29.08.2012 • 10:56 601

Путешествие по юго-востоку Канады

«Магазин открывать собираетесь?» – улыбаясь, спросил меня пожилой канадский таможенник, глядя на многочисленные склянки с йодом и пачки отечественного антигриппина, лежащие в моем чемодане. По мере извлечения на свет очередного чуда постсоветской медицины типа «корвалдина», его глаза становились все больше и круглее. Минут пятнадцать потребовалось для объяснения этому милому дедушке причин появления этой мини-аптеки в моем багаже. В Канаде лекарства в большинстве своем совсем другие, чем у нас, и стоят больших денег, а бывшие наши соотечественники привыкли к знакомым с детства препаратам, и американским не очень-то доверяют. Весь багаж – презент русскоязычным эмигрантам по их настоятельной просьбе. Еще час ушел на проверку лекарств по компьютерной базе препаратов, разрешенных в Канаде. В итоге все медикаменты провезти разрешили, попросив в следующий раз уменьшить количество ввозимого.

Покинув хорошо продуманный гостеприимный аэропорт Пирсона, направляюсь знакомиться с самым большим и самым космополитичным городом Канады – Торонто. Кто-то называет его самым американским мегаполисом в стране, кто-то обзывает всеканадской помойкой из-за того, что большинство разношерстных неквалифицированных мигрантов оседает именно здесь. Торонто современен, величественно красив, а местами удивительно уютен. По поводу его названия есть несколько версий, но основная имеет индейские корни. На их наречии «tkaronto» означает «место, где деревья торчат из воды». Воды здесь действительно много, особенно в прекрасном озере Онтарио, являющемся одной из главных городских достопримечательностей.

Исторический центр города, именуемый Даунтауном, – причудливая смесь викторианской Англии и Америки XXI века. Самая бойкая и самая длинная не только в Канаде, но и во всем мире, улица Янг-стрит чем-то напомнила Оксфорд-стрит в Лондоне, только в Америке размах побольше. Много лет назад здесь была индейская тропа, потом ее облюбовали европейские первопроходцы. Сейчас протяженность улицы-гиганта почти две тысячи километров, и тянется она от озера Онтарио до границы с американской Минессотой. По наивности, я сначала считал, что Янг-стрит переводится как «молодая» или «молодежная», и только в самом конце поездки по стране, почти через два месяца, выяснил, что название улица получила в честь сэра Джорджа Янга, сделавшего немало для процветания Британской империи.

Многие районы Торонто, например Северный Йорк и Этобико, когда-то были отдельными поселениями и сравнительно недавно объединились в один мегаполис. Особенно приятен тихий и очень дорогой район Этобико, в котором живет немало славян. Польская, чешская и украинская речь здесь звучит не реже английской. Очень много антикварных магазинов, причем на самый разный вкус и кошелек: от буржуазно-аристократических салонов, где при желании можно отыскать вещи музейного уровня до скромных лавочек с ценами от пяти долларов и выше. В одной из таких мы познакомились с продавцом-сербом, в свое время бежавшим от натовских бомбардировок. Он был очень рад попрактиковаться в уже порядком подзабытом русском, и даже спел нам пару народных песен. Полуантикварные вещицы, приобретенные в его магазинчике, стали едва ли не лучшими покупками, сделанными в Канаде.

В Торонто много красивых храмов: величественные соборы святых Джеймса и Майкла построены приблизительно в одно и то же время и в одном стиле. Есть здесь и свой замок – Каса Лома одно из самых больших частных жилых строений во всей стране. Он был возведен в лучших традициях средневековья магнатом сэром Генри Пеллатом в четырнадцатом году прошлого века. Внутреннее убранство Каса Ломы поражает воображение – в свое время Пеллат пригласил для его оформления лучших художников и краснодеревщиков Европы. Правда, долго наслаждаться своим творением эксцентричному миллионеру не удалось. Строительство получилось затратным, да и постоянные вечеринки, закатываемые в замке, съедали уйму денег. В конце концов, обанкротившийся сэр продал этот архитектурный шедевр.

В городе немало памятников, некоторые с весьма непростой судьбой, например монумент английскому королю Эдварду седьмому. Раньше он украшал собой индийскую столицу, но после обретения страной независимости делийские власти начали борьбу с памятниками – символами колониального прошлого. В итоге этот величественный монумент переехал в более цивилизованную и лояльную к Британии Канаду. Любопытно то, что непосредственно Индии этот просвещенный правитель, «дядюшка всей Европы» (он приходился дядей многим европейским монархам, в том числе Николаю второму и кайзеру Вильгельму), ничего плохого не сделал. Зато канадский Куинс парк обзавелся действительно роскошным произведением искусства.

Будучи в Торонто, можно сделать себе подарок и отправиться по близлежащим достопримечательностям, которыми богат юго-восток Канады. Одна из известнейших и к тому же находящаяся совсем недалеко (по канадским меркам) – Ниагарский водопад, разделенный, как и многие туристические объекты региона, на две части: канадскую и американскую. Городок Ниагара Фоллс, возле которого он расположен, тоже разделяет государственная граница. Она весьма прозрачна для граждан США и Канады, но ощутима для иностранцев. Американская виза у меня отсутствовала, поэтому на «звездно-полосатую» часть города я не попал, да и смысла особого не было, поскольку уклад жизни и пейзаж в двух половинках практически одинаков. В этом маленьком городке есть все, что нужно для отдыха: свой Диснейленд, небольшой зоопарк, музей восковых фигур и сеть круглосуточно работающих казино.

Ниагарский водопад издавна притягивал к себе не только туристов, но и всевозможных смельчаков, желающих пощекотать нервы себе и окружающим. Кто-то ходил по канату, натянутому над водяной пропастью и снискал себе общемировую славу, как, например, легендарный Блонден. Его канатоходные трюки с мешком на голове или с человеком за спиной помнят спустя столетие. Однажды его шоу посетил даже будущий монарх Эдвард седьмой. Большинство же любителей острых ощущений особо не мудрствуют и бросаются вниз в бочках или на автомобильных покрышках. Бедолаги чаще всего гибнут, некоторые отделываются сломанными челюстями, единицам везет остаться невредимыми. Полицейские очень внимательно следят за публикой, находящейся здесь, выискивая сомнительных личностей и подозрительные предметы, на которых можно было бы попытаться совершить рискованный прыжок в бездну. И их старания не остаются напрасными: ежегодно отлавливаются горячие головы, мечтающие покорить Ниагару и прославиться.

Несколько дальше, на реке святого Лаврентия находится уникальный природный парк «Тысяча озер». С этим местом связана старая индейская легенда, согласно которой верховный Бог спустился на землю, чтобы наставить местное население на путь истинный. Поводом для визита стали постоянные конфликты среди жителей. После проповедей и наставлений индейский Бог презентовал пастве прекрасный сад, чтобы все жили дружно в этом райском местечке. Но едва первое восхищение подарком прошло, неразумные люди вновь стали враждовать друг с другом, чем окончательно вывели посланника небес из себя. Тогда небожитель разгневался и отправился восвояси, прихватив с собой подарочек. Правда, по пути на небеса, случился небольшой конфуз: котомка, в которой был сад, порвалась, и его части рассыпались ровнехонько над рекой святого Лаврентия. Эта россыпь и стала цепочкой островов, которая действительно долгое время была поводом для раздоров между Канадой и Штатами. Локальные войны то гасли, то разгорались с новой силой, причем поводы могли быть самыми незначительными, а последствия весьма плачевными. Только к концу девятнадцатого века здесь научились договариваться, и «топор войны» был зарыт навсегда. Поначалу эти острова стоили совсем недорого, и североамериканцы охотно их покупали. Теперь эти участки суши стоят весьма серьезных денег, ведь место действительно чудесное, каждый домик подключен ко всем благам цивилизации, есть электричество, телефонная сеть и канализация. Государственная граница расположена весьма причудливо, и то здесь, то там мелькают американские и канадские флаги.

Даже в самых крупных канадских мегаполисах много всякой живности. В Северном Йорке я неоднократно видел енотов, а в Этобико – диких гусей и черных, больше похожих на мохнатых крыс, белок. Водятся в городской черте также опоссумы, бурундуки и скунсы. Встреча с последними не сулит ничего хорошего, поскольку запах, источаемый ими, действительно ужасен. Однажды скунс пробрался в подъезд нашего дома, где-то в самом низу, так вот, запах ощущался даже на нашем девятнадцатом этаже. Животных в Канаде оберегают почти фанатично. В Торонто, например, существует центр диких животных, который круглосуточно оказывает помощь попавшим в беду зверятам. Чаще всего это случается холодной зимой, когда животные поступают с диагнозом «обморожение лап и хвостов». В прошлом году в Торонто был переполох: нашли трех маленьких енотов-альбиносов совсем недалеко от центра города, это действительно огромная редкость, особенно в таком большом мегаполисе.

Несмотря на свои просторы, Канада никогда не была страной с большими амбициями, в отличие от своего южного соседа. Может быть, поэтому у нее нет внешних врагов, развитие страны идет равномерно, без стрессов и катаклизмов, а население довольно мирно уживается друг с другом и с дикой природой…

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

29.08.2012 • 10:56 601

Loading...