Сергей Рахлин: Я назвал Казахстан идеальным Советским Союзом
АВТОР

01.12.2018 • 08:30 3389

Сергей Рахлин: Я назвал Казахстан идеальным Советским Союзом

Кинокритик "Золотого глобуса" в интервью для Kapital.kz

Член жюри XIV кинофестиваля Шакена Айманова, прошедшего в конце ноября в Алматы, — Сергей Рахлин — один из тех, от кого зависит, кому достанется очередной «Золотой глобус», ведь он — член Голливудской ассоциации иностранной прессы, вручающей эту престижную награду уже 22 года.

После его первого интервью со звездой — французским режиссером Клодом Лелюшем, получившим в 1996 году «Золотой глобус» за фильм «Отверженные», у Сергея Рахлина были десятки, если не сотни встреч с популярными актерами и режиссерами. Мы поговорили с ним о звездах, о том, как устроена эта престижная премия изнутри и даже сделали для себя открытие — оказывается, на «Золотой глобус» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» от одной страны можно подавать несколько картин!

— Вы являетесь не просто членом Голливудской ассоциации иностранной прессы, вручающей «Золотой глобус», но и председателем комитета по фильмам, снятым на иностранном языке, в чем заключается ваша работа?

— В структуре нашей организации несколько комитетов: по пресс-конференциям, по художественному кино, по телевидению, я отвечаю за комитет по фильмам, снятым на иностранном, то есть не на английском языке (его там должно быть меньше 51 процента). Я работаю на этой позиции около 10 лет и у меня круглогодично оплачиваемая административная должность — занимаюсь всеми вопросами, связанными с этими фильмами. В разные годы я был и просто членом Голливудской ассоциации иностранной прессы, и ответственным секретарем, и членом совета директоров 7 раз, но сейчас занимаюсь тем, что всегда хотел.

— Мы видим, как изменился «Оскар»" за последние годы — там стали награждать тех, кого раньше всегда упускали из виду, а что с «Золотым глобусом», как часто там меняются правила? Насколько подвижна в этом плане премия?

 — Мы тоже меняемся, но искусственно раздувать нашу ассоциацию, как это произошло с киноакадемией, не планируем. К каким-то изменениям мы, безусловно, приглядываемся. Вот"Оскар" не так давно изменил, к примеру, правила голосования за фильмы на иностранном языке. Сейчас за эту номинацию может голосовать любой из академиков, а не какие-то специальные люди, которые были закреплены за этой категорией. Раньше там заседали какие-то пожилые кинематографисты, у которых очень много свободного времени, чтобы смотреть кино. Сейчас у них любой академик может голосовать за эти фильмы, единственное, что он должен взять на себя обязательство просмотреть, как минимум, 12 картин в этой категории.

— А как проходит процедура голосования на «Золотом глобусе»? Вы вместе смотрите картины, спорите?

— Нет, это абсолютно тайное голосование. Перед тем как принять решение, мы ничего не обсуждаем друг с другом. Пытаться повлиять друг на друга мы не можем, это запрещено. Можно голосовать электронным путем, можно по старинке — на бумаге и отправить результаты почтой. Может, я старомодный, но предпочитаю голосовать не на компьютере, а через бумажные анкеты. Там уже точно ничего не спутаешь. Все результаты обрабатывает известная аудиторская компания Ernst&Young, которая делает это уже много лет, так что никаких утечек быть не может.

— Все престижные премии отчасти политика, как считаете, часто ли на «Золотом глобусе» кино побеждает политику?

— Вот вы спросили про политику, и первое, что пришло мне на ум, это то, что председатель жюри фестиваля Шакена Айманова — обладатель «Золотого глобуса» Сиддик Бармак, снявший фильм про афганскую девочку, которая пряталась за мужским именем Усама. Естественно, интерес к такой картине в Америке былповышенный. А знаете, кого он в том году опередил? Звягинцева и его «Возвращение!!Когда узнал, что в вашем жюри будет Бармак — обрадовался, ведь я был в числе тех, кто оценил его работу. Что касается политики, то мне кажется, что «Золотой глобус» менее политизирован, чем «Оскар», как минимум в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». На «Оскар» ведь едет один фильм от страны, и кто выдвигает эти картины — одному богу известно. У нас можно подать заявку на несколько картин от одной страны. В этом году от России у нас участвует 6 картин, какая из них попадет в номинацию или не попадет вовсе, скоро узнаем.

— Понятно, что входить в число тех, от кого зависит, кому вручат «Золотой глобус», очень престижно, но вы имеете какие-то еще привилегии перед остальными журналистами, кто также пишет о кино?

— Есть. К примеру, мы хоть и берем групповое интервью, но у нас оно длится 45 минут. Конечно, и там нельзя зевать — ты должен задать свои вопросы, но у нас нет беспорядка, никто никого не перебивает, поднял руку — вопрос твой. К тому же дважды в год мы можем ездить на любые 2 фестиваля за счет организации. Конечно, это не просто приятная поездка, а рабочая командировка. Часто приглашают на другие фестивали — посидеть в жюри, вот как на фестиваль Шакена Айманова.

— Какого впечатления от нашего фестиваля и Казахстана в целом, вы ведь у нас впервые?

 — Я назвал Казахстан идеальным Советским Союзом, о котором мы мечтали, но которого у нас не было. Почему Союзом? Ну, потому что здесь какая-то своя, отличная от остального мира культура, и при этом все мило, тепло и расслабленно, мне нравится.

— От человека, который живет вЛос-Анджелесе, city of stars, как пели в «Ла-ла-лэнде», это слышать неожиданно…

— Ну и что, что сити оф старс? Звезды сами по себе, я сам по себе. А потом, это же все с годами приедается… Нет, все эти актеры и режиссеры — милые люди, но мы нужны им, они нужны нам, и все.

— В массовой культуре критики представляются очень влиятельными людьми, их демонизируют, боятся, заискивают…

— Ну, это давно не так. Были времена великих критиков, когда такие как Полин Кейл могли дать фильму «зеленый свет» или наоборот могли уничтожить его, особенно если речь шла об иностранных картинах. О таких критиках говорили «she could make or break». Но сейчас каждый может критиковать. Трейлер не успел выйти, а его уже критикуют все кому не лень. Да и кого волнует мнение критиков, если фильм приносит многомиллионную кассу? Ну, критикуют его на Rotten Tomatoes, это сайт, где выкладываются рецензии, и «закидывают помидорами» (в переводе Rotten Tomatoes — «гнилые помидоры»). Ну и что? А вдруг в прокате он делает рекорд? Да и сколько раз критики ошиблись, не распознав фильмы, которые сейчас считаются абсолютной классикой…

— То есть профессия себя изжила?

— Думаю — да, профессия критика умерла, хотя в свое время была очень нужной. Вот я занимался критикой и детальным разбором картин, при этом все это читали миллионы. К примеру, тираж «Известий», где я публиковался, был 12 миллионов, а у другого моего издания — газеты «Аргументы и факты» тираж был, только не падайте, — 33 миллиона! Ее даже в «Книгу рекордов Гиннеса» заносили как абсолютный рекорд. А «Советский экран»? Там же тираж был 3 миллиона! Неплохо, да, для издания о кино?

— А на бытовом уровне вам это приносило какие-то бенефиты?

— Нет, мои же статьи печатали без фото — фамилию-имя знали, а в лицо не узнавали. А вот когда стали печатать мои фотографии в обнимку со звездами (кстати, только нам можно фотографироваться с актерами на память, другим журналистам — нет), тогда началось. Доходило до смешного — некоторые русские ресурсы мне приписывали романы, которых не было.

— Пока мы с вами говорим, вы все время тепло говорили о Советском Союзе, но сами-то решили эмигрировать…

— И при этом я не могу жаловаться на советскую власть. Никакого особого давления никогда не ощущал, я был востребован — в СССР я работал ответственным секретарем легендарного рижского журнала «Кино». К счастью, мы не были печатным органом ЦК компартии Латвии, а подчинялись напрямую «Кинопрокату» и писали только о кино. Так что никаких обид у меня быть не может.

— И последнее, сейчас, когда вы состоите в Голливудской ассоциации иностранной прессы, вам можно иметь свои интересы в кинобизнесе, или вы должны быть абсолютно независимы?

— Работать для студии, представившей фильм на «Глобус», безусловно, нельзя, тогда надо официально отказаться от голосования по фильму, представленному этой студией (за другие картины голосовать можно). Но работать вообще в кино не возбраняется, я, например, еще и сценарист. Года три назад я написал сценарий к короткометражному фильму «Брут», который снял Константин Фам. У него был альманах «Свидетели», посвященный холокосту, в котором было три фильма: первый «Туфельки», он выдвигался даже на «Оскар», ведь был рассказан необычно — там всю историю показывают только через туфли. Сценарий ко второму фильму «Брут» написал я по рассказу «Собачья жизнь» чешского писателя еврейского происхождения Людвига Ашкенази. Это история о домашней собаке, которую эсэсовцы превратили в свою служебную овчарку. Правда, режиссер несколько изменил сценарий, что ж — это его право. В третьем фильме «Скрипка» рассказываются события через скрипку, ставшую свидетельницей преступлений. Сейчас вовлечен в продвижение телесериала как продюсер. Так что, работать в кино, а не только писать о нем, мне очень интересно!

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

"Золотой глобус" кинокритик Сергей Рахлин

01.12.2018 • 08:30 3389

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Сергей Рахлин: Я назвал Казахстан идеальным Советским Союзом
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика