27.06.2012 • 14:46 856

Проверять не будут. Теперь бы еще налоговую нагрузку снизить…

Если законопроект, предусматривающий трехлетний запрет на проверки новых субъектов МСБ, пройдет процедуру утверждения, будут созданы неплохие условия для развития бизнеса. Однако наряду с уже существующими механизмами по стимулированию бизнеса необходимо сделать еще один шаг – оптимизировать налоговую нагрузку.

13 июня мажилис в первом чтении одобрил законопроект, который вводит трехлетний запрет на проверку новых субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ). Согласно заключению комитета по экономической реформе и региональному развитию палаты, документ разработан во исполнение поручения главы государства о дополнительном сокращении еще на 30% количества лицензий и разрешительных документов.

Законопроектом вносятся изменения в 80 законодательных актов, направленных на отмену лицензирования отдельных видов деятельности, не соответствующих принципам лицензирования; сокращение и оптимизацию контрольно-надзорных функций госорганов.

Как уточнил министр экономического развития и торговли Бакытжан Сагинтаев, действие трехлетнего запрета не будет распространяться на субъекты малого предпринимательства, чья деятельность связана с повышенной опасностью.

Он пояснил, что из 1096 выявленных разрешений предусматривается отмена 257, не влияющих на обеспечение безопасности от высоких угроз, и перевод на уведомительный порядок 40 разрешений, не связанных с прямым риском для жизни и здоровья граждан, носящих информационный характер.

Кроме того, законопроектом пересматриваются критерии отнесения к субъектам предпринимательства. Критерий «среднегодовая стоимость активов» заменяется на более объективный показатель «среднегодовой доход» с установлением следующих пороговых значений: для малого бизнеса – до 60 тыс. МРП (91 млн тенге), для крупного – свыше трех млн МРП (4,5 млрд тенге). К среднему будут отнесены субъекты, не попадающие под параметры малого или крупного предпринимательства.

Везде одно и то же

Как правило, мораторий на проверки МСБ применяются в государствах, где нет четко отлаженного механизма налогового администрирования и имеется высокий уровень коррупционного риска.

Так, совсем недавно государственная налоговая служба (ГНС) Украины продлила мораторий на проверки малого и среднего бизнеса. Об этом во время всеукраинской конференции ассоциации налогоплательщиков заявил председатель ГНС Украины Александр Клименко.

«Изучив общественное мнение, мы увидели опасения бизнеса по поводу нашей реакции на принятие закона об упрощенной системе налогообложения возобновлением проверок. Хочу напомнить, что президент поручил нам, наоборот, создавать благоприятные условия для бизнеса. Мы и сами понимаем, что необходим адаптационный период, что нужны время на изучение нового закона и выбор оптимальной модели налогообложения. Я беру на себя ответственность дать вам это время», – подчеркнул Александр Клименко.

Вместе с тем руководитель налогового ведомства призвал представителей предпринимательского сообщества к добросовестному выполнению налоговых обязательств и добровольному отказу от схем минимизации.

«Ответственность должна быть взаимной. Если мы хотим создать цивилизованную модель отношений, выработать этикет нашего диалога, то все стороны должны прилагать усилия. Не давайте поводов подозревать вас в нарушениях и проверять», – отметил Александр Клименко.

Примерно то же самое происходит и в Казахстане. 22 июня, выступая на совещании по развитию предпринимательства, президент РК Нурсултан Назарбаев попросил министра финансов Болата Жамишева «учить людей». «Мечта многих предпринимателей не платить налоги вообще, либо же красиво уйти от уплаты, а задачей Жамишева является в первую очередь ловить за руку таких нерадивых предпринимателей, что у него успешно получается».

Это означает, что мораторий на проверки МСБ использует как метод ухода от уплаты налогов.

Тому подтверждением может служить и опыт Кыргызстана и Таджикистана. В обеих странах предприниматели сразу после введения моратория старались сделать все, чтобы не платить налоги. Так, мораторий на проверки МСБ в Таджикистане был введен летом 2008 года. А в 2012 году в интервью «Чархи Гардун» председатель налогового комитета Нусратулло Давлатов сказал: «Я хочу подчеркнуть другую сторону. Моратории нужны, но в каком смысле. Предприниматель должен сразу знать, что мораторий на проверки не означает, что налогоплательщик не должен платить налоги, не должен предоставлять декларации и т.д. Потому что в период действия моратория было очень много жалоб со стороны сотрудников налогового комитета. Они приходят с проверкой, а им говорят, сейчас действует мораторий, вы не имеете права проверять. А предприятие действует уже давно и не уплачивает налоги, поэтому к нему и приходит куратор».

Практически во всех странах постсоветского пространства при введении моратория на проверки МСБ возникает одна и та же проблема – предприниматели стараются уйти от уплаты налогов.

«В тени» хорошо не только летом

Разумеется, неуплата налогов ведет к уводу части бизнеса в теневой сектор экономики. По некоторым оценкам, которые озвучиваются и государственными органами, доля теневой экономики в Казахстане за период с 2002 по 2012 годы снизилась с 30 до 20% от ВВП и составила 5 трлн тенге. При этом львиная доля нелегального оборота денежных средств приходится на Алматы, который формирует 25% ВВП Казахстана, хотя и не имеет больших предприятий промышленности и горнодобывающего сектора.

То, что доля теневой экономики снижается, в первую очередь, говорит об эффективности мер правительства, в том числе моратория на проверки МСБ и упрощенной системы налогообложения.

Однако то, что доля теневой экономики все равно большая, свидетельствует о недоверии бизнеса государству. Так, в черном списке налоговых органов Алматы – 6,5 тыс. предприятий, имеющих признаки лжепредпринимательской деятельности, сумма оборотов по которым за 2008-2010 годы составила более 1,2 трлн тенге. Это означает, что бюджет недополучил в виде налогов только по корпоративному подоходному налогу (КПН) и налогу на добавленную стоимость (НДС) свыше 400 млрд тенге. Для сравнения: весь бюджет Алматы составляет примерно 270 млрд тенге в год.

К примеру, вице-президент Казахстанской ассоциации оценщиков Александр Калинин считает, что в тень уходят по двум причинам: либо не хотят платить налоги, либо пытаются скрыть незаконно добытые доходы. По его словам, «сегодня легче легализоваться, чем работать по «серой» схеме, но это не значит, что при этом будут исправно платиться все налоги».

В то же время директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов не склонен считать, что в теневой сектор уходит МСБ. По его мнению, туда уходит в основном крупный бизнес. «У нас же с прибыли в 100 тыс. тенге вам придется отдать в виде налогов 20 тыс. тенге. Вроде бы мало? А теперь представьте, что вы заработали на импорте 100 млн тенге, и вам придется отдать 20 млн. Процент вроде тот же, но сумма уже другая. Культура казахстанского бизнеса, сложившаяся в основном в 90-е годы, когда наживались либо на сырье, либо на приватизации, приучила извлекать прибыль в 100-200 и более процентов. И именно эти люди, сделавшие себе тогда состояние, потом перенесли свои ожидания по рентабельности и на другие секторы экономики, выступив главными их двигателями. И эта же культура в 2000-е годы была поддержана за счет спекулятивных схем по недвижимости и земельным участкам. Но опыт других стран показывает: если крупный бизнес исправно платит налоги, малый и средний к нему со временем подтягиваются», – говорит г-н Худайбергенов.

Что делать?

Сейчас уже стало ясно, что ни упрощенная система налогообложения, ни мораторий на проверки МСБ не показывают высокой эффективности. Поэтому наряду с мерами государства по развитию нового бизнеса должны быть предприняты меры по оптимизации самого налогообложения.

Олжас Худайбергенов предлагает убрать сложный для начисления и подсчета КПН, заменив его налогом на сделку. «И облагать таким налогом только крупные сделки, скажем, начиная со $100 тыс.», – подчеркнул эксперт.

Еще одна проблема, которая свойственна казахстанскому бизнесу – это зарплаты «в конвертах». Если подсчитать, то работодатель должен с зарплаты своего работника вычесть как минимум 31% налогов: 10% индивидуального подоходного налога, 10% в пенсионный фонд, 11% социального налога с прибыли. «Эту цифру надо тоже минимизировать, не трогая пенсионные отчисления. Тогда желающих платить налоги, возможно, станет больше. Мы к этому рано или поздно придем», – уверен г-н Худайбергенов.

Так что, хочет государство или не хочет, но уже неплохо работающие механизмы в виде упрощенной системы налогообложения и моратория на проверки МСБ необходимо дополнить другими мерами по оптимизации налоговой нагрузки. Только в этом случае меры правительства по стимулированию развития МСБ дадут хороший эффект.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

27.06.2012 • 14:46 856

Loading...