Эльдар Шибанов: Кино – это не приветы поклонникам с красной дорожки, это большой труд
Lifestyle
28.05.2019
|
Автор: Айша Амирхан

Эльдар Шибанов: Кино – это не приветы поклонникам с красной дорожки, это большой труд

Беседа с режиссером о профессиональном комьюнити, казахстанском кино

Эльдар Шибанов пришел в кино в 19 лет, сейчас ему 32, и он успел погрузиться в кино с головой:  он не только режиссер, но и сценарист, художник кино, мастер по гриму и специальным эффектам, организатор питчингов для кинематографистов, один из соучредителей школы сверхкороткого кино и, конечно же, CEO продакшн-компании ARTDEPARTMENT.kz.

Но своей главной кинопрофессией Эльдар считает режиссуру, и неудивительно: один из его первых короткометражных фильмов – 20-минутка "Секс, страх и гамбургеры" – сразу же попал на конкурс "Горизонты" 75-го Венецианского кинофестиваля, совсем недавно участвовал в официальной программе 41-го Московского международного кинофестиваля. Как это получилось, зачем ему создавать профессиональное комьюнити и какие он мечтает снимать фильмы, в нашем материале. 

- Эльдар, о вас пока не так много известно. Давайте с самого начала – вы ведь по образованию архитектор, как оказались в мире большого кино?

- Я пришел работать в кино в 2006 году как ассистент художника. Мой первый проект был фильм "Мустафа Шокай" Сатыбалды Нарымбетова, на котором работала моя мама - художница Юлия Левицкая.  Было лето, мне 19 лет, нечем заняться, я и согласился на подработку. И мне так понравилось, что после этих съемок я решил свою жизнь связать с кино. Позже уже были такие проекты как "Уроки Гармонии" Эмира Байгазина,  "Кто вы, господин Ка?" Хуата Ахметова, "Жеруйык" Сламбека Тауекела, "Супербаха" Тулегена Байтукенова, а также  дипломный проект Эли Гильман и сериал "Сердце мое, Астана". На всех проектах я работал как ассистент художника или художник.

- А режиссурой когда занялись?

- Когда попробовал снимать? Впервые, оказавшись участником летнего воркшопа одноминутных фильмов One Minutes Junior. Наткнулся на объявление в Центре современного искусства "Сорос", которого сейчас, увы, уже нет, и решил попробовать. Воркшоп проводился в Тбилиси. Вот там я понял, что режиссура – это мое. 

- Насколько я знаю, сейчас у вас три короткометражных работы?

- Да. Это "Секс, страх и гамбургеры", который был в конкурсе короткого метра на Венецианском кинофестивале прошлого года. Это моя самая первая работа - фильм "Кукольная история", он о девушке, которая делает игрушки, чтобы прокормить семью, и снят по мотивам жизни моей мамы – Юлии Левицкой, которая одно время делала авторские куклы для иностранцев. И третья короткометражная работа – это картина "Зоопарк", которая снята в рамках альманаха об Алматы от продакшн-студии "Аю Синема", его должны показать в этом году.

- И пока это весь ваш творческий багаж?

- Нет, у меня еще есть две среднеметражные картины, которые у нас получились по полчаса  - для проката в кинофестивалях они слишком маленькие, а для фестивалей слишком большие – везде ведь  требование: не более 15-20 минут.

- О чем они?

- Одна из моих среднеметражных работ называется "Призрак" ("Елес"), она о детях, живущих в городах-призраках, мы ее сняли на грант в 10 тысяч долларов от фонда "Сорос". Другую картину - "Последние" я снял в рамках нашей кинолаборатории на Сахалинском международном кинофестивале "Край Света", куда нас приглашали несколько лет. Это история мужчины, который отсидел из-за убийства жены – на нее напал медведь (в тех краях это очень часто происходит), и ему ничего не оставалось, как добить ее, чтобы не мучилась. Он тяжело переживает потерю и часто уходит в лес, однажды он заходит так глубоко, что попадает в параллельную реальность - мир айнов, народа, некогда населявшего эти места.

- Пока ваша самая громкая премьера – это короткометражная картина "Секс, страх и гамбургеры", каков ее бюджет? И кто стал инвестором или вы снимали за свой счет?

- Подсчитать общий бюджет сложно, ведь одни инвесторы нам просто дали технику – это Данияр Ибрагимов и компания "Аю Синема" (их самый громкий проект – это фильм  "Шестой пост"), другие - Ирина Грантовская и московская компания Cinema Colour Correction Company,  помогли чем-то еще.  Актеры, например, сыграли бесплатно. А "живые" деньги - 3 тысяч долларов - дал, честно говоря, мой дядя Ануар Есеркепов. Это был наш первоначальный бюджет.

 В Казахстане этот фильм показывали всего один раз – на закрытой премьере в "Армане". Для тех, кто не видел,  о чем ваша картина и почему она так понравилась на международных фестивалях?

- Это фильм о страхе. Все мы боимся ошибиться в нашем выборе и поэтому часто упускаем свои возможности. А если что-то делаем, то потом занимаемся прокручиванием уже случившейся ситуации и сожалеем, что поступили так, а не иначе. И из-за этого мы несчастны. А в фильме случайная клиентка, ворвавшаяся в жизнь героя, показывает, что всегда есть множество путей получить желаемое, что нужно пробовать и не бояться своих желаний. Все мы ошибаемся, у всех у нас бывают моменты стыда, ошибок и поражений. И нужно не зацикливаться на том, что у нас не получилось, а лучше сфокусироваться на том, как достигнуть цели другим способом. Реальность - очень сложная штука, и нет единого рецепта достижения цели.

- В фильме есть редкая для казахстанского кино составляющая - секс…

- Да, и нам важно было показать его деликатно, искренне и открыто. Думаю, то, что мы готовы открыто говорить об интимных аспектах нашей жизни, отношениях с другими людьми, и заинтересовало отборщиков фестивалей. Многим понравились нетипичные персонажи. Особенно выделяли героиню Анат, которая является активисткой, феминисткой, которая разочаровалась в соратниках и теперь уезжает из страны.

- "Секс.." показывали и в Венеции, и в Москве, отличалась ли реакция аудитории на фильм?

- Реакция на редкость  была похожей. Зал реагировал одинаково - что в Алматы, что в Венеции, что в Батуми, откуда я вернулся недавно. Смеялись в тех же местах. Вздрогнули тоже в нужном месте. Это интересно. Комедии - это довольно локальный жанр, так как юмор тесно связан с культурой. Видимо, нам удалось местами найти универсальные для разных культур комичные ситуации. Хотя это утверждение звучит как-то самодовольно. Может, повезло? А вот интересное различие было в том, что в начале фильма героиня Виктории слушает на телефоне стих Бродского об Афганской войне. И в Венеции после показа меня спрашивали, чей портрет был на телефоне. Они не узнали поэта, похороненного в Венеции. На постсоветском пространстве его узнают сразу.

- В этом году на Московском международном кинофестивале у казахстанского кино случился настоящий триумф – главный приз, статуэтку "Золотого Георгия" получил фильм Фархата Шарипова "Тренинг личностного роста".  В обеих работах - и в вашей короткометражной картине, и в полнометражной драме Шарипова - первоначально главный герой заявляется как неудачник, который, несмотря на какие-то таланты, должен влачить довольно жалкое существование – это что, современный портрет среднестатистического казахстанца?

- Во-первых, очень рад победе кинокартины Фархата! Он крутой и очень плодотворный автор. Желаю ему новых побед и жду его новые фильмы. По поводу портрета среднестатистического казахстанца. Это интересно. Думаю, каждый из нас бывает неудачником. Нам часто что-то не удается, и каждый находит способ выйти из этой полосы неудач по-своему. Уникально. У Фархата в фильме герой делает свой выбор. Герой моего фильма Искандер – свой. Можно ли их осуждать за этот выбор? Можно, хоть я и не берусь судить с этической точки зрения.  Это выбор этих людей-героев в представленных ситуациях. Зритель вправе сделать свой вывод и поступить в подобной ситуации, как ему велит сердце или мозг.

- Короткометражные фильмы у вас получаются хорошо, а насколько вы готовы к полнометражному кино?

- Готов или нет, думаю, мы выясним это в ближайшие полгода. В данное время у нас уже есть 2 полнометражных сценария. Первый - это сценарий фильма "Красный цветок", это драмеди о девушке из Южного  Казахстана, у которой от природы нет девственной плевы, а она собралась замуж. Второй фильм – это черная комедия-детектив "Мотель", такая новогодняя история в духе братьев Коэн. Мы с моей командой работаем над поиском инвестиций и думаем, как реализовать их.  Также мы пишем новый сценарий, чтобы снять фильм своими силами, насколько это возможно будет сделать. Там будет меньшее количество героев, чем в двух других, а акцент будет на настроении, атмосфере.

- О чем будет картина?

- Попробуем рассмотреть там тему рамок, ограничений. Рамки, которые мы ставим себе, которые ставит общество нам, а мы перед обществом. Что такое внутренняя свобода каждого,  есть ли она, если мы социальные животные, которые не могут жить без своей "стаи", своего окружения? На днях мы объявим кастинг на этот фильм. Снять фильм планируем этим летом. А вообще, если говорить  в общих чертах, то мне хотелось бы снимать кино о таких людях, как я сам – о городских жителях и их проблемах, а то посмотришь на экран, и такое ощущение, что у нас живут только в аулах и, кроме того, как жениться, ничего не знают. Мне же хочется создать мир городского жителя, алматинца, у которого есть свои страхи, комплексы, мечты, который говорит  о том же, что и я сам, и думает о том же, что и все мы. 

- Кто у вас любимый режиссер? Чтобы понимать, какое примерно кино вы снимете?

- Любимый режиссер? Даже не знаю. Все, кто снимает, все молодцы, очень уважаю и тех, кто снимает авторское кино, и тех, кто успешен в коммерческих фильмах, ведь снимать любое кино адски сложно. Что касается моих вкусов, то, презентуя наши проекты, я часто использую референсы из фильмов братьев Коэн, которых я уже упомянул ("Большой Лебовски", "Старикам тут не место", "После прочтения сжечь". – Авт.),  еще очень нравятся картины Мартина Макдонаха ("Три билборда на границе Эббинга, Миссури", "Залечь на дно в Брюгге". – Авт.).

- Вы обмолвились, что часто ездите на кинофестиваль "Край Света" на Сахалин, снимаете там фильмы. Интересно, как вы там оказались и, можно сказать, обосновались?

- Там родилась моя мама, а я там жил в общей сложности 3 года, и в 1993-м, после распада Союза, мы вернулись в Алма-Ату. Но если говорить о кинофестивале в Сахалине, то в 2013 году нас приглашали с фильмом Эмира Байгазина "Уроки Гармонии", где мы работали художниками. После чего мы подружились с программной дирекцией, сделали им заставку фестиваля, а потом родилась идея сделать ворк-шоп, где за 5 дней непрофессионалы учились бы снимать одноминутные фильмы. Эксперимент удался и ребята сняли около 6 фильмов, которые были показаны во время церемонии закрытия.

- Почему вы здесь, на наших фестивалях, такие мастер-классы не проводите? Не приглашали?

- Не приглашали, да и здесь, в Алматы, у нас есть отдушина - наша авторская мастерская сверхкороткого кино. Это пятинедельная программа, которая позволяет слушателям погрузиться в кинопроцесс - от зарождения идеи до съемок и показа своего фильма зрителям. Для лекций и мастер-классов мы приглашаем действующих кинопрофессионалов: операторов, продюсеров, каскадеров и т. д. Нашими выпускниками стало уже около 20 человек, мы выпустили примерно 6-7 выпусков.

- И что, за 5 недель можно научиться снимать кино?

- Научиться, наверное, нет, но попробовать и понять, твое это или нет, можно. Ведь кино - это не просто, когда ты идешь по красной дорожке и машешь оттуда фотографам, передавая приветы поклонникам, кино - это большой труд. Поучившись в нашей школе, где мы помогаем узнать поближе все кинопрофессии,  можно понять, насколько тебе все это близко. И у нас уже есть результаты: две наши выпускницы утвердились в своем решении снимать кино, получили грант "Болашак" и поступили в NYFA в Лос-Анджелесе.

- Сколько стоит у вас обучение?

- Около 500-700 долларов за курс.

- Сейчас вы также являетесь организатором питчингов – мероприятий, где кинематографисты презентуют будущие проекты и ищут себе инвесторов, продюсеров, команду. Вы так ко всему концептуально подходите?

- Стараемся.

- Наверное, непросто.

- Говорят же – чего-то не хватает? Тогда сделай сам! Вот мы и делаем: нам не хватало профессионального общения и зрелого комьюнити, и мы своими силами создали независимую площадку, на базе которой могли бы общаться все, кто так или иначе связан с кино. И такой подход у нас был с самого начала. Когда наша мастерская сверхкороткого метра проходила на территории бывшего завода им. Кирова,  у нас было два свободных помещения по 100 метров с белой стеной, где мы устраивали свободный экран. Мы купили проектор и бесплатно показывали  кино всех желающих. К нам  приходило много студентов, начинающих режиссеров, ведь так публичных показов до нас никто не делал. Нам же самим было интересно – кто этим занимается? Сколько у нас таких людей?

- Сейчас эта идея эволюционировала…

- Да, в ежемесячные питчинги на базе кафе "КИНО". У нас уже прошло 5 продуктивных встреч, где встретились все участники кинопроцесса: авторы, продюсеры, актеры, режиссеры, прокатчики. Из продюсеров были те, кто сейчас активно работает: Эрнар Курмашев, Серик Абишев, Данияр Ибрагимов, Наргиз Шукенова, режиссер Аскар Узабаев и другие.

- Сколько проектов у вас презентуется?

- Каждый раз разное количество, но как минимум 1-2 веб-сериала, 5-6 короткометражных фильмов, около 7 полнометражных проектов. Кроме питчинга, у нас есть секция свободного микрофона, куда каждый может выйти и сказать, что его интересует, может, он ищет команду? Найти ее там реально, ведь на эти встречи приходят все: и продюсеры, и режиссеры, и  художники, и операторы.

- Как вы защищаете авторов проекта? Вдруг это потом будет использовать кто-то другой?

- К сожалению, мы от этого не защищены. Если у вас позаимствовали идею, это одно, если уже готовый сценарий, это уже другая ответственность. При этом, если человек изменил текст сценария хотя бы частично, то доказать свое авторское право будет сложно. Конечно, сценаристам презентовать свои идеи сложнее, чем режиссерам, ведь режиссер точно знает, что хоть его идея, возможно, и будет украдена, но никто не сможет украсть его манеру съемок и авторскую подачу. Так что режиссеры спокойны. Сценаристам же остается надеяться на честность людей и на то, что там присутствует много профессионалов, они все ведь являются живыми свидетелями вашей презентации. 

- Не могу расспросить о вашей киносемье, расскажите о ней подробнее.

- Да, вся наша семья занимается кино. Но до того как наша семья стала киношной, она была архитекторская, я – архитектор в третьем поколении. Мои родители – Юлия Левицкая и Даулет Шибанов познакомились в ААСИ (Алматинский архитектурно-строительный институт), мои бабушка с дедушкой были студентами МАРХИ (Московский архитектурно-строительный институт). Когда я родился, мама была еще студенткой и оканчивала институт, уже нянчась со мной. Поэтому когда я поступал, то по инерции выбрал архитектурный, но недолго поработал дизайнером и понял, что меня больше интересует киносфера.

- Вы упомянули, что мама привела вас в кино?

- Да, она известный в нашем кино человек, долгое время работала на разных проектах как художник по костюмам, художник-постановщик, получила второе профессиональное образование в академии им. Жургенова как режиссер. Теперь она работает еще и как сценарист, и продюсер. Что касается папы, то именно он был первым человеком в нашей семье, кто оказался в кино. В 90-х он снялся в фильме "Тот, кто нежнее" Абая Карпыкова. Это был такой казахский вариант "Индианы Джонса", приключенческое кино, которое снималось на Чарыне, в главных ролях там играли  Бопеш Жандаев, Фархад Абдраимов, а отец сыграл какую-то эпизодическую роль. Сейчас отца уже как 6 лет нет с нами.

- И в завершение - вы всегда кипите идеями, какую из перечисленных вы собираетесь реализовать в самое ближайшее время?

- Наверное, будем реализовывать новую идею, которая еще только вырисовывается, но, кажется, мы уже нащупали основное настроение и сюжет. Сейчас пишем первую версию сценария. Пока не буду вдаваться в подробности, чтобы все не рассыпалось. Думаю, в фильме точно будет любовь.

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть