Как биосимиляры применяются в клинической практике в Казахстане
Государство
05.04.2018
|
Автор: Елена Тумашова

Как биосимиляры применяются в клинической практике в Казахстане

Эксперты поделились опытом лечения эпоэтином зета

В прошлом году в Казахстане появился биосимиляр эпоэтин зета – аналог биологического лекарственного средства для лечения анемии, которая возникает как сопутствующее заболевание у больных с тяжелыми заболеваниями. Появление таких препаратов в мире стало новой эпохой в медицине: изменились и продолжают меняться подходы к лечению, современная биологическая терапия становится более доступной для большего количества пациентов. Ранее деловой еженедельник «Капитал.kz» рассказал о том, как компания SANTO вывела на рынок Казахстана биосимиляр эпоэтин зета. На этот раз клиницисты поделились мнением о применении биосимиляров. Уважаемые специалисты клиницисты-ученые в области нефрологии и онкологии рассказали и о том, что обозначает для системы здравоохранения и пациентов внедрение биосимиляров и как это может повлиять на лечение серьезных заболеваний

Профессор Салтанат Туганбекова, доктор медицинских наук, руководитель Республиканского общественного объединения «Общество нефрологов, врачей диализа и трансплантологов Казахстана», руководитель отдела терапевтической службы Национального научно-медицинского центра

– Салтанат Кенесовна, какую роль лечение рекомбинантными человеческими эритропоэтинами играет в нефрологии?

– Когда у человека развивается хроническая патология почек, присутствует различная симптоматика. Один из основных симптомов – анемия, она возникает на поздних этапах патологического процесса. Нефрогенная анемия закономерно осложняет лечение хронической почечной недостаточности. Поэтому лечение почечной анемии, которую еще называют нефрогенной или ренальной анемией, является важнейшей частью ведения пациентов с хронической патологией почек.

Внедрение в нефрологическую практическую медицину рекомбинантных человеческих эритропоэтинов в 1990-х было равносильно революции в лечении нефрогенной анемии, это способствовало значительному продлению жизни, облегчению симптомов у пациентов с хронической почечной недостаточностью.

– Как давно эпоэтин зета применяется в клинической практике в Казахстане?

– Биологический препарат эпоэтин зета в клинической нефрологической практике в Казахстане у пациентов с ренальной анемией применяется уже несколько месяцев в нескольких гемодиализных центрах, расположенных в разных регионах страны. Доступ данного препарата, равно как и других препаратов, в клиническую практику был возможен только после прохождения процедур государственной регистрации в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан в сфере обращения лекарственных средств. То есть после проведения экспертизы по оценке безопасности, эффективности и качества лекарственного средства в соответствии с Правилами проведения экспертизы лекарственных средств.

Использование эпоэтина зета в клинической нефрологической практике и при оказании заместительной почечной терапии в Казахстане обосновано наличием доказанного положительного опыта применения в клинической практике стран Европейского Союза уже более девяти лет. Эпоэтин зета включен в Британский Национальный Формуляр, в международные клинические стандарты по лечению анемии при хронической почечной болезни, в Республиканский клинический протокол по лечению хронической болезни почек версии 2016 года.

– Что дает применение биосимиляра эпоэтина в терапии нефрогенной анемии?

– Одной из самых высоко затратных статей в лекарственном обеспечении пациентов с хронической болезнью почек является терапия нефрогенной анемии препаратами эритропоэтина. Истечение сроков патентной защиты на биофармацевтические препараты эритропоэтина способствовало разработке биосимиляров, в том числе эпоэтина зета.

Европейские данные по использованию препаратов эритропоэтина демонстрируют растущую популяцию пациентов с хронической болезнью почек, получающих лечение эпоэтином зета, без сообщений о непредвиденных побочных эффектах.

Биосимиляры эпоэтина несут потенциал сокращения бюджетных расходов в лекарственном обеспечении пациентов с хронической болезнью почек, что особо актуально в условиях растущего числа пациентов, нуждающихся в терапии эритропоэтинами, при условии, что все пациенты будут охвачены этой терапией.  Конечно, мы, клиницисты, несем ответственность за исходы терапии у наших пациентов и поэтому должны иметь доказательства, что каждый вновь внедряемый биосимиляр эпоэтина получает подтверждение эффективности и безопасности в реальной клинической практике Казахстана. Мы в Республиканском общественном объединении «Общество нефрологов, врачей диализа и трансплантологов Казахстана» будем анализировать пострегистрационный опыт применения эпоэтина зета в реалиях клинической практики Казахстана, для того чтобы сделать наше собственное заключение. Мы обязательно ориентируемся на накопленный международный опыт, но наш собственный опыт очень важен. 

– Как давно эритропоэтины применяются в нефрологии?

– Внедрение рекомбинантных человеческих эритропоэтинов произошло еще в 1988 году в Европе и в 1989 году в США. Высокая эффективность в нормализации уровня гемоглобина при применении эритропоэтинов у пациентов с хронической почечной патологией в конечном счете привела к вытеснению практики гемотранфузий – переливания крови и использования андрогенных стероидов в лечении нефрогенной анемии.

Также ранние исследования рекомбинантных человеческих эпоэтинов показали улучшение показателя качества жизни при хронической болезни почек, что способствовало в итоге широкому использованию рекомбинантных человеческих эпоэтинов в лечении нефрогенной анемии.

Со временем в клинической практике для лечения нефрогенной анемии стали применяться различные эритропоэтины (эпоэтин альфа, эпоэтин бета, дарбэпоэтин альфа, метоксиполиэтиленгликоль-эпоэтин бета). Истечение сроков патентной защиты на биофармацевтические препараты рекомбинантных человеческих эпоэтинов способствовало разработке и внедрению в клиническую практику беспатентных препаратов эпоэтина, биосимиляров, представляющих собой официально зарегистрированные версии оригинального биотехнологического препарата с той же аминокислотной последовательностью, как и у референтного препарата, используемые в тех же дозах по тем же терапевтическим показаниям. Биосимиляр должен быть сравним по показателям качества, эффективности, безопасности и иммуногенности с референтным препаратом, патент на который уже истек.

Как показывает европейский опыт, внедрение биосимиляров приводит к конкурентности на рынке и снижению затрат на приобретение биотехнологических препаратов.

– Какова потребность в Казахстане в биосимилярах эпоэтина?

– В Казахстане к 2018 году число пациентов на заместительной почечной терапии достигло более 5000. Ежегодный прирост этих больных составляет приблизительно 10%. Необходимо отметить, что обеспеченность гемодиализной помощью в Республике Казахстан за последние 10 лет значительно возросла, практически в пять раз, и из средств госбюджета на лечение больных выделяется внушительная сумма. Есть потребность в терапии эритропоэтинами и пациентов с хронической патологией почек, находящихся на додиализном этапе, так как своевременная терапия таких пациентов позволяет отсрочить переход на заместительную почечную терапию. Эти пациенты также полностью охватываются государственным бесплатным медицинским обеспечением.

– Каким вы видите будущее биосимиляров в Казахстане?

– Как я уже говорила, проблема хронической болезни почек в Казахстане актуальна, количество пациентов растет. Необходимо поддерживать и улучшать уже достигнутые показатели качества лечения пациентов с хронической болезнью почек, в том числе и по целевым показателям уровня гемоглобина при нефрогенной анемии. Кроме того, стоит задача одновременного снижения финансовых затрат. Поэтому имеющийся опыт применения биосимиляров эпоэтина, на примере эпоэтина зета, в странах Европы и наш собственный опыт в Казахстане могут иметь прикладное значение в текущих условиях реформы здравоохранения с переходом на модель обязательного социального медицинского страхования в Казахстане.

Сурия Есентаева, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой онкологии, маммологии Казахстанско-Российского медицинского университета

– Сурия Ертугыровна, какова роль биологической терапии в современной медицине?

– Биологические препараты – это новая эра в медицине. Новая эпоха в лечении системных заболеваний, таких как ревматоидный артрит, псориаз, системная красная волчанка, – тяжелых и практически неизлечимых. В этом же ряду стоит рак (буду говорить об онкологических заболеваниях, поскольку специализируюсь именно на них), и он все еще воспринимается как фатальное заболевание. И вот эти препараты – биологические – открыли новые возможности в борьбе не только с самими заболеваниями, но и с осложнениями, возникающими из-за болезни и в процессе лечения. Одним из таких осложнений является, в частности, анемия.

Препараты, которые были разработаны для лечения анемии и ассоциировались с противоопухолевой терапией, как раз-таки представляли собой группу биопрепаратов, поскольку в их основу лег рекомбинантный человеческий эритропоэтин. Важно понимать, что технология их создания очень сложная, и, конечно, разработка оригинальных средств требовала больших затрат. В истории любого препарата наступает момент, когда заканчивается его лицензия. Этот момент наступил для оригинальных биопрепаратов, что послужило толчком к следующему шагу – созданию биосимиляров.

– В чем преимущества биосимиляров?

– Биосимиляры находятся в более выгодном положении по сравнению с оригинальными биологическими препаратами, поскольку при их создании используются полученные и отработанные знания и технологии, но уже на более высоком, современном, уровне. Биосимиляры соответствуют требованиям по биоэквивалентности, эффективности, безопасности и пр. Это означает, что определенные затраты на их разработку будут ниже по сравнению с затратами на производство оригиналов.

Почему это важно? Потому что применение биосимиляров, во-первых, дает возможность широкого доступа пациентов к уникальным по своему действию препаратам. Во-вторых, экономится бюджет государства. Для Казахстана, например, это очень важный момент, потому что лечение онкологических пациентов на сегодняшний день в нашей стране полностью дотируется.

– В чем различаются механизмы действия биологических и химически синтезированных препаратов?

– Механизмы совершенно не совпадают. Химиотерапия предполагает использование цитостатических препаратов, которые по сути своей яды: они воздействуют на клетку и вызывают ее гибель. Причем убивают все клетки, которые быстро размножаются – клетки крови, опухоли, желудочно-кишечного тракта, волосяные луковицы.

Биологические препараты, созданные в начале ХХI века и сейчас занимающие в онкологии 30-40% всего объема лечения, построены по другому принципу. Они воздействуют на определенные механизмы, мишени в опухолевой клетке – с учетом молекулярной генетики, иммуногистохимических особенностей опухоли, поэтому их еще называют таргетными.

Поэтому когда мы говорим в целом о биопрепаратах в онкологии, мы говорим как раз об индивидуализации лечения. Для каждого пациента тактика должна быть выработана с учетом молекулярно-генетических особенностей опухоли. У каждого больного своя опухоль, со своими характеристиками.

– Насколько широко биосимиляры сейчас используются в онкологии в Казахстане?

– В онкологии мы сейчас широко применяем биологические препараты, но пока большинство из них представлено оригинальными препаратами. Хотя уже появляются их биосимиляры. Чисто противоопухолевые биосимиляры мы еще никогда не использовали в терапии, в основном используем биосимиляры, предназначенные для коррекции гематологических осложнений.

Основное лечение в онкологии – противоопухолевое. Человеку назначают химиотерапию, это длительный процесс в жестком режиме. Возникают побочные эффекты, в том числе гематологические, например, анемия (она проявляется практически в 40% случаев). Когда развиваются гематологические осложнения, мы вынуждены либо приостанавливать, либо, если осложнения достаточно выражены, отменять химиотерапию. Это сразу же снижает эффект лечения и способствует развитию злокачественного процесса, заболевание может прогрессировать.

Более того, анемия сама по себе всегда снижает качество жизни пациента – общее состояние, самочувствие, физическую активность. И, конечно, это еще больше усугубляет состояние человека.

Поэтому для завершения лечения очень важно, чтобы состояние больного, его лабораторные показатели, общий статус были как можно лучше. Биологические препараты, биосимиляры способствуют улучшению качества жизни человека, помогают правильно проводить назначенное лечение. И они способствуют тому, что при метастатических процессах больные могут жить как при любом хроническом заболевании, когда болезнь можно контролировать и пациенты не просто живут долго, но и качество их жизни находится на высоком уровне.

– То есть онкологическим больным очень важно получать терапию биологическими препаратами. Какие биосимиляры сейчас используются в Казахстане в онкологии?

– На нашем рынке определенное время назад появились филграстимы, тогда мы воспринимали их как генерики, не понимали, что это именно биосимиляры – препараты совсем другого класса. Когда появились эритропоэтины, уже зазвучало официальное определение – биосимиляр, и пришло совсем другое понимание их сути.

И филграстимы, и эритропоэтины – это препараты сопроводительной терапии в онкологии, колониестимулирующие факторы (воздействуют на костный мозг). Филграстим способствует выработке клеток лейкоцитарного ростка, эритропоэтины – эритроцитарного ростка.

Эритропоэтины направлены как раз на нормализацию гематологических осложнений, о чем мы говорили выше – они используются в лечении анемии. Это значимый в онкологии класс препаратов. То, что в 2017 году в Казахстане появился и был зарегистрирован биосимиляр эритропоэтина, в частности эпоэтин зета, позволяет нам в большей степени обеспечивать терапию нуждающихся пациентов и добиваться эффекта, который мы хотим получить в процессе лечения.

– Насколько высока потребность в биосимилярах, которые применяются в сопроводительной терапии онкологических больных?

– Мы с компанией SANTO провели ретроспективное исследование на базе двух диспансеров. Просканировали около 1000 историй и примерно в 30% случаев выявили анемию на фоне химиотерапии. Это как раз те пациенты, которым показано лечение эритропоэтинами и также препаратами железа.

Как показало наше исследование, к сожалению, малая доля пациентов получала лечение эритропоэтинами – порядка 5-7% из всех нуждающихся. Остальные получали лечение препаратами железа, причем перорального приема, эти препараты не дают такого быстрого желаемого эффекта, который необходим для проведения беспрерывного лечения химиотерапией.

Наше исследование показало актуальность проблемы: реальное число больных, нуждающихся в терапии эритропоэтинами, намного больше, чем то количество препаратов, которое закупается и назначается.

Потребность в биосимилярах очень высокая, они используются в лечении практически каждой локации рака. И если у пациентов есть возможность получить терапию биопрепаратами за счет того, что стоимость их будет ниже при том же высоком качестве, это хорошо и для самих пациентов, и для государства.

Поделиться