Как биосимиляры изменят отрасль здравоохранения?
Стиль жизни
30.11.2017
|
Автор: Елена Тумашова

Как биосимиляры изменят отрасль здравоохранения?

Основная идея биосимиляров - снижение финансовой нагрузки

На фармацевтическом рынке Казахстана стали появляться аналоги оригинальных биотехнологических препаратов, биосимиляры – новая эра в лечении тяжелых заболеваний и новая эра в экономике систем здравоохранения. Биопрепараты будут все больше использоваться в терапии. В первой пятилетке 20-х годов года на многие оригинальные биопрепараты уже третьего поколения начнет истекать срок патентной защиты, поэтому на рынке будет появляться все больше их аналогов – биосимиляров.

Не так давно компания SANTO представила препарат для лечения почечной анемии и анемии, вызванной при терапией цитотоксическими препаратами в онкологии  эпоэтин зета. Это не первый для нашей страны биосимиляр, но первый, представленный Polpharma в Казахстане. Препарат прошел регистрацию, используется в клинической практике и допущен к государственному тендеру.

Деловой еженедельник «Капитал.kz» совместно с компанией SANTO начинает серию публикаций о биосимилярах. Сегодня Ирина Чублукова, директор по продвижению специализированных препаратов и доступу на рынок компании SANTO, расскажет о том, что это такое – аналоги оригинальных биологических лекарственных средств, чем они отличаются от оригинальных препаратов, как их появление изменило подход к лечению и какой экономический эффект получает государство от применения их в клинической практике.

– Ирина, начнем с главного: что такое биосимиляры?

– По большому счету, «биосимиляр» – это регуляторный термин, которым обозначаются биотехнологические препараты, выходящие на рынок по истечении патента на оригинальные, или референтные, биотехнологические лекарственные средства.

Биологическая терапия появилась относительно недавно. Инсулины – это ее первый представитель. Бум в развитии биологической терапии именно в части биотехнологий с применением методов генной инженерии пришелся на 1990-е годы. Тогда на рынок стали выходить первые блокбастеры – лекарственные средства для лечения серьезных заболеваний, разработанные оригинальными компаниями. В том числе это были эпоэтины; эти препараты стимулируют выработку красных кровяных телец у пациентов, у которых этот процесс по серьезным патологическим причинам ухудшен (например, при хроническом заболевании почек, при терапии онкологическими химиопрепаратами). Еще  был внедрен филграстим – стимулятор выработки белых кровяных телец, лейкоцитов; он применяется при угнетении кроветворной системы, что бывает после применения химиотерапии у онкологических больных.

В конце 1990-х – начале 2000-х происходит бум выхода на рынок более сложных биотехнологических препаратов, молекул так называемых моноклональных антител, у которых гораздо более сложная пространственная структура.

Сегодня, когда мы говорим о биосимилярах, речь идет о биотехнологических препаратах, содержащих те же действующие вещества, что и оригинальные препараты, но на которые истек патент. То есть появилась возможность создать воспроизведенные лекарственные средства с тем же действующим веществом, не нарушая права держателя патента. Биосимиляры эпоэтина и филграстима можно отнести к первой волне. ЭТО БИОСИМИЛЯРЫ С НАИБОЛЕЕ ДЛИТЕЛЬНЫМ ПЕРИОДОМ ПРИМЕНЕНИЯ В РЕАЛЬНОЙ ЕЖЕДНЕВНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКЕ,ОКОЛО 10 ЛЕТ В  ЕВРОПЕ, ЗА ЭТО ВРЕМЯ ПРЕПАРАТЫ БЫЛИ ХОРОШО ИЗУЧЕНЫ КАК В ОТНОШЕНИИ БЕЗОПАСНОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ У БОЛЬШОГО ЧИСЛА РАЗЛИЧНЫХ ПАЦИЕНТОВ. На рынке Казахстана уже есть биосимиляры моноклональных антител, ожидается, что в ближайшее время биоаналогичных препаратов второй волны будет больше, и в дальнейшем, в 2020-х годах, произойдет выход беспатентных версий биотехнологичных препаратов третьей волны, которые сегодня все еще представлены в виде монополии оригинальных молекул.

– В чем разница между генериком и биосимиляром?

– С регуляторной точки зрения, и то, и другое – беспатентная копия оригинального препарата. Разница в том, что генерики копируют химически синтезированные лекарственные средства, а биосимиляры – биотехнологические препараты.

Синтезированные лекарственные средства имеют малые молекулы, их легко и просто воспроизвести. Например, аспирин, патентная защита на него истекла давно. Сегодня достаточно много производителей выпускает ацетилсалициловую кислоту – действующее вещество фактически идентичное. Можно сказать, что одинаковые таблетки ацетилсалициловой кислоты разных производителей достаточно близки друг к другу по составу, и, попадая в организм человека, они будут проявлять одинаковое фармакологическое действие.

Современные биологические препараты, и биотехнологические препараты в том числе, представляют собой молекулы протеинов. Это крупные белки, которые по своей структуре напоминают или имитируют жизненно важные для организма человека белки. Эти препараты воспроизводят сложнейшую молекулу, она в сотни раз превышает по размеру молекулу химически синтезированного лекарственного средства. Синтезировать ее – совсем другая задача. Поэтому и был внедрен этот термин – «биосимиляр». Хотя в некоторых странах изначально подошли к беспатентным версиям биотехнологических препаратов как к химически синтезированным: необходимость выделять отдельную категорию биосимиляров не признавалась, их называли биогенериками. Но все же индустрия производства биосимиляров определила необходимость представить несколько другой путь получения одобрения, регистрации для таких препаратов. Пионером во внедрении термина «биосимиляры» стал Европейский Союз.

– С чем это было связано?

– Методами сравнения идентичности оригинального препарата и генерика невозможно показать идентичность оригинального биологического препарата и беспатентного биологического препарата. Был внедрен отдельный свод требований к беспатентному биологическому препарату, в первую очередь для демонстрации аналогичных клинических исходов по эффектвиности и безопасности у пациентов. Поэтому и был внедрен термин – «биосимиляр».

Хотя основная идея биосимиляров, как и генериков, – снижение финансовой нагрузки. Когда заканчивается монополия, появляется конкурентная среда, и это в итоге приводит к снижению стоимости терапии. Для биосимиляров это важно, потому что все-таки это беспатентные версии препаратов для современной терапии, той, которая решает задачи лечения серьезных заболеваний. Зачастую это лекарственные средства, спасающие жизни. Здесь вопрос в том, что даже незначительное снижение стоимости уже значительно облегчает нагрузку на бюджет, будь это бюджет государства или индивидуального пациента.

– Насколько могут снизиться расходы?

– Рынки разные, регулирование разное. Но общее правило такое: если приходит генерик на рынок после истечения срока защиты оригинального препарата, можно ожидать, что стоимость лечения снизится на 30-50-70%, и даже на 90% от стоимости оригинального препарата.

В случае с биосимилярами первоначальное снижение стоимости может составить от 10% до 30% – не более. Со временем на рынок могут выйти и другие аналоги биологических препаратов, появится более интенсивная конкурентная среда, и вот тогда не исключено более глубокое снижение цены. Например, в Германии с момента внедрения биосимиляров на эпоэтин произошло снижение стоимости терапии на 50% в течение первых пяти лет. Это произошло за счет того, что, с одной стороны, был представлен биосимиляр, имеющий более низкую, чем оригинальный препарат, цену, а с другой стороны, и оригинальный производитель не уходил с рынка, он просто был вынужден снизить цену.

В среднем стоимость лечения биотехнологическими препаратами в 25 раз выше, чем стоимость лечения химически синтезированными средствами. Естественно, даже небольшая экономия – 10-30% – это уже большие деньги.

– Почему разница между стоимостью биосимиляра и ценой на оригинальный препарат не столь велика, как в случае генерика и его прототипа?

– Это связано не с большими амбициями производителей, которые хотят заработать больше, а с тем, что производство биосимиляра по сравнению с производством генерика более сложное и затратное. И этот процесс под силу далеко не всем производителям. Посмотрите на количество фармкомпаний в мире, которые выпускают генерики. И посмотрите на производителей биосимиляров – их можно пересчитать практически по пальцам. Компании-производители биосимиляров максимально стараются снизить цену, но не стоит ожидать слишком глубокого падения.

Кроме дорогостоящей технологии производства, значение в вопросе цены имеет проведение клинических исследований. При регистрации генерика, чтобы показать его идентичность с оригинальным препаратом, зачастую достаточно провести исследование биоэквивалентности. А можно обойтись без этого, в зависимости от того, к какой категории относится лекарственный препарат. Однако для биосимиляров, согласно европейским требованиям и требованиям к регистрации на нашем рынке, необходимо представить данные клинических исследований третьей фазы – когда лекарственное средство изучается, сопоставляется по показателям эффективности, безопасности, иммуногенности с оригинальным препаратом у больного пациента. Как правило, требования к таким исследованиям достаточно жесткие. То есть сама необходимость проведения клинического исследования накладывает большие расходы на производителя.

– Сколько может составлять стоимость клинических исследований в общей стоимости биосимиляра?

– Есть статистика, что разработка европейского биосимиляра для вывода на рынок в современных условиях стоит от $200 млн и выше, генерика – от $1-2 млн. Нет определенных цифр, потому что молекулы разные по сложности, показаниям, это будет влиять на стоимость проведения клинических исследований. Если это более узкое показание, связанное с серьезным заболеванием, в основном в онкологии, то стоимость проведения клинических исследований будет достаточно высокой, поскольку необходимо рекрутировать пул пациентов, которые будут рандомизированы на две сравнительные группы – для оригинального препарата и для биосимиляра.

Нужно понимать, что любой производитель биосимиляра начинает свои разработки тогда, когда патентная защита еще действует. Это так называемый «разворот науки» от готового лекарственного препарата в обратном порядке до старта синтеза. Производитель биосимиляра фактически заново изобретает технологию производства этой биологической молекулы – большие затраты на этапе технологического девелопмента. Это также  обоснует достаточно незначимую разницу в стоимости оригинального препарата и биосимиляра.

Сейчас в странах региона ICH (страны – участники Международной Конференции по гармонизации регуляторных требований с лекарственным препаратам, а именно США, страны Европы, Япония, Австралия, Канада, Южная Африка) делаются усилия для того, чтобы снизить затратную часть на клинику, потому что есть большая заинтересованность государственных плательщиков в том, чтобы стоимость беспатентных биотехнологических препаратов была ниже.

– Ирина, если говорить о методах лечения, как биосимиляры изменили их?

– Основная идея, которая стоит за внедрением биосимиляров, – это снижение стоимости препарата, за счет чего доступ к лечению появляется у большего количества пациентов. Если мы говорим о достаточно высокозатратных патологиях, может быть недостаточно бюджета для того, чтобы терапию получили все, кому это необходимо. Но когда используются биосимиляры – это наглядно видно на цифрах в Европейском союзе, особенно в странах Северной Европы, – доступ к терапии у пациентов резко увеличивается. Это основная гуманистическая идея внедрения биосимиляров – дать возможность получить лечение серьезных заболеваний пациентам вне зависимости от стоимости препарата.

– Как действуют биосимиляры, если говорить об их лечебном воздействии?

– Биосимиляры, и вообще биотехнологические препараты, по своей сути протеины, очень схожие с теми, которые содержатся в человеческом организме, и действуют они через те же механизмы, несколько модифицируя их в организме. Биотехнологические средства и биосимиляры проходят пути естественного процесса, которые в организме больного человека нарушены, моделируют эффект,  нормализуют его, и в этом их действие отличается от действия химически синтезированных препаратов. Некоторые биотехнологические препараты и биоаналоги могут модифицировать естественные процессы в организме для того, чтобы развернуть организм на борьбу с болезнью. Например, МАБы позволяют организму отреагировать в нужных участках – там, где недостаточно реакций иммунной системы, чтобы убить раковые клетки, или прекратить доставку крови в необходимых количествах, чтобы раковая опухоль не росла и произошел некроз.

То есть по большому счету все биотехнологические средства так или иначе действуют опосредованно через естественные процессы организма, модифицируя их. Химически синтезированные средства, как правило, так не действуют, поскольку являются, в большинстве, чужеродными для организма человека субстратами.

– Можно ли в таком случае говорить о том, что биосимиляры лучше, чем генерики?

– Нет, это не так, невозможно приводить такое сравнение, у каждого из них есть конкретная точка применения – конкретные показания, по которым они применяются. Но биотехнологические лекарственные средства приходят, как правило, туда, где генерик не может справиться – дать необходимый уровень эффективности терапии, излечиваемости заболевания, либо полностью изменить подходы к терапии заболевания. То есть мы не можем сказать, что биологическая терапия лучше, чем терапия химически синтезированными средствами. Но сама необходимость появления биологической терапии была вызвана тем, что химически синтезированные средства зачастую не решали поставленных задач.

– Насколько в Казахстане развита биологическая терапия?

– Надо сказать, что Казахстан соответствует лучшим медицинским практикам согласно установленным клиническим стандартам ЕС и США по использованию современных биотехнологических средств для лечения серьезных заболеваний. Сюда относятся многие хронические, онкологические, редкие заболевания. У казахстанских пациентов есть доступ к большинству препаратов по списку орфанных заболеваний, которые признаны в Казахстане.

Препараты закупаются, но в достаточном ли количестве – другой вопрос, для этого необходимы хорошо функционирующие реестры пациентов, и эта практика только развивается. Думаю, для части пациентов покрытие лекарственными средствами недостаточное, препараты дорогие. Поэтому именно наличие биосимиляров наверняка расширит доступ к терапии, то есть не просто снизит затраты государства, но еще и даст возможность большему количеству пациентов получить лечение.

В следующий раз мы расскажем о том, что представляет собой рынок биоаналогов в мире, как компания SANTO выводила на рынок Казахстана биосимиляр, насколько конкурентна среда и каковы перспективы производства аналогов биотехнологических препаратов в нашей стране.

Поделиться