18.07.2012 • 11:31 880

Для «подушки» Казахстана еще не хватает пуха

Экспорт зерна может принести Казахстану ту самую ликвидность, которую он потеряет от падения мировых цен на нефть и которая необходима для наполнения бюджета. Но чтобы это случилось, нужно решить проблему дефицита транспортных средств.

В первой декаде июля на Чикагской товарной бирже цена одной тонны продовольственной пшеницы выросла на $29 и составила $298.

По данным директора департамента земледелия Министерства сельского хозяйства РК Анны Буць, с урожая прошлого года (более 27 млн тонн) в остатке имеется еще 9,8 млн тонн зерна. Если прибавить к этим объемам урожай нынешнего года (по данным экспертов, 14 млн тонн зерна в чистом виде), то экспортный потенциал республики может оказаться очень даже неплохим.

Сегодня уже идут разговоры о том, что на фоне снижения цен на нефть (по данным экспертов, до $50 за баррель) доходы от зерна могут оказаться весьма своевременными для наполнения бюджета. Тому способствуют и природные катаклизмы: из-за наводнения на Кубани (основном зерносеющем регионе России) цены на российское зерно выросли почти на $60 за тонну. На фоне данного сообщения позиции более дешевого по себестоимости казахстанского зерна на мировом рынке лишь укрепятся.

Сегодня многими экспертами доходы от экспорта зерна рассматриваются как «подушка» Казахстана от недобора денег по экспорту нефти. Но чтобы эта самая «подушка» наполнилась пухом, нужно развивать новые маршруты экспорта и решить главную проблему – хроническую нехватку зерновозов.

А мы пойдем на восток…

Эксперты уже предлагают сменить вектор экспорта. Как заметил в своих комментариях Deutsche Welle («Немецкая волна») президент Зернового союза Казахстана Нурлан Тлеубаев, транзит через Россию невыгоден не только из-за дорогой и долгой транспортировки, но и потому, что рынок уже занят – российским, украинским и европейским зерном. Западное направление на самом деле проблемное. Так, у Казахстана нет прямого выхода к Черному морю. Из-за этого до покупателя казахстанское зерно идет в два-три раза дольше, чем из России или Украины, – почти месяц. Правительство, чтобы стимулировать экспорт и повысить конкурентоспособность отечественного зерна, вынуждено доплачивать экспортерам по $40 за каждую тонну зерна, провезенную через Россию. И самое главное – пшеницу приходится везти довольно далеко – к портам Черного, Азовского и Балтийского морей, в результате чего стоимость тонны зерна превышает $300, тогда как закупочная цена составляет $200-$250. Найти покупателя на такое дорогое зерно (ранее зерно на мировых рынках было почти на треть дешевле, чем сейчас) – довольно сложное занятие.

В силу вышеуказанных причин г-н Тлеубаев предлагает сосредоточиться на поставках зерна на рынки Ирана, Афганистана, Турции, Ближнего Востока, Северной Африки и Юго-Восточной Азии.

Смена вектора экспорта уже началась. Еще два года назад Казахстан вынашивал планы вложить $100 млн в покупку зерновых терминалов на Черном море. Сегодня о них забыли. В своих комментариях Deutsche Welle ответственный секретарь Министерства сельского хозяйства РК Евгений Аман заметил, что Казахстан отказался от этих планов. «Мы не считаем целесообразным покупать терминалы в Грузии, России или на Украине, нам проще и правильнее строить их на границе с Китаем и Ираном. В Иране у нас уже есть терминалы, и мы будем строить еще», – подчеркнул он.

Одновременно идет активная работа по наращиванию пропускной способности каспийских портов Актау и Бейнеу. По мнению Нурлана Тлеубаева, те инвесторы, которые сейчас создадут флот зерновозов на Каспийском море, получат в будущем огромную выгоду.

Эксперты не скрывают, что транспортировка казахстанского зерна через Иран – дело крайне выгодное. По данным экспертов, тонна зерна тогда станет дешевле как минимум на $100, чем при отправке через Черное море.

Новые рынки – дело тонкое

Однако выбрать направление экспорта еще не значит осуществлять реальные поставки. Так, по иранскому направлению Казахстан ежегодно экспортировал до 1 млн тонн зерна. В конце апреля на пресс-конференции в Астане заместитель министра иностранных дел Исламской Республики Иран по странам Азии и Океании Сейед Аббас Аракчи говорил о том, что Иран будет продолжать закупки зерна у Казахстана. Правда, потом добавил, что «различные факторы могут повлиять на объем закупки зерна, в том числе и цена».

По информации г-жи Буць, конъюнктура пока складывается в пользу Казахстана. На наличном рынке цена одной тонны американской пшеницы в первой декаде июля выросла на $24, европейской – на $20, российской – на $60.

В то же время закупочная цена на внутреннем рынке Казахстана на пшеницу третьего класса в первой декаде июля текущего года составила $155 за одну тонну, это на $31 дороже, чем было в начале года. Но и с учетом этого роста себестоимость казахстанского зерна ниже, чем у его прямых конкурентов.

В афганском направлении достаточно проблем. В конце ноября 2011 года АО «Казтранссервис» предложило возить грузы в обход Узбекистана: порт Актау – порт Амирабад (Иран) – таможенный пост Догурум (граница Афганистана и Ирана). Такой крюк объясняется низкой пропускной способностью узбекско-афганского пограничного перехода Галаба – Хайратон и медленной выгрузки пшеницы: составы задерживаются и простаивают там по нескольку дней. А срок доставки по этому маршруту составляет 45 суток и больше.

Направления на Турцию, Ближний Восток и Северную Африку во многом зависят от пропускной способности казахстанских морпортов Актау, Бейнеу, запуска железной дороги Казахстан – Туркменистан – Иран. Работы с казахстанской стороны по наращиванию пропускной способности морпортов ведутся, но пока далеки от завершения. Железная дорога, которая позволит по приемлемым тарифам возить зерно в обход Узбекистана, еще не построена.

Ахиллесова пята казахстанского экспорта

Но все эти ожидания доходов от экспорта зерна могут разбиться о реальность. А реальность такова, что Казахстан уже долгое время имеет хроническую проблему с транспортными средствами, в частности, с зерновозами.

По словам вице-президента национального центра развития транспортной логистики АО «Казахстан темир жолы» (КТЖ) Рустама Дженалинова, сегодня, чтобы экспортировать 15 млн тонн пшеницы ежегодно, Казахстану нужно 15 тысяч вагонов-зерновозов. «Сейчас у Казахстана есть только 5-6 тысяч вагонов, остальное арендуем у российских и украинских транспортников», – пояснил представитель национальной железнодорожной компании. И далеко не всегда россияне и украинцы идут навстречу.

Но, правда, есть планы по решению проблемы. В 2012 году КТЖ намерена закупить 2 тыс. новых крытых вагонов, а чтобы компенсировать нехватку еще нескольких тысяч зерновозов, компания создаст совместное предприятие по перевозке зерна с российским «Русагротрансом».

Значит, вопрос о том, что зерно может стать первым по доходам экспортным продуктом Казахстана, пока придется отложить на неопределенное время. Слишком много факторов, которые могут повлиять на объемы экспорта.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

18.07.2012 • 11:31 880

Loading...