11.04.2012 • 14:40 1135

Казахстан ждет топливная ломка

Рост цен на бензин смоет с рынка мелких игроков, одновременно усилив крупных. Так что монополизации не избежать.

Агентство РК по регулированию естественных монополий установило новые предельные цены на ГСМ. Мы уже привыкли к тому, что цены на бензин растут постоянно, и знаем даже почему. Единственное, чего казахстанцы понять не могут – это хронический и уже набивший оскомину дефицит произведенного в нашей стране топлива, учитывая, что нефти в стране предостаточно.

Напомним, с 6 апреля дизельное топливо стоит 95 тенге за литр, Аи-80 – 91 тенге за литр, Аи-92 – 112 тенге за литр. А еще в марте предельные цены на бензин Аи-92/93 составляли не более 106 тенге за литр, бензин Аи-80 – 86 тенге за литр, дизельное топливо – 90 тенге за литр.

План, как всегда, перевыполнили

На днях министр нефти и газа РК Сауат Мынбаев предположил, что с мая текущего года цены на бензин вырастут. По всей видимости, он связывал рост цен с датой вступления в должность президента Российской Федерации Владимира Путина.

При создании Таможенного союза много говорилось о том, что Казахстан получит большой рынок для сбыта готовой продукции. Правда, в перспективе. Сегодня наша республика кое-что предложить может, но лидером в торговле точно не стала. По итогам 2011 года Казахстан занял последнее место по объемам взаимной торговли внутри Таможенного союза. Мы отстаем и от России, и от Беларуси по торговле товарами народного потребления и продуктами питания. В перечне товаров, по которым мы меньше всего зарабатываем – трикотаж, натуральные и искусственные меха, игрушки, ковры, мясо и мясные продукты, сахар и кондитерские изделия, овощи и корнеплоды и многое другое. А первенствуем лишь по продаже злаков. Вывод неутешительный: мы можем надеяться лишь на отложенный экономический эффект от Таможенного союза.

Но и этой перспективе может помешать товарная экспансия на казахстанский рынок российских и белорусских производителей. Они внедряются в ключевые ниши нашего потребительского рынка в условиях очень слабой антимонопольной политики. По сути, приход россиян есть банкротство некоторых казахстанских производителей. Все точно по Дарвину, и всегда побеждает сильнейший.

Между тем, у отечественных производителей все же есть выбор: разориться и уйти с рынка или пойти на союз с конкурентами и стать частью большого российского производителя.

Если экономические плоды Казахстан, возможно, получит через определенный промежуток времени, то превалирование политики над экономикой уже налицо. Точнее сказать, зависимость цен на бензин в Казахстане от того, в каком направлении потекут политические процессы в России. Сейчас к традиционным факторам роста цен на бензин: дисбаланс спроса и предложения, мировые цены на нефть, проблема нехватки перерабатывающих мощностей добавилась новая – политика.

Да, план по повышению цен на бензин в Казахстане мы перевыполнили. Сауат Мынбаев думал, что это произойдет в мае, а АРЕМ повысило предельные цены в начале апреля. На месяц раньше объявленного срока «обрадовали» почти 3,5 млнавтолюбителей.

Мысль глубиной в лопату

Конечно, размышлениями о зависимости одного из сегментов казахстанского рынка от политических решений, принимаемых в России, Америку не откроешь. О том, что рынок ГСМ Казахстана давно находится в зависимости от политической конъюнктуры в Москве, свидетельствуют факты. Так, в апреле 2011 года после настоятельных требований российских чиновников продавцы бензина снизили розничную цену литра топлива в среднем на 1 рубль. Вскоре после этого снижения в ряде регионов России наблюдался острый дефицит бензина, который, как того и ждали, перекинулся на Казахстан.

Временная стабилизация розничных российских цен на бензин на уровне декабря 2011 года была призвана привлечь дополнительный электорат в пользу Владимира Путина, что и произошло 4 марта.

Теперь, вслед за ростом цен на бензин в России, Агентство РК по регулированию естественных монополий повысило предельные розничные цены в Казахстане. Вроде логика железная, но нашим автолюбителям от этого не легче. И потому надеяться, что Россия в один прекрасный день перестанет смешивать политику с экономикой, весьма сложно, если вообще возможно.

Все было бы ничего, если бы административные меры давления на рынок ГСМ были бы эффективными. Однако, как говорит аналитик Сергей Смирнов, «любые административные методы регулирования цен на бензин дают исключительно временный эффект». «Со временем вырастут издержки производителей и оптовых продавцов, значит, вырастут цены на бензин. От этого никуда не деться», – заметил он.

Но в России не только цены заморозили, но с 1 января повысили акцизы на нефтепродукты в среднем на 29-32%. А замораживание розничных цен в условиях роста акцизов может обанкротить, прежде всего, независимых поставщиков и небольшие сети автозаправочных станций (АЗС), причем не только в России, но и в Казахстане.

Собственноручно поставив отечественный рынок ГСМ в зависимость от политической конъюнктуры в России, мы, тем самым, подписали приговор независимым поставщикам и малым сетям АЗС в собственной стране. Вся вина которых в том, что они небольшие и кошелек у них нетолстый.

Что имеем в сухом остатке

К проблеме можно подойти и с другой стороны. Зависимость казахстанского рынка ГСМ от поставок высокооктанового бензина была, есть и осталась. И ничего с ней не поделать.

В сухом остатке мы имеем большое количество обещаний. По словам г-на Мынбаева, с 2016 года, когда закончится реконструкция на трех казахстанских (Павлодар, Атырау, Шымкент) нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ), отечественный рынок ГСМ вздохнет свободно, а бензина будет больше, чем нужно. Ранее, в мае 2011 года, г-н Мынбаев уточнил, что строительство четвертого НПЗ начнется не раньше 2020 года.

В казахстанской действительности обещания чаще всего остаются в «благодарной памяти» населения или на бумаге. Для этого достаточно вспомнить, с каким энтузиазмом наши чиновники от сельского хозяйства обещали завалить Россию мясом. Пока же племенные бычки только летят в наши откормочные площадки на самолетах в первом классе, узбекские гастарбайтеры заканчивают строительство очередной школы, а ФИИР еще не задымил трубами – и нам все еще не удается достичь бензиновой независимости.

Скорее всего, казахстанский рынок ГСМ к 2016 году превратится в небольшой, но очень значимый в версии казахстанских чиновников филиал профильного российского рынка.

По мнению г-на Смирнова, и у нас, и в России нет рынка ГСМ в его классическом понимании. «Есть некоторые элементы рынка и его внешние атрибуты. При этом нет прямой привязки розничных цен внутри рынков с колебаниями мировых цен на нефть. Если в мире цена нефти падает, бензин у нас дорожает. Это свидетельствует об отсутствии рыночных механизмов регулирования рынка», – говорит г-н Смирнов.

Между тем, Казахстан ввозит все больше бензина из России. Например, в 2010 году Казахстан при общем потреблении в 3,7 млн тонн бензина импортировал из России 800 тыс. тонн. В 2011 году, когда Россия из-за проблем с бензином на внутреннем рынке сократила объем поставок сырой нефти на Павлодарский НПЗ, в Казахстане заговорили о необходимости выравнивания розничных цен до уровня российских. И что самое печальное, в текущем году Казахстан, чтобы рынок не взорвался, должен ввезти из России 946 тыс. тонн бензина, на 146 тыс. тонн больше, чем в 2010 году.

И самое важное: ни сегодня, ни завтра, ни в обозримой перспективе никто не может дать гарантию, что Россия откажется от практики решения политических проблем при помощи давления на экономику. И тогда снова по замкнутому кругу. Российские власти надавят на нефтяников, те снизят цены, рынок поперхнется, потом образуется дефицит топлива, и, в конечном счете, розничные цены полетят в неизвестность.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

11.04.2012 • 14:40 1135

Loading...