Галымжан Пирматов: «Авария на «Фукусиме» продолжает влиять на нашу отрасль»
АВТОР

20.12.2012 • 00:14 3777

Галымжан Пирматов: «Авария на «Фукусиме» продолжает влиять на нашу отрасль»

Несмотря на рост цен на энергоресурсы, их потребление ежегодно увеличивается. По прогнозам Министерства энергетики США, мировое энергопотребление с 2008 по 2035 год вырастет на 53%.

В связи с такими прогнозами эксперты уверяют, что Казахстану нужно развивать атомную электроэнергетику. Необходимость строительства АЭС обусловлена напряженной ситуацией на внутреннем рынке электроэнергии. По оценке специалистов Евразийского банка развития, существует реальная угроза перехода казахстанской экономики из энергоизбыточной в разряд энергодефицитной. При ежегодном темпе роста ВВП на 9% среднегодовой рост электропотребления достигает 6%. В республике работает 71 электростанция, половина из них построена до 1980 года.

Так, главными причинами, по которым нашей республике стоит начать развивать атомную отрасль, является то, что ресурс основных генерирующих мощностей страны быстро стареет. К 2014 году физический износ генерирующих мощностей достигнет 80-90%.

В этом отношении АЭС, по мнению специалистов ЕБР, имеют хорошие перспективы. Перезагрузка реактора происходит раз в пять лет. К тому же Казахстан может полностью обеспечить себя атомным топливом.

Однако казахстанская общественность высказывается резко против строительства АЭС и развития атомной отрасли в республике.

О перспективах развитии атомной энергетики в Казахстане, о планах Cameco Corporation в нашей стране деловой еженедельник «Капитал.kz» побеседовал с Галымжаном Пирматовым, президентом Cameco Казахстан.

– Совместное предприятие АО «Казатомпром» и канадской уранодобывающей компании Cameco Corporation – СП «Инкай» функционирует с 1996 года. Какова сегодня доля Cameco в Казахстане, и какие позиции компания занимает?

– Казахстан производит около 20 тыс. тонн урана в год. СП «Инкай» сейчас производит менее 2 тыс. тонн, в 2013 году планирует произвести 2 тыс. тонн, что составляет около 10% от общего объема казахстанского производства урана.

– Галымжан Олжаевич, могли бы Вы поделиться планами компании Cameco? Будут ли еще созданы совместные предприятия?

– Мы с «Казатомпромом» намерены наращивать производство урана нашим совместным предприятием СП «Инкай». На данный момент в Правительстве РК, на последней стадии утверждения, находятся документы на получение разрешения увеличить ежегодное производство до 2 тыс. тонн. В долгосрочных планах у компании стоит задача – нарастить производство до 4 тыс. тонн в год.

В соответствии с нашими совместными планами с «Казатомпромом» мы сейчас еще начинаем работу над проектом по строительству завода по аффинажу урана. Наше совместное предприятие «Ульба Конверсия» как раз будет заниматься этим проектом. Мы надеемся, что все наши ожидания по экономическим параметрам проекта подтвердятся на стадии подготовки технико-экономического обоснования (ТЭО). На данном этапе мы планируем завершить все проектные работы и начать строительство завода в Усть-Каменогорске до 2018 года.

Строительство аффинажного завода соответствует стратегии нашего партнера – «Казатомпрома» и позволит выпускать продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Кроме того, новое производство обеспечит инвестиции в экономику страны и новые рабочие места.

Одно из основных требований для успеха проекта – необходимость скорейшего подписания межправительственного соглашения «О мирном использовании атомной энергии». Это соглашение позволит корпорации Cameco передать Казахстану и «Казатомпрому» свою уникальную технологию по аффинажу и конверсии урана. Работа над подписанием данного соглашения ведется правительствами Казахстана и Канады.

– «Казатомпром» создает множество СП с различными странами. Для чего это необходимо?

– «Казатомпром» в совершенстве владеет технологией добычи урана методом подземного выщелачивания, феноменальный рост производства урана в Казахстане тому подтверждение. Партнеры «Казатомпрома» в совместных предприятиях по добыче урана вносят свой вклад в развитие отрасли в Казахстане через финансирование необходимых инвестиций, что было важно в 90-ые годы, развитие безопасности труда и охраны окружающей среды, новые технологии управления производственными процессами. Я считаю, что сегодня «Казатомпром» способен самостоятельно начать разработку любого месторождения в Казахстане, у них есть и высококвалифицированные люди, и развитые технологии, и финансовые возможности. По той или иной причине на заре независимости Казахстана были свои причины для создания совместных предприятий по добыче. Но все последние совместные предприятия «Казатомпрома» уже создаются под проекты по более высокому переделу и для получения новых технологий. «Казатомпром» все больше концентрируется на тех цепочках ядерно-топливного цикла, где больше добавленной стоимости, но при этом требуются более высокие технологии. С ростом финансового потенциала «Казатомпрома» финансовые возможности партнеров выходят на второй план.

– В какой степени авария, которая произошла на АЭС «Фукусима», отразилась на уровне продаж урана в Вашей компании?

– Разговоры и обсуждения аварии на «Фукусиме» до сих пор продолжаются, и это правильно. Авария на «Фукусиме» продолжает влиять на нашу отрасль. На уровень производства и объемов продаж нашей компании это никак не повлияло, но на нашей работе отразилось. Мы недавно обновили параметры своей стратегии долгосрочного роста. Ранее мы планировали удвоить производство урана до 40 млн фунтов в 2018 году, сейчас мы планируем добыть 36 млн фунтов к этому сроку. Очень важно отметить, что, невзирая на этот пересмотр, наша стратегия остается стратегией роста. И это ощутимый рост, почти в 2 раза. Корректировка параметров связана с тем, что рынок в коротко-среднесрочной перспективе ощущает отголоски аварии на «Фукусиме». По нашим последним прогнозам, в течение следующих 10 лет в мире появятся 80 новых реакторов с учетом выбытия части существующих. В начале текущего года мы прогнозировали, что новых реакторов будет 96. Для сведения: сейчас в Японии работают только 2 реактора из 50. За последние полгода еще несколько стран объявили о своих планах по выводу из строя определенных реакторов после истечения срока лицензии, которые мы ранее ожидали, что получат продление своих лицензии. Хочу отметить, несмотря на то, что основная масса реакторов в Японии сейчас не работают, компании-владельцы этих реакторов вкладывают огромные средства в улучшение безопасности своих реакторов. И когда мы видим миллионы инвестиций в улучшение безопасности, это добавляет уверенности в том, что данные реакторы будут запущены.

– Готово ли сегодня мировое сообщество отказаться от атомной энергетики и использовать альтернативные виды энергии?

– На сегодняшний день очень сложно взять и заместить те объемы электроэнергии, которые обеспечивают АЭС, альтернативными источниками. Все-таки атомные реакторы – это источник чистой с экологической точки зрения электроэнергии, которые к тому же обеспечивают базовую нагрузку. После первичных капитальных затрат, вложенных в строительство, АЭС имеют еще и достаточно конкурентную себестоимость производства. В долгосрочной же перспективе очень многие страны планируют вкладывать в развитие возобновляемых источников энергии. Я уверен, что технологии будут развиваться, а стоимость возобновляемой энергетики будет снижаться, и каждая страна будет стремиться к своему оптимальному набору источников энергии или так называемому «energy mix» для обеспечения своих потребностей.

– С учетом вышесказанного, как, на Ваш взгляд, будет развиваться атомная энергетика в Казахстане?

– Я считаю, что у Казахстана есть все возможности для успешного развития отрасли. Казахстан производит треть мирового производства урана, у национальной атомной компании «Казатомпром» есть четкая стратегия развития. В рамках своей стратегии «Казатомпром» сотрудничает с основными мировыми игроками для достижения своей цели. Например, с нашей компанией «Казатомпром» сотрудничает по развитию аффинажа и конверсии урана, с «Росатомом» по обогащению урана, с «Аревой» по строительству завода по производству топливных сборок и т.д. Компания Cameco со своей стороны и дальше намерена работать с Казахстаном и «Казатомпромом» для достижения намеченных совместных целей.

– Как развитие атомной энергетики влияет на экономику Казахстана и на статус нашего государства на мировой арене?

– Как я уже говорил, Казахстан сегодня производит треть от мировой добычи урана. Данного результата удалось добиться буквально за 15 лет, огромный скачок от уровня меньше 1 тыс. тонн в год до нынешних 20 тыс. тонн в год. Многие даже не верили, что Казахстан сможет нарастить объемы добычи до такого уровня. Теперь все убедились в потенциале Казахстана и «Казатомпрома», вопрос дальнейшего роста производства в большей степени зависит от роста спроса, обеспеченного соответствующей ценой.

Если говорить о влиянии на экономику страны, то оно, безусловно, позитивное. Это и инвестиции, и рабочие места, и развитие социальной инфраструктуры. По своему размеру мировая отрасль производства урана гораздо меньше той же нефтегазовой отрасли, и в экономике Казахстана нам еще далеко от ведущих позиций, хотя мы и занимаем лидирующее место в мире в своей отрасли.

– Нуждается ли Казахстан в строительстве АЭС с учетом постоянного роста потребности в электроэнергетике?

– В Казахстане есть немало источников энергии: уголь, газ, гидроэнергетика. Есть определенные перспективы развития ветряной и солнечной электроэнергетики. Есть все возможности для развития атомной энергетики, при этом вопрос обеспечения безопасности имеет первоочередное значение. Обеспечение охраны окружающей среды становится все более актуальным при выборе того или иного источника энергии для обеспечения растущего энергопотребления. Не стоит забывать и о сопутствующих факторах развития атомной энергетики, таких как развитие науки и создание квалифицированных кадров. Вопрос, по-моему, состоит в выборе долгосрочной стратегии страны с точки зрения надежного энергообеспечения оптимальной комбинацией источников энергии или, как я уже говорил, «energy mix».

– Наша республика, как и Канада, является участником договора о нераспространении ядерного оружия и принимает активное участие во всех значимых инициативах в области разоружения. Как Вы относитесь к проекту создания Международного банка ядерного топлива (МБЯТ) на территории Казахстана?

– Эта инициатива и другие инициативы главы нашего государства по нераспространению ядерного оружия и разоружению получили широкую поддержку со стороны мирового сообщества. Предлагая создать на своей территории Международный банка ядерного топлива, Казахстан предлагает свой практический вклад мировому сообществу в дело снижения риска распространения ядерного оружия.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

20.12.2012 • 00:14 3777

Поделиться
Галымжан Пирматов: «Авария на «Фукусиме» продолжает влиять на нашу отрасль»
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus