20.06.2012 • 11:05 699

Лес оправданных надежд

Казахстанским производителям мебели под силу конкурировать с Китаем, Германией, Италией

Казахстанской мебельной отрасли нужна инвестиционная привлекательность. Это можно сделать с помощью гибкой системы налогообложения, различных преференций и грамотного подхода к подготовке профессиональных кадров для отрасли. Об этом и о многом другом в эксклюзивном интервью «Капитал.kz» рассказал Михаил Глухов, президент Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности РК.

– По Вашей оценке, как сегодня обстоят дела в мебельной и деревообрабатывающей отрасли Казахстана?

– В целом можно сказать,  что из кризиса мы потихоньку выходим. Пока мебельная промышленность себя чувствует несколько лучше, чем деревообрабатывающая. По результатам прошлого года темп роста составил 32%, и это очень хороший показатель, то есть мы почти достигли докризисного уровня. Причем в 2008-2009 годах падения мебельной промышленности не наблюдалось. Изменялся лишь прирост, от 4 до 7% соответственно.

Экспорт мебели из Казахстана вырос с $1386,2 тыс. за 2010 год до $1994,4 тыс. за 2011 год, то есть увеличился на 43%. Весь прирост получен за счет отгрузки продукции в страны СНГ, прежде всего в Кыргызстан и Россию. Так, экспорт мебели в Кыргызстан вырос в 2,4 раза и составил $539,7 тыс., а это 28,6% от общего экспорта. В Россию вырос в 3,5 раза и составил $426,0 тыс. В Турцию объемы экспорта составили $238,7 тыс.

– Какие основные тенденции наблюдаются на рынке?

– Вырос импорт мебели, сырья, а также комплектующих. Кроме того, радует, что сегодня очень много компаний выходит на казахстанский рынок. Это, в свою очередь, дает новые договоры, деловые связи и конкурентную среду. И как следствие – более динамичное и продуктивное развитие рынка.

Пока ориентация подавляющего большинства отечественных производителей мебели только на внутренний рынок остается неизменной. Это большая проблема в деле реального повышения конкурентоспособности производимой продукции.

– К чему приведет вступление Российской Федерации (РФ) во Всемирную торговую организацию (ВТО), и как это отразится на отечественной мебельной отрасли?

– В связи с вступлением РФ в ВТО предстоит корректировка Единого таможенного тарифа (ЕТТ), но как это будет происходить – еще непонятно. Договоренность, которую выторговала Россия, позволяет ей поднять планку по некоторым позициям таможенного тарифа. Однако россияне говорят, что  повышения не будет.

Для нас главное, чтобы условия работы казахстанских мебельщиков не ухудшались. Мы надеемся, что тарифы будут не расти, а постепенно снижаться. На готовые изделия можно немного медленнее снижать, а вот на сырье и комплектующие – быстрее. 3 августа РФ произведет корректировку, а мы со своей стороны будем контролировать эту ситуацию, и я думаю, что все будет нормально.

– Можете ли Вы отметить какие-либо плюсы для отечественной мебельной отрасли от вступления в Таможенный союз (ТС)?

– Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности РК активно проявила себя при формировании ЕТТ. Нам удалось снизить до нулевой ставки таможенную пошлину на некоторое сырье и комплектующие. Также мы ввели новую составляющую на мебель, тем самым  защитили рынок от недобросовестных импортеров. Индивидуальным производителям стало намного легче жить, чем контрабандистам и различного рода махинаторам.

К примеру, когда мы вступали в ТС, Россия пробила 4 евро за 1 кг алюминиевого профиля. Мы выторговали для Казахстана 1,5 года на переходный период, и отечественные производители мебели безболезненно пережили это время. Правда, сейчас в связи с вступлением России в ВТО эта норма уже снята.

– Что, на Ваш взгляд, необходимо сделать для более эффективного развития этого сегмента экономики?

– Во-первых, нужно обеспечить внутренний рынок собственным сырьем. Как минимум построить заводы плитных материалов: ДСП, МДФ – это достаточно дорогостоящие проекты и их необходимо реализовывать при помощи государства. Сегодня мы завозим сырье за 4-5 тыс. километров, никто в мире такого не делает – максимум 500 км. С учетом транспортировки и роста цен на нее это становится огромной проблемой.

При больших расстояниях и малой плотности населения очень важно транспортное осуществление, тем более для производителей. В частности, тарифы на железнодорожные перевозки выросли более чем в 2 раза. Это очень бьет по карману казахстанских предпринимателей, особенно по предприятиям малого и среднего бизнеса (МСБ).

Если крупные производства себя защищают специальными  тарифами, собственным вагонным парком, который у них есть в наличии, то МСБ, арендуя 2-3 вагона в месяц, по-настоящему страдает от увеличения тарифов. Например, если в 2010 году за один вагон древесностружечной плиты мы платили 2,5 тыс. евро, то сейчас – 7,3 тыс. евро. И это только за транспорт.

Следующий очень серьезный и важный вопрос заключается в том, что необходима реформа системы налогообложения МСБ. Налоговая политика должна быть гибкой и посильной для бизнеса. Возможность предпринимателя платить налоги зависит от эффективности его работы. К сожалению, у нас налоговая система абсолютно неадекватна тем реалиям экономической жизни, в которых работает бизнес. Современное реформирование отечественного налогообложения требует внесения изменений и дополнений более чем в 60 статей НК РК и КоАП.

Посткризисное развитие экономики требует внедрения принципиально новых механизмов налогового администрирования и налогообложения малого бизнеса. Например, следует ограничить сроки налоговых проверок с учетом приостановлений – для налогоплательщиков без структурных подразделений до 40 рабочих дней, для юридических лиц со структурными подразделениями – до 100 рабочих дней.

Следует предоставить налогоплательщику обязательную отсрочку по уплате налогов сроком до 3 лет и освободить от уплаты штрафов и пени в случае угрозы банкротства при единовременной оплате налогового обязательства. При погашении задолженности надо предусмотреть первоочередность уплаты суммы недоимки, затем пени и штрафов. Кроме того, по аналогии с российским законодательством и в соответствии с нормами Таможенного кодекса ТС нужно сократить срок исковой давности по налоговым обязательствам с 5 до 3 лет.

Эти и многие другие вопросы необходимо решать, чтобы как можно быстрее дать второе дыхание бизнесу. Следует понимать, что нужна работа в новых условиях, потому что конкурировать с соседними рынками в силу специфических условий работы в Казахстане очень сложно. Это те нюансы, которые надо учитывать.

– Каков предполагаемый эффект от предлагаемых Вами мер?

– Во-первых, повысится коэффициент налоговой нагрузки предприятий из-за снижения расходов на «серое» регулирование, легализуется зарплата, не произойдет снижение по сбору НДС, так как основные его объемы собираются при импорте на таможне, начнется уплата корпоративного подоходного налога (КПН). Во-вторых, балансы большинства предприятий станут прозрачными, а не «серыми» как сейчас. В-третьих, кардинально снизится коррупция и уменьшится количество преступлений в экономической сфере. Кроме того, значительно вырастет инвестиционная привлекательность, особенно в сфере производства, отечественные предприятия получат преимущества в Едином экономическом пространстве (ЕЭП) и ТС.

– Надо ли, на Ваш взгляд, менять систему образования в сфере подготовки специалистов для мебельной отрасли Казахстана?

– Я считаю, что в сфере профессионально-технического образования нужно готовить специалистов не только по производству, но и сборщиков,  дизайнеров, а также продавцов мебели. Необходимо ставить более сложные задачи обучения, такие как освоение специализированных программ и их связь с технологическим оборудованием (AutoCAD, «Базис конструктор мебельщик» и др.). Без этого ничего не сдвинется с мертвой точки.

Основная проблема заключается в том, что нет программы обучения, новых учебно-методических материалов, современной учебной литературы, мастеров учебного процесса и преподавателей. Над этим надо работать. К сожалению, министерство образования в этом плане ведет себя пассивно, мы хотим с помощью отраслевого учебного центра подтолкнуть его к более активным действиям.

В частности, в конце прошлого года мы запустили ресурсный центр по подготовке специалистов-мебельщиков в Алматы на базе профессионально-технического лицея № 10. На выделенные акиматом деньги по государственному закупу приобрели комплект технологического оборудования, подготовили современные мастерские, поставили туда станки с цифровым программным управлением, организовали специализированный класс. На свои личные деньги купили компьютеры, поставили ЖК-монитор, снабдили этот класс каталогами фурнитуры и материалов.

Ресурсный центр по подготовке специалистов-мебельщиков и сегодня успешно работает. Но это только первые шаги по подготовке профессиональных кадров для мебельной отрасли. Пока по договоренности между руководителями предприятий и директорами учебных заведений. Однако надо эту систему закреплять на законодательном уровне. Даже глава государства с нами в данном вопросе солидарен и сетует на то, что в Казахстане надо вводить дуальную систему образования.

На мой взгляд, в рамках имеющихся бюджетов нужно изыскать возможность увеличения финансирования развития учебно-материальной базы, начать практическое внедрение элементов системы дуального образования, а также продолжать изучение международного опыта в сфере ПТО и смелее претворять его в жизнь.

– Как Вы думаете, может ли казахстанская мебельная промышленность составить конкуренцию тем же российским или белорусским производителям?

– Отечественным производителям вполне под силу конкурировать не только с Россией, Беларусью, Украиной, Польшей, но и с Китаем, Германией, Италией. Сегодня технологии открыты, любое оборудование доступно, в том числе и для казахстанских мебельщиков. На мой взгляд, каких-то преград, мешающих предприятиям быть конкурентными, – нет. Весь вопрос в эффективности построения бизнеса. У многих это получается, но плохо. А потому следует создавать перспективные планы развития и строить стратегию на производствах. Мы научились делать достойную и конкурентную мебель, однако впереди еще много работы.

– Во сколько оценивается объем казахстанского мебельного рынка, и каковы дальнейшие прогнозы по его развитию?

– Если говорить по 2011 году, то объем казахстанского мебельного рынка оценивается в $700-800 млн. Доля отечественного рынка составляет примерно 30%. В развитых странах порядка 70% рынка приходится на местных производителей, тогда как на импортеров – всего 30%.  

К примеру, в Алматы в форме ТОО производством мебели и деревообработкой занимается около 150 компаний. Еще 3 года назад алматинский регион давал 60% производства мебели, сегодня этот показатель варьируется в пределах 30-40%. В последнее время регионы достаточно активно развиваются.   

В ближайших планах увеличение доли внутреннего рынка отечественными производителями до 50%. Чтобы этого достичь, необходимо создавать условия для роста средних и крупных предприятий. Только они способны обеспечить как технологии, так и производительность труда.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

20.06.2012 • 11:05 699

Loading...