25.07.2012 • 08:10 1796

Николай Радостовец: «У Казахстана есть все шансы встать на одну ступень с мировыми гигантами горно-металлургического сектора»

Более чем на 470 млрд тенге пополнилась государственная казна от налогов на сверхприбыль (НСП) и добычу полезных ископаемых (НДПИ) с 2007 по 2011 год, уплаченных предприятиями горнодобывающего сектора. При этом темпы роста налоговых поступлений превышали рост цен на продукцию горно-металлургического комплекса (ГМК). Об этом и многом другом в интервью «Капитал.kz» рассказал Николай Радостовец, исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП).

– Что сегодня происходит в ГМК Казахстана?

– ГМК – базовая отрасль экономики Казахстана и основа Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР). Компании, которые рассматривались как сырьевые, за последние годы увеличили производство, в том числе готовых металлов и экспорт продукции более высоких переделов.

Так, «Казахстанский электролизный завод» впервые в республике начал производство первичного алюминия и сейчас выпускает 250 тыс. тонн алюминия в год. ССГПО, ранее горнодобывающее предприятие, запустило металлопрокатный завод с ежегодной мощностью 75 тыс. тонн проката. Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат вышел на производство титановых слитков, широко использующихся в авиационном и космическом производстве.

Однако сегодня наблюдается не самая благоприятная конъюнктура для отечественного ГМК, но в то же время ситуация далека от пессимистичного сценария. По ряду товарных групп наметилась тенденция снижения цен, особенно на листовой прокат. Только за месяц стоимость меди упала на $1 тыс., на горячекатаную сталь – на 12% – с $827 до $723, и в перспективе эксперты ожидают дальнейшего падения цены до $700 за тонну и ниже.

Стоимость тонны цинка в последние месяцы колеблется в диапазоне $1800-1900. Это приблизительно соответствует уровню аналогичного периода 2010 года. Цены на феррохром падают и составляют порядка $1255 за тонну, что определяется снижением спроса на данный сплав. По сравнению с показателями прошлых лет практически все металлы и сплавы стоят дешевле.

– Какой процент валового внутреннего продукта (ВВП) Казахстана приходится на горно-металлургическую отрасль?

– Предприятия ГМК республики формируют значительную долю ВВП Казахстана. Несмотря на неустойчивость мировых рынков, в отрасли отмечается положительная динамика: по всем производственным показателям работы этого сектора наблюдается рост. В прошлом году объем промышленного производства ГМК превысил $20 млрд, а это 11% от объема ВВП страны. Общая сумма прямых инвестиций в ГМК по итогам 2011 года составила 55,6 млрд тенге.

– Какие коррективы в ГМК страны внес мировой финансовый кризис?

– ГМК достойно преодолел первую волну мирового финансового кризиса. В отрасли удалось избежать массовых сокращений работников и не остановить реализацию инвестиционных проектов. В самый сложный период предприятия горнодобывающего сектора не только продолжали регулярно платить налоги, но и увеличивали поступления в бюджет. Только отчисления от НСП и НДПИ за период с 2007 по 2011 год составили более 470 млрд тенге.

– Ожидаете ли Вы вторую волну глобального кризиса и насколько предприятия ГМК к ней подготовлены? Есть ли у них своя антикризисная программа?

– Конъюнктура мировых рынков сейчас развивается не самым благоприятным образом. Существует вероятность наступления очередного спада в мировой экономике, что может привести к дальнейшему снижению спроса и стоимости продукции ГМК.

По утверждению некоторых экспертов, к концу года можно ожидать весьма серьезное падение цен, в ряде случаев – ниже себестоимости, поэтому предприятия горно-металлургической отрасли уделяют серьезное внимание разработке собственных антикризисных программ.

Что такое антикризисный план? Это многовариантный документ, который предполагает гипотетическое развитие предприятия при нескольких уровнях цен. То есть оптимистический, пессимистический и кризисный сценарии. Все антикризисные программы предприятий разрабатываются при активном участии работодателя и профсоюза. Ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, как представитель промышленного сектора, отслеживает ситуацию в режиме «нон-стоп».

Мы уверены, что конструктивная деятельность наших профсоюзов позволит избежать повторения событий в Европе. Когда работники системообразующих предприятий Греции, выходя на забастовки, отбрасывают экономику страны на несколько лет назад, формируют ситуацию, при которой общество заходит в тупик. В мировой практике при кризисном сценарии развития, когда цены на продукцию падали ниже себестоимости, как правило, закрывалось производство, а тысячи людей оставались на улице.

Казахстанская модель тем и отличается, что даже при наихудшем развитии событий предприятия стараются не допустить сокращений трудовых коллективов. Сегодня в горно-металлургической отрасли республики занято около 300 тысяч человек. Эффективное социальное партнерство, в основе которого лежит соблюдение интересов работников, работодателей и власти, помогает сохранить социально-экономическую стабильность предприятий ГМК.

Думаю, прошлый опыт в преодолении кризиса пригодится компаниям в случае ухудшения внешнеэкономических условий. Как известно, в начале года Правительство РК разработало антикризисный план на случай второй волны глобального кризиса, предусматривающий два варианта развития событий: относительно стабильное развитие (пессимистический сценарий) и резкое ухудшение ситуации (негативный сценарий).

Крупные предприятия горно-металлургической отрасли, такие как Евразийская корпорация природных ресурсов (ENRC), «Корпорация Казахмыс», АО «Казцинк», ArcelorMittal Temirtau и другие, имеют свои антикризисные программы, которые четко скоординированы с национальным планом. Избежать негативного развития событий в реальном секторе – обоюдное стремление как властей, так и бизнеса, поскольку многие предприятия ГМК являются градообразующими, и жизнедеятельность малых городов во многом зависит от того, как работают эти компании.

По какому бы сценарию не пошла экономика, у нас достаточно оптимизма рассчитывать на то, что мы сохраним производство и людей.

– Что даст ГМК вступление Казахстана в ВТО?

– Отечественная продукция ГМК занимает лидирующие позиции по меди, хрому и стали. Многие страны периодически включают против казахстанских товаров антидемпинговые механизмы. Например, США, чтобы не пропустить ферросплавную продукцию, вводят экспортные пошлины в размере 280% и более. Европа до сих пор рассматривает Казахстан как страну с нерыночной экономикой, и потому устанавливает определенные барьеры против нашей сталелитейной продукции. Понятно, что при таких мерах туда вообще нет смысла поставлять продукцию. Это фактически даже не барьер, а непроходимая стена.

Вступление в ВТО, во-первых, оградит отечественные товары горно-металлургической отрасли от экстраординарных пошлин. Они приобретут цивилизованный вид, ограничившись разумными 25%. Во всяком случае, при таких условиях казахстанские компании смогут сохранить свое присутствие на зарубежных рынках и попытаться там конкурировать. А во-вторых, наше участие в ВТО будет позиционировать Казахстан как страну – цивилизованного партнера.

На мой взгляд, вступление в торговый союз разрешит многие наболевшие вопросы, касающиеся не только пошлин, но и тарифов на транспортировку грузов, вопросы по качеству товаров и т.д.

– Как политика Министерства охраны окружающей среды (МООС) влияет на развитие ГМК РК?

– Политика МООС самым серьезным образом влияет на развитие ГМК. Сейчас реализуется много проектов, предусматривающих снижение выбросов в атмосферу и сокращение отходов производства. Министерство охраны окружающей среды проверяет предприятия достаточно жестко. Более того, по целому ряду предельно допустимых концентраций (ПДК) казахстанские нормативы даже превосходят требования европейских стран. По выбросам газов предприятия уже сегодня вкладывают огромные деньги. К примеру, Евразийская энергетическая корпорация оснащает предприятия установками по улавливанию пыли, каждая из которых обходится порядка $40 млн.

Желание Казахстана стать «зеленой» страной мы поддерживаем. Но нужно учитывать, что страна находится в фазе активной индустриализации. Увеличение объемов производства приводит к пропорциональному росту выбросов, это закономерно. Однако экологическое законодательство ставит перед промышленными предприятиями задачу по снижению выбросов парниковых газов на 15% до 2013 года. Говоря объективно, выполнить это требование за полгода большинству компаний не под силу. Предположительная сумма штрафов по отрасли с учетом роста производства составит порядка $1,7 млрд или порядка 25% по отношению к инвестициям, предусмотренным в рамках ГПФИИР ($6,7 млрд).

Это, в свою очередь, скажется на себестоимости продукции, тарифах на тепло- и электроэнергию и конкурентоспособности предприятий Казахстана. Хотелось бы, чтобы МООС, депутаты парламента и правительство в целом это понимали и разработали четкий механизм совершенствования экологической политики государства в сочетании с дальнейшей индустриализацией страны.

Безусловно, предприятия горно-металлургического сектора готовы модернизировать производство, однако на тотальную реструктуризацию потребуется как минимум несколько лет. Будет логично, если МООС даст предприятиям возможность поработать над сокращением выбросов в течение двух лет в «пилотном» режиме, а уже с 2015 года ужесточать экологическое законодательство.

– Адекватна ли, по Вашему мнению, сегодняшним реалиям налоговая нагрузка для недропользователей?

- За последние 4 года поступления горнодобывающего сектора только от налога на сверхприбыль (НСП) и налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) составили более 470 млрд. тенге. Замечу, что темпы роста налоговых поступлений превышали рост цен на продукцию горно-металлургического комплекса (ГМК).

Правительство сохранило стабильный режим налогообложения – это мы расцениваем как поддержку горно-металлургического сектора. Вместе с тем налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) дает существенное увеличение налоговой нагрузки на наши предприятия. Если конъюнктура рынка ухудшится, то по ряду компаний, таких как ENRC, «Казахмыс», «Казцинк» и другим потребуется принять постановление правительства, как это предусмотрено Налоговым кодексом, по нулевой ставке НДПИ.

Речь идет, прежде всего, о бедных месторождениях, которые при неблагоприятном развитии мировой экономики могут просто закрыться. А чтобы потом возобновить брошенные месторождения, понадобятся огромные средства. Эти вопросы предприятия, входящие в АГМП, обсуждают в рабочих группах Минэкономики. Правительство уже выразило готовность ввести нулевую ставку НДПИ для убыточных месторождений.

Остается решить один принципиальный момент: какое месторождение следует считать низкорентабельным? По нашему мнению, нижний порог рентабельности должен быть в пределах 5-7%. Минфин и Минэкономики исходят в своих расчетах из 0%. Но ноль – это абсолютное отсутствие рентабельности.

На наш взгляд, эту цифру необходимо скорректировать в пользу переработчиков, поскольку многие проекты горнорудной промышленности требуют проведения больших объемов вскрышных работ. А это дополнительные, причем немалые затраты. От решения правительства зависит дальнейшая инвестиционная политика владельцев месторождений.

– Правительство рассматривает возможность введения рентного налога на продукцию ГМК, экспортируемую без переработки в республике. К чему приведет такая мера?

– Рентный налог в Казахстане в том или ином виде активно присутствует. При расчете НДПИ государство взимает ту самую ренту, которую получают недропользователи. А потому введение какого-то дополнительного налога в соответствии с мировой практикой, как подчеркивали эксперты Всемирного банка, в Казахстане нецелесообразно.

Если есть какие-то вопросы, надо их решать в рамках совершенствования расчета НДПИ. Введение дополнительного рентного налога может просто свернуть ряд проектов, потому что это риски, которые могут как ограничить финансирование проектов по ГПФИИР, так и заморозить приток инвестиций в отрасль.

Мы категорически против введения каких-либо налогов, тем более что кривая роста имеет свойство к увеличению. Любое изменение налогового режима весьма болезненно воспринимается зарубежными кредиторами, чревато изменением ставок по кредитам и прочими издержками.

– С какими проблемами сталкиваются предприятия горно-металлургической промышленности?

– Сейчас многие предприятия отрасли испытывают дефицит сырья, связанный с истощением месторождений. Нельзя не упомянуть вопросы транспортного обеспечения предприятий ГМК.

Практически все компании ежегодно сталкиваются с дефицитом подвижного состава, что вынуждает их предпринимать экстренные меры для вывоза готовой продукции. В частности, приобретать собственные вагоны, а также арендовать более дорогие российские вагоны. Это приводит к резкому увеличению транспортной составляющей в себестоимости продукции. В ГМК существуют факты сокращения объемов производства по причине невозможности осуществления отгрузки.

В ближайшее время планируется передача инвентарного парка АО «НК «КТЖ» частным операторам. Мы понимаем, что этот шаг в сложившейся экономической ситуации фактически неизбежен и оправдан. Однако имеется целый ряд вопросов, касающихся самих принципов передачи и дальнейшего функционирования вагонного парка. Неясно, как будет проходить технологическое взаимодействие участников перевозочного процесса в новых условиях, будут ли обеспечены равные права для АО «Казтемиртранс» и других частных операторов вагонов.

Законом РК «О государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности» предусмотрено предоставление права недропользования без проведения конкурса на основе прямых переговоров в соответствии с Законом «О недрах и недропользовании». Однако на деле ни первая, ни вторая норма не работают.

Один из самых актуальных для отрасли вопросов – кадровый. Сегодня предприятия ГМК столкнулись с потребностью в целом ряде специалистов, способных работать на современном производстве. К сожалению, общество еще не до конца пришло к пониманию важности подготовки технических кадров.

Международная практика организации профессионального образования в промышленности основана на саморегулировании отраслевого бизнеса и финансировании части затрат по организации подготовки и переподготовки кадров за счет вложений как со стороны работников, так и со стороны работодателей через их объединения.

Министерству индустрии и новых технологий (МИНТ) следует рассмотреть возможность более широкого использования средств недропользователей, направляемых на подготовку казахстанских кадров в рамках контрактной деятельности, включая финансирование отраслевого центра Независимой оценки квалификаций (НОК), а также иных мероприятий, направленных на развитие кадрового потенциала в ГМК.

Надо формировать крепкий рабочий класс, который составляет важную часть стабильной экономики и сильного государства. Вопросом абсолютной важности является соблюдение установленного порядка взаимодействия между работниками и работодателями.

– Что еще необходимо делать для более эффективного и динамичного развития ГМК в стране?

– По причине своей отдаленности часть месторождений просто не могут быть освоены. А отсутствие инфраструктуры отпугивает потенциальных инвесторов. Они побаиваются взваливать на свои плечи строительство дорог, линий электропередачи и водоводов. Это достаточно рискованно, а затраты на инфраструктуру могут превысить доход от освоения месторождений.

Правительству необходимо предусмотреть вопросы развития инфраструктуры – строительство железнодорожных линий, автотрасс, линий электропередачи, объектов водоканала. Активизировав строительство, государство покажет, что видит в месторождении серьезный проект, реализовав который, рассчитывает на получение крупных дивидендов.

Существенный аспект – тарифная политика, которая должна быть прозрачна и понятна для грузоотправителей и других участников рынка. В процессе перевода вагонов инвентарного парка в частный необходимо четкое взаимодействие между операторами вагонов и грузоотправителями.

Немаловажен вопрос и трансфертного ценообразования. Большинство долгосрочных контрактов недропользователей содержат в качестве способа определения цены котировальный период, в промежутке 2-4 месяца с момента отгрузки. Мы бы хотели, чтобы казахстанское трансфертное законодательство учитывало этот факт.

Одна из значимых норм, прописанных в ГПФИИР, – возможность заключения отдельных инвестиционных соглашений по наиболее крупным и приоритетным инвестиционным проектам. Они должны предусматривать особые меры государственной поддержки. К примеру, предоставление налоговых льгот и преференций, финансового и нефинансового стимулирования инвесторов в приоритетном порядке месторождений.

ГМК Казахстана ждет от правительства плана газификации по регионам. Плана, касающегося не только бытовых нужд населения, но и промышленности. Мы надеемся на более четкую стыковку между МИНТ и Министерством экономического развития и торговли (МЭРТ) в этих вопросах. Нужна консолидированная позиция ведомств по перспективам развития горной металлургии, чтобы было четкое понимание и взаимодействие хотя бы на стратегическом уровне. Где, когда, в каких объемах будет поставлен газ. Вот тогда и надо поднимать вопрос об экологической составляющей – когда будет выбор, что именно использовать.

– Как сегодня продвигается работа по разработке и внедрению Горного кодекса?

– Международные эксперты высоко оценивают потенциал ГМК Казахстана. Аналитики проработали сценарий перспективного развития отрасли при условии создания наиболее благоприятного инвестиционного климата в ГМК. У РК есть все шансы встать на одну ступень с такими добывающими странами, как Канада, Чили, Бразилия. Но для этого нужно поднять нашу законодательную базу до их уровня. Действующий закон «О недрах и недропользовании» в большей степени регулирует сферу углеводородов, особенности добычи твердых полезных ископаемых нормативным документом, по сути, не учитываются. Вряд ли нужно объяснять, что нефтегазовая и горнодобывающая отрасли существенно отличаются друг от друга. Разработка и принятие Горного кодекса в Казахстане является насущной необходимостью, причем документ должен быть прямого действия, лаконичным и понятным для инвесторов, учитывать все аспекты деятельности горнорудного сектора: от получения геологической информации до закрытия месторождения.

– Какие проекты ГМК планируется реализовать в ближайшем будущем?

– Сегодня в Актобе ведется строительство нового завода ферросплавов ТНК «Казхром» мощностью 440 тыс. тонн высокоуглеродистого феррохрома в год. Здесь планируется смонтировать 4 уникальных печных агрегата, которым нет аналогов в мире. Общая стоимость строительства – $750 млн, срок завершения – 2013 год. На одном из металлургических предприятий ЮАР есть две похожие печи, но их мощность значительно ниже – 60 МВт, тогда как в Казахстане – 72 МВт.

На АО «Казахстанский электролизный завод» строится завод по производству обожженных анодов годовой мощностью 136 тыс. тонн. Завершение строительства планируется к декабрю текущего года. Это позволит снизить себестоимость продукции, повысить долю казахстанского содержания и создать около 500 рабочих мест.

Один из таких проектов – строительство в Рудном завода по производству горячебрикетированного железа (ГБЖ), у которого много плюсов. Один из них – логистические схемы поставок, за счет которых значительно расширятся границы рынка сбыта готовой продукции. Окончание строительства завода по производству металлизированного продукта мощностью до 2,8 млн тонн металлизированных брикетов в год запланировано на 2014 год.

Думаю, что эти и целый ряд других проектов будут успешно завершены.

– К 2014 году правительство намерено добиться увеличения валовой добавленной стоимости металлургической отрасли не менее чем на 107%, а объемы производства и экспорта высокотехнологичной конкурентоспособной продукции увеличить вдвое. Реально ли, по Вашему мнению, за 2 года добиться таких показателей?

– Мы тоже ориентируемся на эти цифры. Надеемся, что к концу года все-таки экономического кризиса не случится, и наши основные потребители будут продолжать покупать казахстанские металлы. Работники ГМК прикладывают все свои силы для реализации программы ФИИР. Отслеживаем ценовые котировки, работу банков в Европе и очень надеемся, что крупные державы сумеют выстроить стабильную финансовую систему в мире. От этого зависит очень многое.

– Каковы Ваши прогнозы на ближайшее будущее относительно дальнейшего развития ГМК в стране?

– Горно-металлургический сектор Казахстана уверен в завтрашнем дне. Более того, предприятия отрасли намерены наращивать производственные мощности. Мировые тенденции изменяются, а наши проекты требуют длительной подготовки и проработки многих нюансов. Если раньше ГМК в большей степени был сырьевым, то сейчас здесь реализуется 42 крупнейших проекта, направленных на внедрение наукоемких, энергосберегающих производств стоимостью порядка $24 млрд.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

25.07.2012 • 08:10 1796

Loading...