Нуртас Адамбай: Если экономить на всем, хорошее кино вряд ли получится
Lifestyle
24.12.2018
|
Автор: Галия Байжанова

Нуртас Адамбай: Если экономить на всем, хорошее кино вряд ли получится

Во сколько обошелся фильм «Кудалар», окупился ли «Лифт» и где вдохновляется Нуртас Адамбай при работе над сценариями

К фильмам шоумена, актера, сценариста, режиссера Нуртаса Адамбая можно относиться по-разному, нельзя отрицать одно – его картины успешны и публика их любит. И, наверное, это не случайно. Начав с народных комедий, Нуртас смог эволюционировать в формат социальной драмы, при этом в его фильмах мы видим всегда неизменное техническое качество. Как он этого добивается и сколько это все стоит - в нашем интервью.  

- Недавно в нашем сенате приняли закон «О кинематографии», как думаете, теперь отечественным кинематографистам станет лучше жить?

- Не знаю, не читал этот закон. Но надеюсь, что да.

- А вы разве не участвовали в обсуждении закона, как остальные кинематографисты?

- Нет, не приглашали. Я всего лишь один раз был участником какого-то круглого стола, посвященного проблемам отечественной кинематографии. Правда, когда в своем выступлении начал говорить дельные, на мой взгляд, вещи и задавать конкретные вопросы вроде того, что где представители кинотеатров и дистрибьюторских компаний? Они ведь тоже участники кинорынка? И проблем в этой области много, модератор мне сказал: «мы вас лишаем слова» и в итоге не дал мне сказать ничего. С тех пор я туда не ходил. Так что закон был принят без моего участия. А каким он окажется, покажет время. Надо увидеть его в действии. 

- Давайте поговорим о деньгах. Вы выпускаете в прокат уже седьмую  картину, какой, по-вашему, оптимальный бюджет фильма для казахстанского рынка?

- Смотря какой фильм. Но, естественно, чем меньше потратишь, тем меньше рисков.

- А новая комедия «Кудалар», к примеру, во сколько обошлась?

- «Живыми» деньгами мы потратили миллионов 80–90 (это в районе 215–240 тысяч долларов). И это не считая затрат на режиссера, сценарий, меня как актера.

- В Голливуде одна из самых дорогих статей расхода – это гонорары топовых актеров, а в казахстанском кино что самое затратное?

- Это производственный бюджет, конечно. Вот, к примеру, на съемки нашей драмы «Лифт» у нас ушло около 100 тысяч долларов, хотя мы снимали в одной локации, что, казалось бы, дешевле, но нет, во всяком случае не настолько дешевле, чем мы думали. Мы использовали дорогое оборудование, например, аренда одного объектива у нас обходилась в 500 долларов за день, и это еще с 50-процентной скидкой! Хотя я знаю людей, у которых чуть ли не вся техника стоит 500 долларов, и они считают, что снимают кино. На съемках «Лифта» мы, конечно, потратились, зато получили европейское качество изображения. И потом у нас был дорогой постпродакшн – например, цветокоррекция  и все, что с ней связано. Во сколько она обошлась? Покрасить 100 минут стоит более двух миллионов тенге, это как минимум 6 тысяч долларов по сегодняшнему курсу. Вот и считайте.

- А казахстанские актеры дорого обходятся? Как я понимаю, у некоторых из них, достаточно хорошие гонорары….

- Тут тоже зависит все от профессионализма и востребованности, если его съемочный день обходится в 1000 долларов, то я считаю, что это дорогой актер. В среднем актерские гонорары это где-то 500 долларов в день, во всяком случае, можно на эти деньги найти хороших исполнителей. Кому-то покажется, что это дорого, кому-то нет. Но я считаю, что любая хорошая работа должна хорошо оплачиваться. Сам бы  задешево в чужом кино не стал сниматься.

- Но вы же снимались как-то….

- Это было давно, после того как начал сам снимать, не снимался. Сейчас я нормально бы зарядил. Не знаю пока, сколько, но так, чтобы получить ощутимый для себя гонорар. 

- Вы, кстати, всегда работаете с одной и той же командой – оператор у вас всегда Азамат Дулатов, актеры часто одни и те же, это на цене проекта сказывается?

- Нет, здесь важнее другое: мы - единомышленники. Вот с Азаматом, например, мы параллельно растем, я как режиссер и сценарист, он как оператор. Он знает, откуда у меня взялась такая-то фишка, и ему не нужно объяснять, что я имел в виду, когда придумывал тот или иной ход или сцену. Мы с ним давно сработались, и, когда я что-то предлагаю, он тут же понимает меня, добавляет что-то свое, и это уже получается совместный продукт.

- Вы снимаете кино на свои деньги и по идее должны тратить микробюджеты…

 - Да, у нас маленький рынок, да, мы снимаем за свой счет, но мы стараемся не экономить на качестве. Поэтому, наверное,  наши фильмы чуть дороже большинства казахстанских фильмов, выходящих в прокат, и микробюджетов у нас не получается. Понимаете, просто хочется, чтобы наши фильмы можно было смотреть и через 10, и через 20 лет, и чтобы нам за них не было стыдно. Ведь если экономить на всем, то хорошее кино вряд ли получится. Вот на недавнем фильме  «Кудалар» я в очередной раз воевал с Азаматом. Он говорил, что для съемок одной из сцен нужен определенный свет, который нужно взять в аренду, а это увеличение бюджета, естественно. Я ему пытался доказать, что мы должны обойтись своими приборами. Мы долго спорили, потом он согласился на мой свет, но знал, что я буду до утра лежать и мучиться на эту тему. Уже утром я ему написал смс-ку: ладно, берите свой свет в аренду.

- Не пожалели потом?

- Нет, ведь пока ты снимаешь, действительно думаешь – наш свет тоже подойдет, зачем тратиться? А вот когда уже садишься на монтаж, понимаешь, что как это круто, что не стал тогда жалеть денег, ведь качество получилось супер. Есть и другая причина не экономить уж очень сильно –  наша конечная цель. Нам хорошо в Казахстане, но ведь хочется замахнуться туда. А чтобы снимать, как они, то нужно пользоваться тем, чем они там пользуются. Ведь если эти технологии придумали, то надо их опробовать и у нас. Может, снимать, как там, у нас в ближайшее время и не получится, но маленькими шагами мы будем стремиться приблизиться к своей мечте, будем учиться. Мы вот недавно купили очень хорошую камеру, а к ней самую лучшую комплектацию и картинка уже совсем другая.  

- А туда – это Голливуд или Россия? Я заметила, что в последнее время вы часто ездите в Москву, целитесь на их рынок?

- Да. Есть у нас такие мысли – в России большой рынок, и для нас это было новым этапом в развитии студии. Сегодня мы пока снимаем то, что было вчера, но надо расти. Казахстан, естественно, у нас всегда в приоритете. И как бы громко это ни звучало, мы ратуем за отечественный кинематограф и хотим, чтобы у нашего зрителя была возможность видеть себя в кино. Пока мы только прицениваемся к России, присматриваемся, но если решим, то уже будет основательное, взвешенное решение. Это как в кинопроцессе, чем лучше подготовишься и больше времени потратить на досъемочный период, тем легче будет на съемках. А если снимаешь стихийно, то потом будет много проблем, и это обязательно отразится на качестве продукта. Как только решим, что готовы, то стартанем. Но мы понимаем, что там совсем другие требования, там нужна российская история, российские актеры, может, получится сделать копродукцию. 

- А какие риски, если запускать проект в России?

- В первую очередь денежные. Там все в разы дороже. Дороже снимать, дороже прокатывать, если у нас можно снять фильм за условные 200, 300, 400 тысяч долларов, то там стартовая цифра от полумиллиона, миллиона и выше. Бюджеты, естественно, у всех разные, если один из хитов российского проката фэнтази-фильм «Последний Богатырь» сняли за 6 миллионов долларов, то простенькую, казалось бы, комедию «Горько!» Жоры Крыжовникова за 1,5 миллиона. Так что риски серьезные там.

- Но вы же время от времени рискуете? Говорят ведь, что в Казахстане снимать драмы намного менее выгодно, чем комедии. Вот ваш «Лифт» окупился?

- Нет. Мы потратили на него около  30 миллионов, тогда это было 100 тысяч долларов, и он не окупился. Но мы изначально понимали, что это будет некоммерческий, авторский фильм, который ближе к формату фестивального кино. На такое кино люди не ходят семьями, не приглашают на свидания, ведь с каким настроением ты оттуда выйдешь? Мне кто-то из подписчиков даже писал: я  трейлер «Лифта» не посмотрел и пригласил туда на первое свидание свою девушку. После чего она меня спрашивала – мол, что ты хотел этим сказать? Да, я это все знал, именно поэтому мы два раза отменяли съемки «Лифта», я знал, что потеряю деньги. Недавно в Москве я встречался с коллегами, которые меня отговаривали снимать драму. Они спрашивают: ну что, окупился? Я сказал: нет. Но я не жалею. В данном случае я дал себе шанс попробовать и научиться тем вещам,  которым во время съемок комедий никогда не научишься. Это большой труд и большой для меня опыт.

- Драма «Тараз» ведь окупилась?

- Да, фильм окупился, но собрал в 2 раза меньше, чем наши комедии. Это обидно, ведь он дороже, сложнее, серьезнее. Мы будем пытаться двигаться в этом направлении, но решили, что в следующем году драмы снимать не будем. Нужно подлечить раны. Все время по 100 тысяч терять сложно. 

- Если бы для своих фильмов вы брали профессионального сценариста, вдруг бы их капитализация выросла?

- Да я бы рад снимать фильм по сценарию профессионального сценариста! Но покажите мне, где эти прекрасные люди? Кто они? Поймите, я ведь не мазохист, я ненавижу писать сценарии, но пишу их от безысходности. Потому что больше некому.

- А как же конкурс, который вы устраивали для сценаристов?

- К своему стыду, я пока не прочитал все заявки. Ведь там было около 800 работ,  и прочесть это за раз было нереально. Я ведь все время занят - то на монтаже, то звук делаю, то рекламой занимаюсь. Но обещаю, после того как выпустим «Кудалар», я выделю для этого неделю и прочту все! 

- Читала у вас, что вы ездите писать сценарии то в Лос-Анджелес, то в Индию, это просто желание быть модным и писать на берегу океана  или реально лучше пишется?

- Конечно, там лучше пишется! Ты пропускаешь через себя атмосферу того места, где ты находишься, эмоции, которые испытываешь там, мысли, которые там к тебе приходят, все это сильно влияет на восприятие мира. И потом я уверен, что главный друг сценариста - это хорошее настроение, ведь когда оно хорошее, легче поймать вдохновение. Видишь океан и уже рад, или прошелся по красивой, незаплеванной улице с  чистыми машинами и спокойными водителями, настроение улучшается еще больше! Незнакомый человек тебе улыбнулся, и уже счастье. Все эти красивые здания, прогулки по тем улицам, все в итоге сказывается на твоем настроении. Приходишь в номер и начинаешь строчить. А у нас что? Едешь по улице, увидишь, как двое дерутся на дороге, маты одни стоят, и думаешь только об этом. И какое ты кино потом напишешь? Честно говоря, я устал от такого, хочется в жизни чего-то положительного.

- Ну давайте о положительном – в  2012 году журнал Forbes, его казахстанская версия, определил вас на третье место в списке самых богатых людей шоу-бизнеса, сейчас вы на каком месте?

- Ой, ерунда это все. Зарабатываем, но не так, чтобы в число миллионеров войти.

- А вы не проводили что-то вроде капитализации своего имени?

- А как подсчитать?

- Ну сколько вы зарабатываете в год?

- Трудно сказать, иногда выпускаем две картины, в этом году получилось три, но зато в прошлом мы не выпустили ни одной. При этом один фильм не окупился вовсе. Так что мне самому сложно подсчитать свой доход.

- На новогодние праздники в прокат выходят сразу три картины – ваша картина и фильм Нурлана Коянбаева до Нового года, а спустя 10 дней – проект Асель Садвакасовой. Не много ли казахстанских картин одновременно? И как решаете вопрос?

- Ну пока пытаемся договариваться. В прошлом году меня попросили, и я ушел с заведомо выгодной даты, освободив место коллегам, вышел по их просьбе позже, в этом году с новогодних праздников ушла Асель. Мы коллеги, и хотим мы этого или нет, но должны прийти к консенсусу. Нужно понимать, что если мы все выйдем одновременно, то не выиграет никто, мы будем друг у друга отбирать зрителей. Но, в любом случае, рынок покажет, кто лучше. Так что пока ждем. 

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть