28.02.2012 • 18:30 966

Не нужна нам заграница! У нас своих телок хватает!

Очередные обещания чиновников нарастить экспорт мяса в Россию вызваны их стремлением получить больше денег из бюджета. Поэтому включить рыночные механизмы, дать бизнесу свободу или вместо мяса экспортировать мясопродукты им и на ум не приходит.

На этот раз очередную порцию обещаний в интервью сайту Pm.kz выдал руководитель Центра управления воспроизводством стада и консалтинга в животноводстве АО «Казагромаркетинг» Кабыл Исабеков. По его словам, в стране «реализуется проект общенационального масштаба, аналога которому не было за всю историю развития отрасли животноводства». «К 2016 году объем экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота мы должны довести до 60 тыс. тонн», – подчеркнул он.

Причем для успешной реализации проекта предполагается, первое, развивать фермерские хозяйства, второе, закупать маточное поголовье крупного рогатого скота зарубежной селекции, третье, осуществлять породное преобразование скота в личных подсобных хозяйствах.

По словам г-на Исабекова, к 2015 году намечено приобрести 224 тыс. единиц маточного поголовья, а уже сегодня обучением охвачено порядка 900 фермерских хозяйств, и этот показатель планируется довести до 1,5 тыс.

Однако, как и все другие громкие проекты, предполагающие расходование бюджетных денег, и этот может оказаться еще одним неудачным экспериментом. Как водится, чиновники госденьги «распилят», фермеры получат кипу никому ненужной документации, а мясо будет абстрактно фигурировать лишь в отчетах, отправляемых в Астану.

Трансформация идеи

Идея экспортировать мясо в Россию далеко не нова. В лучшие советские времена Казахстан поставлял в Россию до 300 тыс. тонн мяса в год. Именно об этом казахстанские чиновники вспомнили тогда, когда в стране возникли проблемы на фоне мирового финансового кризиса.

Еще в 2007 году тогда еще вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев (в августе 2010 года он должности лишился) озвучил общественности следующие цифры по экспорту мяса в Россию: к 2010 году – 5 тыс. тонн, 2014 году – 64 тыс. тонн.

Причем базой для прироста экспорта должен был стать рост производства мяса согласно программе по созданию откормочных площадок, осуществление которой было поручено АО «КазАгро». Речь шла о необходимости создания 15 откормочных комплексов мощностью до 5 тыс. голов крупного рогатого скота единовременного содержания общей мощностью до 10 тыс. тонн и 4 мясоперерабатывающих комплексов общей мощностью 20 тыс. тонн мяса в год.

Проект вошел в Карту индустриализации, и на создание 6 откормочных площадок государство через Нацфонд выделило 120 млрд тенге. В течение 5 лет планировалось закупить 72 тыс. голов импортных пород герефорд и ангус.

Между тем динамика экспорта мяса вызывала одни лишь вопросы. До запуска программы экспорт, по сравнению с его пиком в 1990 году, сократился в 400 раз и носил не стабильный, а разовый характер. Объемы поставок мяса на внешние рынки в 2008 году составили 3 тыс. тонн баранины, говядины, свинины и куриного мяса, в 2009 году – всего 900 тонн. А уже в процессе осуществления программы, по данным аналитической службы АО «Казагромаркетинг», в 2010 году производство мяса покрывало только потребности внутреннего рынка.

То есть заданные параметры программа не осилила. Для примера, действующая откормплощадка «Кроун Батыс» в западном Казахстане мощностью до 8,8 тыс. голов КРС по факту заполнена на 10-15%, такая же ситуация и на откормплощадке ТОО «Агрофирма Ак Бас» в Акмолинской области.

Согласно предложениям г-на Исабекова, акцент с откормочных площадок смещен на фермерские хозяйства.

С кем имеем дело

В настоящее время в Казахстане около 190 тыс. фермерских хозяйств, которые имеют в собственности 40% посевных площадей. Для сравнения: к 2010 году в США было 2,2 млн фермеров. Однако 6-8% из них производили 75% всей сельхозпродукции. В Европе – 12 млн фермеров.

Сначала об эффективности. Один американский фермер кормит 143 человека в США и за границей, один европейский фермер – 120 человек. Для сравнения: всей продукции казахстанских фермеров не достает для обеспечения внутреннего рынка. Но и этого не хватает. В частности, Казахстан ежегодно импортирует до 40% молочной продукции.

Теперь о размерах, играющих большую роль в плане инвестиционной привлекательности. В США средний размер фермерского хозяйства – 200-300 га, в Канаде – 260 га. По сведениям Союза фермеров Казахстана, более 124 тыс. фермерских хозяйств имеет на балансе до 50 га.

Значит, инвестиционная привлекательность отрасли низкая, и бизнес направлять деньги в ее развитие не будет. По мнению председателя Союза фермеров Казахстана Ауэзхана Даринова, подтолкнуть фермера к объединению может перспектива получения прибыли, но с сохранением самостоятельности. «Пока этого нет. У нас не отработаны механизмы взаимовыгодной интеграции мелких хозяйств, из-за этого все проблемы», – считает он.

Структура производства мяса такова, что фермеры не играют в ней ключевой роли. По данным Агентства РК по статистике, в 2011 году численность поголовья КРС у населения составляла 5 млн голов (более 80% всего поголовья), 13% – в крестьянских и фермерских хозяйствах; и только 5% – в крупных сельхозпредприятиях.

Между тем поголовье КРС с 2003 года (4,871 млн голов) до 2010 года (6,175 млн голов) выросло незначительно. Как отмечалось выше, его хватает лишь на покрытие внутренних потребностей Казахстана. И далее видно снижение поголовья. По данным Агентства РК по статистике, на 1 ноября 2011 года в Казахстане во всех хозяйствах республики находилось на содержании 6,224 млн голов КРС, уменьшение за год на 478,1 тыс. голов.

Основная причина – детородная функция весной 2011 года снизилась, и увеличился забой. Первое можно объяснить недостаточным питанием скота осенью и зимой 2010-11 годов, второе – дефицитом кормов в феврале-марте 2011 года. На все уже упомянутые проблемы накладываются низкая доля племенного скота (до 3% от всего поголовья), плохая кормовая база (на одну племенную корову необходимо не менее 40 центнеров кормовых единиц всех видов кормов, обеспеченность сочными кормами в Казахстане едва дотягивает до трети данной нормы). Сегодня мы производим в 9 раз меньше комбикормов, а сенаж и силос практически не производим, из-за того, что зерновые хозяйства нацелены на экспорт.

Всегда есть альтернатива

Вместо того чтобы за счет государственных средств везти племенных телок на самолетах, бизнес-сообщество предлагает включить рыночные механизмы, дать свободу бизнесу или вместо товарного мяса наладить экспорт мясопродуктов.

По мнению владельца производства ICY STAR Олега Вагнера, государству дешевле обойдется предоставление налоговых льгот и преференций мясной отрасли. «Бизнес, увидев реальную выгоду, сам привлечет деньги, партнеров, соинвесторов, построит предприятия», – считает он.

Льготы и преференции необходимы, об этом свидетельствует опыт США и Европы, где сельское хозяйство щедро дотируется. Тем более животноводство, которое всегда было в убытке, даже в советское время. «В растениеводстве срок окупаемости – один год, урожай получил и все, а инвестиции в животноводство окупаются не ранее чем через 5-6 лет», – заметил Ауэзхан Даринов.

Даже если правительству удастся нарастить производство мяса, еще не факт, что Казахстан пустят на российский рынок. По словам г-на Вагнера, противниками вхождения казахстанского мяса могут быть не столько сами россияне (в рамках Таможенного союза они чинить препятствия вообще не должны), сколько крупнейшие в мире производители мяса из Аргентины и Бразилии. Надо признать, что по качеству товарного мяса Казахстан еще не скоро догонит вышеупомянутые страны. Кроме того, погодные условия в Южной Америке благоприятнее, чем в Казахстане, где ежегодно весной и в начале лета наступает бескормица.

Поэтому г-н Вагнер и предлагает экспортировать в Россию не товарное мясо, а готовые мясные продукты. Кстати, его предприятие поставляет мясопродукты на российский рынок с 2005 года. «При этом добавленная стоимость останется в Казахстане, будут созданы новые рабочие места, а предприятия обрастут более мелкими бизнесами», – заметил он.

В то же время чиновникам выгоднее инициировать мегапроекты, чем заниматься становлением бизнеса. С мегапроектов можно «попилить» госденьги, тогда как с готовой продукции откатов не получишь. Почему? Его легче учитывать. В частности, с товарным мясом иметь дело проще – там легче воровать. Примерно та же самая разница, когда экспортируешь зерно или хлеб. Зерно экспортировать выгоднее, так как вести его учет сложнее, а, к примеру, с хлебом все ясно: отправил тысячу буханок – получил деньги.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

28.02.2012 • 18:30 966

Loading...