Абай Карпыков: Кино как продукт или товар в Казахстане не существует
Lifestyle
16.10.2017
|
Автор: Асия Агибаева

Абай Карпыков: Кино как продукт или товар в Казахстане не существует

Корреспондент Kapital.kz побеседовал с известным продюсером о новой картине «100 минут о любви», казахстанском кинематографе и режиссерах в политике

23 ноября в прокат выходит новая картина Альмири Карпыкова «100 минут о любви». Лирическая мелодрама о современном Казахстане, о любви и искусстве. В фильме сыграли известные отечественные актеры Эльдана Кансеитова, Айсулу Азимбаева, Мукагали Мырзамбетов, Зайтуна Карпыкова, Лидия Каденова, Азат Сейтметов, Азиз Бейшеналиев, Данагуль Темирсултанова, Нурлан Туреханов, Мурат Нурасилов, Телеубек Аралбай, Куаныш Жылжаксынов. В преддверии презентации фильма корреспондент центра деловой информации Kapital.kz побеседовал с продюсером Абаем Карпыковым. 

- Абай Садвакасович, хотелось бы начать беседу с вашей новой работы. Скоро в прокат выходит «100 минут о любви». Чем картина будет отличаться от других историй о любви?

- Л.Н. Толстой написал: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Примерно так я отвечу на ваш вопрос. В нашей новой картине все семьи счастливы. А главное отличие, пожалуй, некий ироничный взгляд на сегодняшнюю действительность. Сказать точнее, на отношение к человеческим ценностям. Они сегодня девальвированы, а люди дезориентированы. Они почему-то путают низменные потребности своего организма с духовной его наполненностью. То есть подменяют его человеческую природу: искренне любить, ненавидеть ложь и несправедливость, противостоять ханжеству и лицемерию. А ведь главная задача культуры и искусства  -  противостоять этому. Например, как в нашем фильме, через иронию.

- Сколько по времени длилась работа над фильмом?

- Чуть больше месяца съемка, а подготовка и постпродакшн еще 8 месяцев. В общем, все как у людей. Процесс очень приятный и в то же время нелегкий, а трудности связаны как с физическим трудом, так и с еще более сложным моральным – креатив, поиски правильного художественного решения драмы и образов.

- Легко ли сейчас находить инвесторов для картин? Как ситуация изменилась за последние 10-15 лет?

- Ситуация не изменилась. К сожалению. Трудно находить инвестора и сейчас, и 10-15 лет назад также было нелегко. Кино как продукт или товар в Казахстане не существует по причине отсутствия рынка кино. Зритель во всем мире ходит на американские фильмы. Они победили всех, может, за исключением Индии. А Китай с ними борется через квоту на иностранные фильмы. Ставят заслон импортному кино и открывают все двери отечественному. Грубо говоря, поддерживают отечественного производителя.

- В целом как вы можете оценить состояние казахстанского кинематографа? Может и должно ли государство как-то влиять на ситуацию, к примеру, финансированием? Или все должен регулировать рынок?

- Состояние казахстанского кино, как всегда, на старте с надеждой на большой взлет. Государство должно влиять на ситуацию, безусловно, например, принятием закона о кино, где могут быть даны преференции кинематографу. А вообще, кино - это товар, и должен быть рынок кино. А его нет, как я сказал уже. Мало фильмов производится, и все не «шибко» хорошего качества, как художественного, так и профессионального. Поэтому люди отдают предпочтение американскому. Они ведь платят за это свои деньги, соответственно, хотят получить зрелище, а в отечественных картинах они его не находят.

- Можно ли сейчас говорить о том, что зритель уже идет на казахстанские картины, а у режиссеров есть возможности и желание снимать «кассовое кино»?

- Да, зритель уже ходит на наше кино, судя по слухам, и это здорово. Природа человека очень простая. Он хочет смотреть фильмы про себя и свою жизнь, свою страну, свой город. И не надо ждать того, что кино казахское завалит американское. Спайдермен, супермен, айронмен  - все они живут в Нью-Йорке и вряд ли в скором времени поселятся в Алматы. Поэтому надо снимать картины художественные, камерные, с небольшим бюджетом, тогда и рынок, глядишь, появится. А думать про артхаус, что он, как был определяющим для казахстанского кино, так и останется, неправильно. То, что фестивали и конкурсы - это удел, достойный нас, – большое заблуждение. От этого ни нашим зрителям, ни нашей культуре никакой пользы. Мы живем в эпоху глобализации, потребляем все, что производится в мире: еду, одежду, технику и технологию. А вечером придем домой и с таким удовольствием поедим свой бешбармак, чай с молоком и бауырсаками. Просто чудо! Вот так и с кино.

- Может ли кино быть бизнесом или это все-таки искусство? Если бизнес – может ли он быть доходным в Казахстане?

- Кино - это и искусство, и товар. Главное, чтобы оно было талантливым, интересным и нескучным. А про доходность я уже сказал. Надо делать картины художественные и профессиональные, не подражая никому, но основанные на всех достижениях хорошего качественного современного мирового кино.

- А в политику режиссер может уходить? Или он должен только через искусство показывать свое отношение к происходящим в стране процессам?

- У нас свободная страна, и поэтому в политику может уйти даже кинорежиссер. И там тоже показать свое отношение к происходящим в стране, как вы говорите, процессам. Гражданская позиция должна быть как в искусстве, так и в повседневной жизни, то есть в поведении человека. Наверное, это главное. И в нашей картине все это есть. И любовь в фильме обращена ко всем, кто тебя окружает: близким, родным, друзьям и стране, наконец.

- Сколько нужно средств, для того чтобы в Казахстане снять полнометражный фильм?

- Это зависит от сценария, на сколько он потянет. Кино очень простой бизнес – аренда съемочного, осветительного и звукозаписывающего оборудования, аренда павильонов, интерьеров, разных других помещений, зарплаты и гонорары. Все очень просто.

- У вас есть ваши ученики, работы которых можете отметить?

- Я счастлив тем, что у меня есть актеры и их много, которым я передаю частичку своей души, сердца, креатива и профессионализма. Можно ли их считать учениками, не знаю. Главное, я их люблю, и они меня тоже, как мне кажется.