25.04.2012 • 14:34 725

Инвесторы хотят больше прибыли и меньше рисков

На прошедшем в Астане III Международном горнопромышленном форуме «Майнекс Центральная Азия 2012» одни расписывали сокровища своих недр, а другие указывали на риски недропользователей и рассуждали о перспективах развития горнодобывающей отрасли.

Этот форум становится все больше похож на своеобразный ответ Совету иностранных инвесторов. На заседаниях Совета, как правило, глава государства высказывает пожелания в отношении деятельности инвесторов как с точки зрения уровня технологий, переделов, так и с позиций социальной ответственности бизнеса. А на «Майнексе», напротив, инвесторы стали активно обсуждать особенности работы в Казахстане, высказывать конкретные претензии, открыто говорить о снижении прибыли и увеличении проблем.

Жан-Кристоф Лермюзье, глава департамента аналитических исследований, член правления Visor Capital, отметил, что когда инвестор идет в горнодобывающую отрасль, он надеется на 50-70% прибыли. Поэтому хочет иметь четкие правила игры, понятную, гарантированную перспективу на ближайшие 50-60 лет, а также знать и все «подводные камни». Наибольший интерес для инвесторов представляют компании «с историей», со значительными подтвержденными запасами.

Между тем, в Казахстане становится все значительней дисбаланс между разведкой и добычей. «Темпы добычи в стране превышают восполнение минерально-сырьевой базы… Назрела необходимость увеличить объемы геологоразведочных работ», – заявил вице-министр индустрии и новых технологий Казахстана Нурлан Сауранбаев. Но поскольку большая часть легкодоступных месторождений разработана, надо приступать к изучению более глубоких горизонтов. Особенно интересны месторождения цветных металлов. Причем, хорошо понимая, что инвестор проявит интерес лишь после оценки запасов, государство берет на себя риски подготовки и начального этапа разведки. Планируется на это выделять из бюджета до 60 млрд тенге ежегодно. Вице-министр отметил, что казахстанской геологии необходима аккредитованная лаборатория с полноценным кернохранилищем. Между тем, известная в области лабораторных работ компания ALS планирует в мае получить аккредитацию на лабораторию в городе Ауэзов (ВКО), а в 2014 году открыть крупную аналитическую лабораторию и в Караганде.

Помимо этого, геологоразведка натыкается и на административные барьеры. Директор горного департамента ТОО «ENRC Kazakhstan» Нариман Арипов отметил проблемы с получением контракта на разведку. «Для того чтобы получить разрешение на геологоразведку, требуется от года до двух для различных согласований. Причем сначала надо вложить свои деньги, получить информацию, передать ее государству, и лишь затем можно начинать что-то говорить о дальнейших шагах, о добыче», – пояснил он.

Для стимулирования роста геологоразведки, по мнению г-на Арипова, нужно внести изменения в Закон о недрах и недропользовании, четко прописав отдельно разведку, отдельно – добычу. Кроме того, разделить законы об углеводородном сырье. Кстати, в свое время существовал отдельный закон о нефти, и о твердых полезных ископаемых. Тогда, может быть, все же удастся законодательно закрепить требование комплексной переработки минерального сырья. Конечно, на нынешнем «Майнексе» об этом казахстанские чиновники и не заикались, боясь спугнуть инвесторов. Между тем, директор главного управления геологии при правительстве Таджикистана Азим Иброхим заметил, что комплексная переработка с недавних пор стала одним из основных условий для недропользователей у них в стране. Но не все инвесторы сразу могут реализовать это требование. Тогда возможен компромисс. «На одном предприятии стали создавать карту складирования отходов, с указанием концентрации ценных элементов для последующей переработки», – сообщил г-н Иброхим.

Однако это были слова из другой песни. Практически два дня потенциальные и настоящие инвесторы жаловались на проблемы, предлагали варианты взаимодействий. В частности, Олег Сосковец, председатель Координационного совета Евразийского делового совета, предложил «произвести модернизацию взаимоотношений» Казахстана и России в металлургическом секторе. Он считает, что необходимо объединить усилия в развитии производства ферросплавов, нержавеющей стали, а также в развитии металлургических рынков. При этом не преминул заметить недостатки «эгоистичной ценовой политики» Соколово-Сарбайского ГОКа, который снизил поставки железорудного сырья на Магнитогорский комбинат. Хотя сотрудничество казахстанских и российских предприятий могло бы стать весьма эффективным, и Казахстан стал бы меньше зависеть от ситуации в Китае.

Тема влияния Поднебесной на мировой металлургический рынок звучала постоянно. «Китай – основной потребитель алюминия и стали, но он же является и крупным производителем металлов», – напомнил Родрик Кейв, региональный директор по России, Восточной Европе и Центральной Азии CRU. Он полагает, что к 2016 году возрастет спрос на медь с соответствующим увеличением цены за тонну – до $10 тыс. Однако после эксперт прогнозирует падение цены до $7 тыс. за тонну меди.

Родрик Кейв считает, что в Китае вырастет потребление и производство хрома. Но поскольку там себестоимость получения хрома высокая, то конкурентоспособность казахстанских поставок будет зависеть от удорожания энергоресурсов в Поднебесной. Однако Александр Лопатников, управляющий директор American Appraisal, считает, что темпы роста китайской экономики начинают потихоньку замедляться. «Почему это так важно? Потому что, возможно, переход с одного темпа роста на другой подразумевает не циклические, а структурные перемены. До сих пор Китай строил средства производства, на что обычно требуется большое количество минералов и металлов. Возможно, в Китае меняется парадигма развития», – полагает Александр Лопатников.

По его наблюдениям, в мировой горнодобывающей промышленности растут затраты, но снижаются объемы производства и, соответственно, прибыли. Сделок на рынке становится меньше, цены на металлы и минералы снижаются, и «происходит постепенная эрозия доходности горнодобывающих компаний». Пока на мировом рынке инвесторы проявляют больший интерес к покупке металлов и минералов, нежели самих компаний.

Между тем, инвесторы на форуме активно делились своим опытом работы в Центральной Азии. Кто-то говорил о том, что Казахстану необходимо срочно интенсифицировать разведку, кто-то жаловался на трудности преодоления «права первой ночи», и поэтому – о замедлении освоений и вложений, кто-то – о недостатках законодательства. «Решения по тому, кто победит в том или ином конкурсе или тендере, не являются до конца прозрачными. Да и сам процесс часто приводит к тому, что шансы выиграть для инвестора очень низкие и скользкие», – заявил Крис Велтон, директор Центральноазиатского геологоразведочного управления Rio Tinto.

Квинтэссенцией можно назвать доклад старшего аналитика GPW Кейт Маллинсон, который так и называется «10 шагов успешной реализации горного проекта в Казахстане». Потенциальным инвесторам она пояснила, что часть проблем – это пережитки советского прошлого. В частности, высокие ожидания населения по социальным проектам вынуждают компании строить детсады, больницы. Кроме того, по ее словам, Казахстан имеет очень амбициозные планы. Согласно этим планам, он не хочет быть сырьевой страной, а желает производить инновационную продукцию. Приходится строго следовать условиям лицензий и меморандумов, при заключении которых возможны неожиданные требования. Крайне важно, по ее словам, наладить дружественные отношения с чиновниками. А еще лучше назначить на руководящие должности в компании казахстанских граждан. Правда, из-за частых перестановок акимов установление стабильных отношений с местной властью – проблемно.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

25.04.2012 • 14:34 725

Loading...