14.12.2011 • 12:18 1177

В свободное плавание

На прошлой неделе глава страховой компании Allianz Kazakhstan Жанар Калиева объявила о приобретении у прежнего акционера – европейской Allianz SE – страховой компании. Это первый случай в Казахстане, когда менеджмент страховой компании приобретает фирму у прежних акционеров. Данное событие вызвало много вопросов на тему, для чего на самом деле она приобрела компанию? Почему менеджмент, а не кто-то более состоятельный купил компанию? И почему отрасль стала не интересна инвесторам? Чтобы обсудить эти вопросы, «Капитал.kz» встретился с новым акционером компании, председателем совета директоров АО СК «Allianz Kazakhstan» Жанар Калиевой.

- Жанар Ганиевна, как давно Allianz SE приняло решение продать казахстанскую «дочку», и когда Вы приняли решение приобрести компанию?

- К концу 2010 года у Allianz SE сформировалась новая региональная стратегия, согласно которой определились ключевые рынки. Казахстан не вошел в эту стратегическую карту, в первую очередь, потому что республика перестала быть стратегическим рынком. Сегодня розница стала еще более ключевым направлением для этой компании.

С момента, когда сформировалась данная стратегия, начались переговоры о том, что делать дальше – продать другим игрокам, закрыть или продать менеджменту. И только финансовые соображения не являются основным критерием для принятия решения.

Allianz SE бережно относится к своему имиджу. Для них было важно, чтобы покупатель сохранил компанию в прежнем виде, развивал ее, исполнял все принятые ранее обязательства.

Поэтому для Allianz серьезным фактором было то, что они меня знают, что я работала с ними на рынках СНГ 10 лет. Они знают мои управленческие подходы, благодаря чему удалось вывести Allianz Kazakhstan из тяжелого финансового состояния, в котором компания оказалась в 2008-2009 годах, после наступления кризиса и списания около 1,3 млрд тенге убытков по дефолтным ценным бумагам. Уже в следующем году компания стала прибыльной и прозрачной с точки зрения бизнес-процедур и принятия решений.

Вот почему, взвесив все возможности, акционеры решили совершить сделку в формате management buy-out. Какое-то время было потрачено на соблюдение юридических формальностей, согласование регуляторов. В целом это заняло почти год.

- Вы сказали, что Казахстан не вошел в новую стратегию. Почему Allianz считает, что в Казахстане нет розницы?

- Скорее здесь недостаточно потенциала и недостаточно объема рынка. Наибольший объем премий страхового рынка РК составил $1 млрд.

Однако внутри этой цифры не только собранные страховыми компаниями премии, а также те премии, которые были приняты на перестрахование от других страховщиков, которые, в свою очередь, в отчетах уже отразили эти объемы. Таким образом, в объеме страхового рынка учтены премии по одним и тем же договорам два или несколько раз, если этот договор перестраховывался у нескольких локальных страховщиков. Поэтому, говоря сегодня о рынке страхования, который составляет около 1% в доле ВВП, мы понимаем, что на деле он и того меньше.

Для сравнения: у одной только «дочки» Allianz в России в год объем собранных премий превышает $1 млрд. Если сравнивать такие рынки, как Россия и Казахстан, то становится понятно, почему Allianz решил сосредоточить свои усилия на России.

- Вы говорили, что рассматриваете вопрос привлечения стратегического инвестора. Кто это может быть, и встречались ли Вы с ним?

- Мы должны понимать, для чего нужен этот инвестор, и в чем его необходимость. Страхование – очень капиталоемкая отрасль. Требования к достаточности капитала растут с каждым годом. Чтобы иметь возможность адекватно отвечать по своим обязательствам, нужно обладать достаточным капиталом.

Стратегия нашей компании будет модифицироваться в сторону розницы, и сделать это надо качественно, а не просто «зонтики поставить с бабушками».

Можно делать бизнес по инерции, когда запас прочности у компании позволяет находиться в середине рынка, обслуживать клиентскую базу и получать прибыль. Но если хочется качественно меняться, захватывать новые сегменты, создавать новые продукты – нужен стратегический инвестор.

- Есть мнение, что компания приобретена для перепродажи. Как Вы можете это прокомментировать?

- Вот существует мнение, что компания была продана мне за $50 млн – как вы к этому относитесь? Мне кажется, что если бы мне нужно было просто перепродать компанию, то не нужно было бы поднимать никакой шумихи. Мы хотим сказать всем существующим и потенциальным клиентам и партнерам о том, что наши цели долгосрочные, и я, вместе с существующей командой управленцев, намерена развивать компанию дальше. Это своего рода публичное обязательство, а те, кто меня знают, понимают, что я сделаю все, чтобы это обязательство выполнить.

- Какую долю Вы готовы предложить инвестору?

- Я сейчас открыта для всех предложений. Хочется понять, какого качества инвесторы сейчас на казахстанском и западном рынках, что их интересует, как они оценивают компанию.

Все будет зависеть от того, насколько, в целом, предложение соответствует основной цели – качественному развитию и качеству обслуживания и надежности.

В страховании мы продаем не просто бумагу, а гарантии справедливых выплат. Покупая страховку, клиент должен быть уверен, что если с его имуществом что-то случится, то страховая компания должна возместить понесенный ущерб.

- В этом году произошло несколько поглощений на рынке. Две компании объединились. Почему рынок так перестраивается, на Ваш взгляд?

- Основная предпосылка для этого – требование регулятора увеличить нормативы достаточности капитала. С 2012 года минимальный размер капитала увеличится до 1 млрд тенге. Не все маленькие компании могут себе позволить на сегодняшний момент держать такой капитал.

Во-вторых, с переходом на общий режим налогообложения, когда льготный налог отменяется, в страховых компаниях, где присутствует значительная доля премий, связанных с оптимизацией налогообложения, – объемы премий значительно сократятся. Картина лидеров по капиталу, по премиям, по прибыли поменяется.

Обычно там, где существует конкурентная среда, слабые компании либо уходят с рынка, либо начинают объединяться, крупные – стараются удерживать и усиливать конкурентные преимущества. Таким образом, рынок совершенствуется. Я ожидаю, что на рынке страхования консолидация будет продолжаться и в следующем году.

- Вы рассказали, что в связи с отменой льготного налогообложения будут сильные изменения на рынке. Это коснется в основном «кэптивных» компаний?

- Нельзя сказать, что это коснется только «кэптивных» компаний. Хотя в Казахстане крупные и «кэптивные» компании – это почти синонимы. Это коснется крупных компаний, потому что многие стали крупными, в том числе, из-за того, что получали на страхование риски своих промышленных холдингов. Ведь каждый старается оптимизировать налогообложение, не нарушая при этом закон.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

14.12.2011 • 12:18 1177

Loading...