранее.

На взгляд эксперта, банковское сообщество с технической точки зрения подготовлено к механизму дифференциации. Однако с психологической – финансовые институты могут с ним не согласиться. Очевидно, если такие меры будут «спущены» в законодательном порядке, то другого выбора у них не окажется, отмечает Нуржан Биякаев. При этом он обратил внимание на другой вопрос: как поведет себя в данном случае Нацбанк, опираясь на базовую ставку.

«Сейчас предельная кредитная ставка банков едина для всех независимо от уровня дохода, я считаю, что это неправильно. В свою очередь дифференциация позволит заемщикам более добросовестно обслуживать кредит. В будущем это задисциплинирует заемщиков и может даже предотвратить иждивенческие настроения», – убежден эксперт.

Кроме того, Нуржан Биякаев не исключает, что у заемщиков из категории социально-уязвимых слоев населения, которые сегодня не проходят по условиям кредитования, появится возможность снова обращаться в банк или МФО. Тогда как МФО смогут устанавливать такую ставку, которую клиент реально в состоянии будет обслужить.

Первый заместитель председателя Совета Ассоциации финансистов Казахстана Ирина Кушнарева в разговоре с корреспондентом «Капитал.kz» сообщила, что окончательное решение по данному вопросу будет приниматься по результатам анализа рынка кредитования БВУ и МФО. «Мы рассчитываем, что при принятии решения будет учтено мнение участников рынка», – обозначила она.

При этом зампред АФК пояснила, что в международной практике еще не было примеров внедрения нескольких предельных ставок по видам кредита или типам заемщика.

«По аналогии с зарубежными рынками, в Казахстане закреплена предельная годовая эффективная ставка (ГЭСВ), поэтому дополнительная дифференциация ставок по кредитам, выдаваемым банками, выглядит излишней», – заметила она.

На казахстанском рынке ставки вознаграждения банков формируются исходя из текущих рыночных условий, стоимости фондирования (в основном вознаграждения по привлекаемым депозитам физических и юридических лиц) и в результате свободной конкуренции частных банков за «хороших заемщиков». Любое необоснованное повышение процентных ставок одним из банков будет отрегулировано рынком – заемщики просто перейдут в другой банк, уточняет Ирина Кушнарева.

По ее словам, изменение предельных значений ГЭСВ по отдельным продуктам вызовет вопросы у потребителей финансовых услуг в части текущих ставок вознаграждения и рискам их изменения. Если банки будут вынуждены корректировать сложившиеся ставки по новым займам, возникнет арбитраж по отношению к ранее выданным займам, пояснила заместитель председателя Ассоциации финансистов.

«В то же время ограничение ставок по кредитам снизит эффект от предлагаемой регулятором «реабилитации» заемщиков, так как более рисковые займы выдаваться по неадекватно низким ставкам не будут», – замечает она.

Отметим, что Агентством по регулированию и развитию финансового рынка по поручению главы государства сейчас также разрабатывается механизм реабилитации заемщиков. Предполагается, что он позволит казахстанцам сохранить доступ к банковским продуктам.

Для эффективного функционирования любого рынка, особенно такого сложного как финансовый, административное вмешательство должно быть ограниченным и обусловленным только сохранением финансовой устойчивости (через пруденциальное регулирование) и защитой прав потребителей финансовых услуг (через предоставление потребителям всей необходимой информации о предоставляемой услуге и соблюдение их прав в соответствии с законодательством), подчеркивает Ирина Кушнарева.

Кроме того, дополнительные ограничения для жестко регулируемого банковского сектора могут сместить кредитование в менее прозрачный сектор, добавляет она.

«Что касается реабилитации, важно иметь в виду, если мы хотим развития финансового рынка, сохранения финансовой устойчивости и адекватной долговой нагрузки для заемщиков, о какой-либо разовой административной очистке кредитной истории речи быть не может», – подчеркивает зампред Совета АФК.

Чтобы заемщики, имевшие просрочку по займам, но давно погасившие ее, могли получить кредит, правильней было бы ограничить срок хранения негативной информации в кредитном бюро, полагает Ирина Кушнарева. На текущий момент такая информация хранится в базе 10 лет.

«Мы видим реабилитацию в предоставлении возможности добросовестным заемщикам, (как полностью погасившим займы, так и погасившим просроченную (90+) задолженность) через какое-то время получать новые кредиты. Но для этого заемщик должен предпринять усилия для оплаты одного или нескольких очередных платежей по графику, согласовать с банком новый график погашения, если необходимо, и выполнять свои обязательства уже по новому графику на протяжении, например, 12 месяцев. В этом случае в кредитной истории помимо сведений о допущенных просрочках появляется статус «реабилитирован», – объясняет Ирина Кушнарева.

Если реабилитация будет реализована именно так, то большая часть заемщиков получит доступ к банковским продуктам. Она уверена, что напрямую на деятельности БВУ это не скажется, так как банки оценивают риски в соответствии со своими внутренними стандартами.

В сочетании этих двух инициатив необходимо найти баланс, чтобы нововведения были полезны и для заемщиков, и для стабильности финансового рынка, резюмирует заместитель председателя Совета ассоциации финансистов Казахстана.

С ней солидарен генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев. Он считает, что если не найти решения, выгодные для всех, то заемщики, даже имеющие достаточный доход, потеряют возможность кредитоваться из-за испорченной кредитной истории, а у банков сузится база потенциальных клиентов. В то же время сохранение срока негативной информации в кредитной истории в течение 10 лет может вытолкнуть клиентов БВУ в сектор теневого, небанковского кредитования.

«Инициатива АРРФР здравая, весь вопрос в том, каким образом она будет реализована. Со стороны регулятора нужно сделать так, чтобы процедура была выгодной, в том числе для самих кредиторов в лице банков, а не выглядела как одностороннее административное давление на них, чтобы смягчить условия для заемщиков с подпорченной кредитной историей. Иначе подобное административное действие просто приведет к тому, что у БВУ ухудшатся показатели проблемных кредитов, возникнут проблемы с устойчивостью. В итоге как бы это не привело к тому, что государству снова придется кого-то спасать», – заключает Мурат Кастаев.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Читайте также