09.05.2012 • 21:27 805

Вокруг света с валерьянкой в кармане

В этот раз, вопреки собственным привычкам и здравому смыслу, отойдем от «гламурных» повествований о прелестях заморской жизни и целиком посвятим свой рассказ забавным ситуациям, случавшимся со мной и моими коллегами во время различных странствий по миру. Личный рейтинг курьезов.

«I’ll be back, товарищ!»

Английский язык – бесспорно «must have» для туриста. Заучить еще пару-тройку фраз на языке страны пребывания и даже минимального словарного запаса хватит, чтобы ориентироваться на чужбине. Главное – произносить их к месту и по случаю.

Телеоператор, с которым мы отправились однажды на съемки в Германию, вызвал неподдельный страх в глазах продавщицы шоколадной лавки, когда в ответ на ее приветливое «приходите к нам еще» вместо лаконичного «danke» произнес терминаторское «I’ll be back». Учитывая двухдневную щетину (на его симпатичном азиатском лице), да внушительных размеров видеокамеру и штатив (смотревшийся на плече как базука), неудивительно, что магазинчик в спешном порядке закрылся, едва мы успели выйти на крыльцо.

В следующий раз своими лингвистическими познаниями нашу съемочную группу не на шутку озадачил пожилой индиец без определенного места жительства. Осмотрев основные места скопления туристов в Дели, мы с коллегами в поисках острых ощущений отправились в настоящие трущобы. До района Тибетского рынка из центра добирались около часа на перекладных. «Проплыв» пару кварталов сплошных нечистот и решив не искушать более судьбу, столкнулись нос к носу с товарищем в лохмотьях. Полиглот «со дна» упорно пытался продать нам какую-то пыльную дребедень, поочередно взывая к нашей щедрости по-английски, по-немецки, по-русски и даже по-французски. Вариант с «don’t understand» не сработал. И тут на помощь пришел великий и могучий тарабарский язык от героев фильма «Кавказская пленница». «Бамбарбия! Киргуду!», приправленные жестами, немного остудили пыл торговца, мчавшегося за нами несколько улиц подряд.

Удивительно, как легко некоторые аборигены идентифицируют иностранных туристов. На острове Хайнань нам с друзьями «посчастливилось» попасть в эпицентр межнационального общения. В ожидании, когда же на сцене клуба покажутся трансвеститы, позади сидящие китайские граждане то и дело склонялись в нашу сторону и томно шептали: «Здласьтвуй, товалищь!».

Из позитивных воспоминаний на эту тему – тайские рокеры, исполнявшие «Последнюю осень» группы ДДТ, в Паттайе на Walking street. Ребята пели и играли так лихо и с огоньком, что даже их чудовищный акцент не портил хит Шевчука.

Вендетта морских ежей

Что бы вы почувствовали, когда повар с тесаком в одной руке и факелом в другой пытается изъять из вашей ступни иглу морского ежа? Лично мне в тот момент было не до смеха.

А дело было так: добродушный инструктор по дайвингу полдня развлекал народ тем, что ловил морских ежей, разбивал их панцирь о борт яхты и угощал всех желающих «диетическим мяском». Я в шутку заметила, что однажды «фауна отомстит ему за собратьев» (тут сыграли злую шутку трудности перевода, поскольку месть обрушилась на меня). Избавившись от акваланга и гидрокостюма, я – защитница ежей, ныряю в прохладные волны Эгейского моря и… приземляюсь аккурат на скопление 10-сантиметровых колючек. От боли нога сразу перестала функционировать, а операция по изъятию чужеродного объекта своими силами дала обратный результат – обломок иглы вошел под кожу еще глубже. В итоге роль хирурга предоставили повару. Хоть он и напугал меня своим инквизиторским инвентарем и кровожадным видом, но компресс из оливкового масла пополам с огненными «процедурами» сделал свое дело – на следующий день ступня была как новенькая.

Реклама – двигатель!

Почти в каждом ролике о туризме в Турции появляются гигантские каменные головы. Эти кадры снимают на горе Немруд. Вид с ее склонов нам открылся сказочный: весенняя долина реки Евфрат – величественная колыбель древнейших цивилизаций. А вот сама гора в это время года опасна для восхождений! Казалось бы, всего 2100 метров… Но ледяной порывистый ветер, осыпающиеся под ногами камни и заваленные снегом тропы против воли тянут в пропасть. Самим бы удержаться на скользком обрыве, а тут еще камера и прочая аппаратура. «Это место называют горой богов, самым высоким музеем под открытым небом, восьмым чудом света и местом, где статуи расположены ближе всего к солнцу», – пытается нас подбодрить рассказом гид. На середине пути у всех членов съемочной группы возникла-таки малодушная мысль повернуть назад. Однако дух авантюризма и желание получить красивое видео одержали верх. В кино всегда так – сделают монтаж – и никто не видит, каких нечеловеческих усилий порой стоила пара кадров.

Путь под землю

По части экстрима лидируют съемки документального цикла на границе Турции с Сирией. В городке Хатай (устар. – Антакья или Антиохия), на холмах отлично сохранились подземные ходы первых христиан (Святой Петр и его сподвижники много веков назад скрывались там от римских легионеров). Рыли «норы» на совесть. Войдя в пещеру у подножия, выход можно было обнаружить метров на 200 выше или вовсе на другой стороне горы. Местные подростки так убедительно демонстрировали чудеса пронырливости, что сигнал опасности ни у кого из нас не загорелся ни разу. Юркнув по очереди в «черную дыру», я, коллеги и девочка-проводница в кромешной тьме стали на ощупь пробираться по тоннелю. На единственном имевшемся в наличии мобильном телефоне села батарейка, поэтому слабый луч фонарика то и дело гаснул. Он-то и открыл нам страшную правду о подземном мире: тут был не один путь, а целый лабиринт! Так что, едва отстав от группы или чуть отступив в сторону, каждый из нас рисковал оказаться в соседнем тоннеле. А там искать выход можно было бы неделями…

Держаться друг за друга не представлялось возможным – мешали скользкие камни и острые выступы скальной породы. К тому же, проход начал стремительно сужаться, и теперь мы почти ползли друг за другом. Еще три минуты спустя нам показалось, что проводница как-то неуверенно движется к выходу. По ходу дела выяснилась одна любопытная деталь – «милый ребенок» раньше наведывался сюда в компании старших и всегда с фонариком (на стенах, оказывается (!), краской были нарисованы стрелки-указатели). Просто сегодня желание заработать пару лир оказалось сильнее голоса разума. Словом, та еще ситуация. Когда ход сузился до размеров «игольного ушка», а темноту по-прежнему можно было резать ножом, мое терпение лопнуло. Я решила положиться на интуицию и пуститься в обратный путь, чтобы в случае полного провала экспедиции вызвать помощь извне.

«Могильный» холод подземелья окрылил настолько, что до «входа» я добралась за считанные секунды. С немалым трудом выбравшись из каменного «стакана», где-то далеко внизу я услышала счастливые вопли коллег. Им в тот день тоже повезло.

Несъедобный натюрморт

Находясь за тридевять земель от дома, надо четко понимать – понятие «экстрим» там может распространяться буквально на все – от реальных опасностей до кулинарных. Конечно, не так страшны изыски камбоджийской кухни, как о них думают отечественные любители борщей. Но все же… Лучше держать ухо востро, а желудок в добром здравии. Это золотое правило умного туриста упраздняется только тягой к экспериментам.

Что такое «суши» – сегодня знает каждый уважающий себя житель мегаполиса в любой части света (ну, хотя бы в теории). И наверняка догадывается, что это творение японских поваров вполне съедобно. Стоя в длинной очереди в один из суши-баров Бангкока, я мысленно рисовала себе живописный натюрморт из всевозможных даров моря. На деле все оказалось несколько иначе. Вдоль столов «бежала» лента с блюдами, полными каких-то живностей. Хвостами они, к счастью, не щелкали, но одного их вида было достаточно, чтобы навсегда забыть про аппетит. Лучезарная улыбка официантки, очевидно, помутила рассудок моих спутников, и они, отринув сомнения, двинулись к зловещей ленте.

Наличие кастрюли и горелки для каждого клиента меня немного успокоило – по крайней мере, Чужой предварительно будет сварен. В итоге и в кастрюле, и в желудке получился дикий микс из ракушек, грибов, креветок, молока, соусов и прочих сомнительных веществ и существ. На этот раз вроде бы обошлось, но гастрономический шок запомнился надолго. Так что в следующий раз, уже на Хайнане, я со знанием дела первые полчаса в рыбном ресторане наблюдала за тем, как варят подобный суп китайские граждане.

Операция по съедению «дуриана»

Перед каждым путешествием лично я считаю просто своим долгом побольше узнать о той стране, куда держу путь. Это и интересно (заранее знаешь, что следует посмотреть), и полезно (гораздо меньше шансов попасть впросак). Отправляясь в Таиланд, я четко усвоила – уличные кафе полны кишечных инфекций, а экзотический фрукт с говорящим названием «дуриан» запрещено приносить в отели. Говорят, его убийственный запах чреват крупным штрафом.

Однако, уже на третий съемочный день, телеоператор – бывалый путешественник с опаской слушал мои диалоги с торговцами. «Можно ли отрезать ма-а-аленький кусочек?», «нет ли герметичной упаковки?», «а чем именно пахнет фрукт?» В этих невинных, на первый взгляд вопросах, он чувствовал прямую угрозу нашему общему благополучию. Когда ожидание момента дегустации достигло апогея, фрагмент пресловутого дуриана (в плотной упаковке) был куплен и… спрятан на самое дно рюкзака! Секрет раскрылся раньше времени, поскольку у моих товарищей оказался острый нюх. «А чем это в номере воняет? Сдох что ли кто?» – по очереди интересовались они. Тут пришлось во всем сознаться и взамен предложить тотчас уничтожить запрещенный объект. Штраф никому платить не хотелось, а посему операцию по съедению решили отложить до вечера. Завернув «бомбу» еще в три пакета, устроили пикник в сумерках на пляже. На вкус дурианчик оказался весьма неплох. По консистенции – что-то вроде переспелой дыни. Но есть его можно было, лишь хорошенько зажав нос. В общем, дегустация закончилась, едва успев начаться.

Ядовитое шоу

Давняя мечта увидеть настоящего заклинателя змей осуществилась! В центре Дели факир-заклинатель ловко разложил свой нехитрый инвентарь на тротуаре и извлек флейту. Едва откинул крышку корзины, как оттуда показался капюшон королевской кобры. Недовольные черные глазки и угрожающе раскрытая пасть не оставляли сомнений насчет ее намерений (говорят, кобрам бесполезно удалять ядоносные зубы – они очень быстро отрастают снова).

 – А если укусит? – не удержалась я от вопроса.

– Боги этого не допустят, – с важностью профессора ответил помощник заклинателя. – Но даже если укусит, у нас есть лекарство. И, если повезет (!), он не умрет.

И тут, в один прекрасный момент, пресмыкающееся заметило блестящий корпус видеокамеры и ринулось посмотреть – что же это такое. Оператор, увлеченный процессом, не сразу понял, в чем дело. Среагировал лишь тогда, когда пасть с двумя клыками кинулась прямо в объектив. Скажу вам, кадр получился что надо!

Подозреваю, что этой змее в целях безопасности зубки все-таки «посчитали». А если нет? Стоило ли это 20 рупий?

После всего этого я искренне не понимала, отчего так бледнеет пожилая немецкая пара во время шоу «Шокирующая Азия» в Таиланде и почему гид буквально умоляет группу туристов держаться всем вместе на тропах цейлонского плато Сигирия. Просто теперь я знаю – «даже если тебя съели, есть минимум два выхода».

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

09.05.2012 • 21:27 805

Loading...