26.09.2012 • 21:14 1096

Исламские ЦБ: есть желание – нужны возможности

Ровно месяц прошел с тех пор, как обещанные руководством БРК исламские бумаги сукук «аль-Мурабаха» прошли листинг на Казахстанской фондовой бирже (KASE). С 27 августа ведутся открытые торги, правда, на сегодняшний день сделок с ними пока заключено не было. По мнению вице-президента KASE Андрея Цалюка, он не ожидает от «аль-Мурабаха» какой-либо ликвидности на бирже, так как изначально исламские бумаги – это инструмент привлечения денег, а не активной торговли на вторичном биржевом рынке. И этим они полезны реальному сектору экономики.

Размещение состоялось в соответствии с текущим законодательством, согласно которому 20% от всего объема зарубежного размещения ценных бумаг резидента страны должно пройти на казахстанском рынке. Первичное размещение данных ценных бумаг, методом прямой подписки, успешно состоялось без регистрации на KASE. Именно у ценных бумаг этого типа, во избежание нарушения морально-этических норм регулятивного характера, есть ограничения на вторичном рынке. Поэтому наибольший интерес для инвесторов будет иметь дальнейшее развитие рынка в рамках первичных размещений корпоративных бумаг и выпуска партнерских сертификатов сукук и их tradeability на вторичном рынке.

Напомним,. 2 февраля текущего года глава Банка развития Казахстана Нурлан Кусаинов сообщил, что банк планирует выпустить исламские облигации. Цель – диверсификация портфеля заимствования и внедрения новых инструментов финансирования. В итоге дебютную эмиссию сертификатов сукук Банк развития Казахстана выпустил в июле текущего года. Кстати, именно так стоит называть эти квазидолговые ценные бумаги в силу их особенностей – наличия доли имущества в соответствии с номиналом самого паевого сертификата, вместе с тем, представляющего долговой инструмент среднесрочного характера с ценой, исходящей из реальной доходности проекта.

«Для полного понимания стоит пояснять некоторые моменты, касающиеся ликвидности сукук и их отношения к вторичному рынку. С одной стороны – это сертификаты, базирующиеся на партнерских или долевых отношениях (мудараба, мушарака и вакала (агентство), и они могут продаваться повторно (до срока погашения), – говорит председатель Ассоциации развития исламских финансов Казахстана Ерлан Байдаулет. – С другой стороны, те сертификаты, которые фактически размещены на основании торговых инструментов (мурабаха, салам, иджара, истисна) и представляют собой возврат долга, в силу морально-этического запрета на рибу (ссудный процент) и продажу денег за деньги, в том числе денежного долгового обязательства за деньги, имеют очень жесткие ограничения по вторичному обороту на фондовой бирже. Как известно, элемент спекулятивности тоже относится к категории запретов в исламских финансах».

Таким образом, инвесторы на развивающемся исламском рынке долгового капитала выступают не в качестве обезличенных продавцов-покупателей в стремлении получения краткосрочной прибыли, как происходит на традиционных фондовых биржах, а представляют собой реальных партнеров, заинтересованных в получении своих дивидендов из получаемой прибыли по проекту. То есть вопрос краткосрочной ликвидности исламских финансовых институтов остается открытым. Поэтому, учитывая менталитет большинства брокеров и представленных ими инвесторов, дальнейшее развитие вторичного исламского фондового рынка в стране, где в настоящее время очень низок уровень общей информированности о природе исламских (этических) финансов, в кратко- и среднесрочной перспективе, по мнению экспертов, стоит под большим сомнением.

«При этом стоит отметить появившуюся тенденцию к реальному деловому партнерству и разделению рисков и прибыли в местном бизнес-сообществе и в настроениях населения, что, надеюсь, может ретранслироваться в успешные размещения (фактически Initial private offerings (IPO) на первичном рынке исламских ценных бумаг, – говорит Ерлан Байдаулет. – В целях поддержки местной реальной экономики весьма полезно было бы рассматривать выпуск сукук именно в тенге. В связи с этим хотел бы поддержать инициативу ИМРА (Исламского международного рейтингового агентства) и ИБР по пилотному выпуску сукук в местных валютах в 8 наиболее развитых странах ОИС, в том числе и в Казахстане».

Законы на ощупь

Отметим, что несколько лет назад Казахстан предпринимал попытки внедрения исламских финансовых продуктов на территории страны. 12 февраля 2009 года был принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам организации и деятельности исламских банков и организации исламского финансирования», который дал возможность развиваться исламским банкам, а также стал платформой для возможности выпуска исламских облигаций. Однако данный закон не предполагал возможности суверенного выпуска исламских облигаций. Поэтому 22 июля 2011 года был принят дополнительный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам организации исламского финансирования», который позволяет суверенным и квазисуверенным органам и организациям осуществлять выпуск эмиссионных ценных бумаг не только в виде государственных казначейских обязательств, но и в виде государственных исламских ценных бумаг.

Реализация положений обоих законов предполагает обеспечение необходимой нормативной правовой базы для выпуска Казахстаном исламских ценных бумаг в целях привлечения средств исламских инвесторов, а также для установления ценового ориентира для корпоративного сектора страны и будет способствовать дальнейшему развитию исламских финансовых инструментов. Основными вводимыми понятиями являются: арендные сертификаты и исламская специальная финансовая компания. При этом есть различия между суверенным выпуском и корпоративными выпусками.

«Принятые законы вызывают ряд вопросов и сомнений в комплексной подготовке нормативной правовой базы для выпуска исламских облигаций, – говорит генеральный директор UFS Investment Company (Россия) Елена Железнова. – Например, закон от 12 февраля 2009 года предусматривает изменения в Налоговом кодексе страны. Однако в изменениях не прослеживаются такие важные для структурирования выпуска облигаций налоговые исключения и преференции, как отмена НДС при продаже и обратном выкупе актива, отмена НДС на сумму арендных платежей и другие вполне необходимые налоговые исключения, как это было сделано, к примеру, в Турции или Англии».

Не совсем понятна российскому эксперту, как выпущенная в соответствии с казахстанским законодательством ценная бумага попадет в руки международных инвесторов. К примеру, в России только недавно начала реализовываться программа по доступу ОФЗ на международный расчетный центр Clear Stream. Даже если обеспечить международным инвесторам полный доступ к бумагам, могут возникнуть вопросы касательно применимого права, так как на данный момент выглядит так, будто сделка будет полностью структурирована в соответствии с казахстанским законодательством. Это может отпугивать инвесторов, привыкших видеть английское право в основной транзакционной документации, особенно при инвестировании в развивающиеся рынки.

«С моей точки зрения, в первую очередь, руководство KASE должно быть реально заинтересовано в формировании нормативно-технической базы на собственной площадке. Мы готовы помочь им в установлении «твиннинговой» схемы взаимодействия с ведущими фондовыми биржами Малайзии, Бахрейна или Дубаи. Им важно профессионально понять всю картину самим, а затем разработать программу информирования местных, особенно институциональных, инвесторов», – говорит председатель Ерлан Байдаулет. По его словам, на сегодня важно определить группу специалистов Нацбанка, KASE, БРК, крупного частного бизнеса и привлеченных зарубежных экспертов для системного решения вопроса по созданию финансово- инвестиционного хаба в региональном масштабе. При этом весьма важно обратить внимание на адаптацию успешного опыта, на разработку процедур управления рисками и предотвращения каких-либо угроз, адекватности пруденциальных нормативов, раскрытия полной информации (обязательной прозрачности) по эмитентам и реализуемым ими проектам, на присвоение не только кредитных, но и фидуциарных рейтингов.

«Хотим отметить ряд характеристик, которые могут в перспективе вызвать большой интерес институциональных инвесторов к данным ЦБ, – говорит руководитель аналитического центра «Asyl Invest» Нурлан Рахимбаев. – В первую очередь, рынок исламских облигаций не настолько ликвидный, чтобы реагировать на иногда высокую волатильность глобальных рынков. На данный момент его размер составляет порядка $500 млн. На этом рынке активен в основном первичный рынок. То есть инвесторы предпочитают покупать облигации при размещении и держат в основном до погашения. Вторичный рынок узок. Рынку исламских облигаций свойственен исторически низкий уровень дефолтов. В значительной степени это связано с тем, что бумаги обеспечены активами и выпускаются под конкретные проекты. Такие свойства рынка привлекательны для отечественных пенсионных фондов, которые главным образом предпочитают вкладывать в качественные активы на долгий срок и избегать турбулентности на рынках, которые иногда приводят к заметной просадке портфелей НПФ».

При этом Ерлан Байдаулет отмечает, что, в силу природы исламских финансов, конкуренции между ними и традиционными долговыми инструментами нет. Это подтверждают более чем 30-летняя история и текущие тенденции рынка.

Мариям Бижикеева

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

26.09.2012 • 21:14 1096

Loading...