Как устранить цифровое неравенство в Центральной Азии?

По данным Всемирного банка, около половины населения ЦА не имеют доступа к интернету

Share
Share
Share
Tweet
Share
Как устранить цифровое неравенство в Центральной Азии?- Kapital.kz

По оценкам Всемирного банка, спад мировой экономики, вызванный пандемией коронавируса, составил 5,2%. Это самая глубокая рецессия за последние 80 лет, отметил в ходе онлайн-брифинга на тему «COVID-19 и цифровое неравенство в Центральной Азии» старший специалист по цифровому развитию Михаил Бунчук.

Беспрецедентное по масштабам закрытие школ, по словам эксперта, затронуло порядка 1,6 млрд детей. Вместе с тем локдауны влияют на учащихся (школьников и студентов) не только с точки зрения доступа к образованию сегодня, но и в отношении будущих доходов.

«Последствия коронакризиса будут ощущаться на многие десятилетия вперед. Даже непродолжительное закрытие школ, по нашим оценкам, обойдется нынешнему поколению в $10 трлн, в том числе в Центральной Азии – $44 млрд», – уточнила региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии Лилия Бурунчук. По ее мнению, чтобы смягчить этот удар, государствам необходимо увеличить и более точно распределить финансирование в образование. Однако в сегодняшнем бюджете стран ЦА нет возможности для дополнительных программ поддержки учащихся, находящихся в неблагоприятном положении.

Очевидно, что пандемия в большей степени ударила по тем странам, которые отставали в цифровом развитии и не успели вовремя выстроить необходимую IT-инфраструктуру. Михаил Бунчук подчеркивает, что цифровые технологии стали незримыми героями борьбы с пандемией – если бы не они, то удар по повседневной деятельности населения мог быть гораздо сильнее. Из-за того что миллиарды людей перешли в онлайн, интернет-трафик в мировом масштабе увеличился на 47%, констатирует он.

В то же время возросшая зависимость от цифровых технологий обнажила в полной мере и проблемы цифрового неравенства. До сих пор в мире около 3 млрд людей в возрасте от 10 лет и старше не имеют доступа к интернету и чтобы обеспечить полный охват до 2030 года, потребуется порядка $428 млрд. «Причем цифровой разрыв в большей степени затрагивает женщин», – дополняет Михаил Бунчук и поясняет, что в странах с низким и средним уровнем дохода вероятность отсутствия собственного мобильного телефона у женщин на 8% выше, чем у мужчин, а вероятность использования мобильного интернета или наличия собственного смартфона у женщин на 20% ниже.

Тем временем ущерб от киберпреступлений уже составляет около $6 трлн.

«После того как нагрузка на интернет возросла, в связи с ограниченной пропускной способностью сетей значительно упала и скорость доступа. Хотя есть исключения, примечательно, что среди них Узбекистан (+7,55%)», – говорит Михаил Бунчук. По Казахстану скорость широкополосной связи во время локдауна снизилась на 6,21%, в целом по миру на 6,31%.

Меры государства играют решающую роль в оптимизации поддержки граждан и бизнеса в период пандемии. «В целом усилия государства и бизнеса можно разделить на две составляющие – улучшение доступа к интернету и повышение качества для расширения спектра цифровых услуг», – объясняет представитель Всемирного банка.

При этом спикер обращает внимание, что доступ к интернету – комплексное понятие, которое включает в себя три фактора: возможность подключения, стоимость и качество. Также немаловажна и цифровая грамотность людей. «В Казахстане 15% взрослого населения признали отсутствие опыта или базовых навыков работы на компьютере и только 1% казахстанцев достигают высокого уровня в решении задач с использованием различных программ», –  замечает Михаил Бунчук.

Если не будет обеспечен качественный доступ в интернет, то остальные меры государства и бизнеса останутся малорезультативными, подчеркивает он. Вместе с тем в ЦА доступ к высокоскоростному интернету все еще ограничен и сопряжен со значительными издержками для граждан и компаний.

«Проблемы с качеством доступа хорошо иллюстрирует такой показатель, как время, требуемое на загрузку фильма в HD-качестве – это примерно 5 Гб. Здесь государства Центральной Азии отстают даже от таких постсоветских стран как Армения, Грузия или Молдова. А некоторые близки к наиболее бедным странам. Причем показательно, что уровень дохода на душу населения здесь совсем не обязателен для того, чтобы быть в лидерах. Например, грамотная политика позволила далеко не самой богатой стране Евросоюза – Румынии совершить значительный рывок в качестве доступа в интернет», – утверждает Михаил Бунчук.

Между тем около 50% населения в ЦА, по оценкам Всемирного банка, не имеют сегодня доступа в интернет, причем наиболее низкие показатели отмечаются в Таджикистане и Туркменистане. В то время как показатели охвата домохозяйств широкополосным интернетом через стационарные сети связи в регионе, исходя из данных TeleGeography, колеблются от 3,1% в Таджикистане и до 35% в Казахстане.

«Если в Казахстане и Узбекистане цены на интернет достаточно приемлемы, то Кыргызстан и Таджикистан можно назвать антилидерами по их уровню. Причем надо сделать скидку на уровень дохода в стране, который еще больше затрудняет доступ в интернет», – отмечает спикер.

Что касается второго компонента – повышения качества цифровых услуг, то понятно, что наиболее актуальными здесь являются сервисы, связанные со здравоохранением, дистанционным обучением, онлайн-платежами, а также разработки IT-компаний для работы в удаленном формате. Усилий государства может быть достаточно только на четверть от всех вышеперечисленных требований, остальное будет зависеть от инвестиций со стороны бизнеса, подчеркивает Михаил Бунчук.

При этом проблемы с доступом в Центральной Азии эксперт связывает главным образом с отсутствием реформ в данном секторе, включая сохранение значительных препятствий для входа (особенно в части подключения к международным сетям), монопольным положением государственных предприятий, отсутствием независимых органов регулирования и низким уровнем частных инвестиций.

«Реформы в телекоммуникационной сфере могут открыть большие возможности для Центральной Азии, ее жителей и экономик, − говорит Михаил Бунчук, − Расширение доступа к широкополосным соединениям всего на 10% может добавить не менее 1% к темпам экономического роста, а увеличение проникновения интернета на 1% соответствует росту объемов экспорта на 4,3%».

Специалисты Всемирного банка представили ряд рекомендаций, в их числе повышение финансовой доступности и безопасности интернета, улучшение конкуренции, привлечение частных инвестиций и модернизация механизмов управления сектором.

Таким образом, странам Центральной Азии следует сосредоточиться на укреплении органов регулирования, устранении сохраняющихся монопольных прав и ограничении доминирующего положения на рынке, которое имеют действующие структуры, резюмировали эксперты международного финансового института.

В свою очередь отечественный эксперт в области цифровизации, член IT-совета НПП «Атамекен» Еркегали Машир считает, что именно достаточный уровень цифровизации в Казахстане позволил минимизировать негативное влияние коронакризиса на ВВП страны. По его словам, практически все отрасли (включая крупный бизнес, государственные структуры, квазигосударственные органы), кроме малого и среднего бизнеса оперативно подстроились под новые реалии. Очевидно, что больше всех пострадала сфера оказания услуг для населения, а именно: туризм, рестораны, кинотеатры.

«В части удара на будущие доходы я бы отметил, что нельзя сравнивать прошлое и будущее. Пандемия и различные вирусы – это реальность, где нет упущенных будущих доходов, есть реальные доходы и новые прогнозы», – поясняет Еркегали Машир.

Что касается ценовой политики на цифровые ресурсы, здесь эксперт отмечает, что пандемия как раз выровняла цены, поэтому для местного клиента уже нет разницы – работать в онлайн-режиме с белорусскими или казахстанскими разработчиками. Такая ситуация повышает конкуренцию, следовательно, уровень местных кадров, добавляет он.

«К сожалению, мы должны признать, что государственные и квазигосударственные проекты являются драйвером для местных IT-компаний. Но без разработки продуктов для крупного бизнеса, в том числе для «нефтянки», мы не сможем выйти на другие рынки и полностью закрывать потребности местного рынка. А реальная картина показывает, что крупный бизнес предпочитает готовые решения зарубежных вендоров», – говорит Еркегали Машир.

В части вливания инвестиций эксперт убежден, что процессы должны проходить через СЭЗ и IT-акселераторы. При этом нельзя делить стартапы на малые B2C-проекты и крупные корпоративные B2B. И те, и другие нуждаются в налоговых льготах, субсидировании, кредитовании и т.д.

По его мнению, необходимо усилить цифровизацию в нескольких направлениях. Например, в логистике (ж/д, авиа, авто) это поможет ускорить и улучшить позиции Казахстана в Центрально-Азиатском регионе. Цифровизация телекоммуникационной сферы позволит стать Казахстану телеком-хабом на территории СНГ и стран Азии. Наряду с этим развитие банковских и финтех-технологий даст возможность реализоваться потенциалу местных компаний.

«Если же говорить о перспективе, то следующие один-два года определят позиции лидерства в области цифровизации среди стран СНГ и Центральной Азии», – заключает Еркегали Машир.   

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: