26.10.2011 • 10:06 901

Ударим автопробегом по Европе-3

Монт-Сент-Мишель (Mont Saint-Michel), Нормандия, Франция

Хоть Сент-Мишель и находится на берегу морского залива, из-за чрезвычайной популярности этого места у бесчисленных летних туристов было решено остановиться на побережье между маленькими городками  Гранвиль и Авранш в тихом местечке с красивым названием Кароль (Carolles) в старом доме священника. Решающую роль при выборе отеля сыграла фраза в его описании «и в нескольких шагах от пляжа». Добрались до отеля, как обычно, ближе к полуночи, опять же оповестив по телефону о своем опоздании (одно из самых больших преимуществ самостоятельного путешественника – прибывать в место назначения по своему  разумению). И попали с корабля на бал – выступление местного звездного трио в номинации «французский джаз».

Седовласые музыканты зажигали в небольшой уютной трапезной, нас тут же устроили в первый ряд – ближний к ним стол, принесли вина, закуски, и под жаркие аплодисменты присутствующей отельной публики мы стали жечь вместе с ними, заполучив в награду благосклонные кивки головой с их стороны и желание познакомиться поближе по окончании концерта. Однако день был длинный и трудный, ноги подкашивались от усталости, поэтому пришлось осторожно ими расшаркаться и побыстрей ретироваться в номер.

Следующий день был самым главным – посещение Монт-Сент-Мишеля, о котором мы грезили несколько лет. В этот день, как, впрочем, и во все остальные, шел дождь – такое обычное нормандское попадалово. Поэтому с утра мы ограничились короткой инспекцией местного пляжа, испустив на нем тоскливый вздох, знакомством с ближайшими окрестностями и посещением деревенского магазинчика, в котором испустили уже радостный вопль при виде его ассортимента. Тут же набрали полный багажник вкуснятины, как-то: штук двадцать коробок с разными названиями одного и того же сыра камамбер, несколько бутылок кальвадоса (яблочный бренди), бочонок местного вина и прочие деликатесы.

Нормандия – родина популярного молодого сыра в корочке из плесени, которому здесь воздвигли памятник в XIX веке за его целебные свойства, и родина крепкого яблочного напитка с родословной из XVI века, который даже сами французы употребляют в несколько раз чаще и больше, чем коньяк.

Скорее всего, все то же самое могло присутствовать и в магазинах ранее изученных городов, но не было повода заходить туда – завтраки в отелях, сэндвичи на заправках, рестораны с местным колоритом по мере возможности в нашем плотном графике. Однако деревенские магазины кардинально отличаются от городских супермаркетов по уровню получаемого удовольствия: отсутствие покупателей, аккуратно и более чем наглядно разложенный товар первейшей свежести, услужливое внимание продавца и его неподдельное восхищение «большим» чеком. Короче, как боги!

Правда, купленный заранее сыр сыграл злую шутку: он источал такое крепкое «благоухание», что всю оставшуюся часть путешествия от этого дурмана в машине некуда было деваться, несмотря на плотно застегнутую сумку, ежевечерне выгружаемую в попутный холодильник, который утром тоже было трудно открыть, не зажав предусмотрительно рукой нос. Мы так устали от этого запаха, что по возвращении на родину просто не смогли насладиться вкусом знаменитого сыра – раздали на радость друзьям в качестве сувениров.

Хотелось немного оттянуть встречу с чудо-островом, подготовиться к ней особым образом, чтобы тот оказался не просто очередным объектом в списке осмотренных достопримечательностей, а самым главным и памятным. Ехать нужно было километров 30, которые пассажиры авто от Hertz молчали, каждый думал о своем. И вот в мороси дождя возникает силуэт горы-замка. Когда очень долго ждешь чего-то или долго о чем-то мечтаешь, всегда может случиться, что при встрече мечта окажется далеко не такой красивой... Но только не в этот раз! Одинокая гора-замок увеличивалась в размерах, все больше и больше, становилась ближе и ближе. Впечатление было сильным, поэтому припарковав авто на громадной стоянке, немного постояли, приводя в порядок мысли и чувства. И, не спеша, двинулись навстречу.

Скалистый остров, много веков назад бывший частью материка, имеет в окружности приблизительно 900 метров при максимальной высоте поверхности примерно 90 метров над уровнем моря. Сейчас остров и материк соединяет дамба, по которой проложена автомобильная трасса. Здешнее побережье Атлантики известно высокими приливами и отливами. Во время отлива море стремительно отступает на несколько километров, оголяя дно вокруг горы-замка, а всего через несколько часов вода вновь возвращается. И вот так два раза в день. Редко, но случается очень высокий прилив, тогда дамба с парковкой уходит под воду, и на остров можно добраться только на лодке.

По этой причине за все время своего существования Монт-Сент-Мишель ни разу не был захвачен врагами: водная преграда в совокупности с зыбучими песками служила защитой аббатству во времена набегов и войн. С лодок штурмовать высокие стены замка было трудно, а для кораблей глубины залива было недостаточно.

У Монт-Сент-Мишеля длинная и богатая событиями история. Когда-то эта гора носила название Могильная, пока епископу Оберу из соседнего городка Авранш не приснился сон, где архангел Михаил заклинал его построить на острове часовню. Епископ не придал особого значения этому знаку, пришлось архангелу еще пару раз присниться ему. В Х веке норманны возводят здесь первую каменную церковь. Но современный вид Монт-Сент-Мишеля приобрел только к концу XIX века. В период между этими историческими вехами и складывалась история горы-замка – от монастыря и тюрьмы до национального памятника.

Из-за ограниченности пространства строительство велось ярусами, все выше и выше. Вместе с аббатством росло и поселение на склоне горы. Городом это назвать трудно – всего одна улица (XVI-XVIII вв.), поднимающаяся к входу в монастырь, вдоль которой сегодня расположились отели, рестораны, сувенирные лавки – мимо не пройдете.  Численность постоянно проживающего здесь населения составляет плюс-минус полсотни человек. Зато поток туристов нескончаемой рекой круглый год движется вверх-вниз, вверх-вниз. Лучше всего при осмотре вооружиться путеводителем, иначе очень трудно будет разобраться в системе каменных переходов, сводов, балконов, террас и пр. – здесь несколько средневековых строений разного возраста объединены в один ансамбль.

Посещение только самого аббатства – далеко не полная корзина впечатлений от этого места с инопланетными пейзажами. Паломники во все времена ходили в Монт-Сент-Мишель опасными тропами, в том числе и через зыбучие пески залива. Скольких пришлось спасать из смертельно опасных трясин или надвигающихся волн быстро набегающего прилива – не сосчитать. Даже есть скульптура некоего П. Капеллани, которая так и называется «Гибель в зыбучих песках бухты Монт-Сент-Мишель». Однако желающих прогуляться по дну морскому от горы-замка к близлежащему острову с каменными руинами – тоже не сосчитать. Тем более лежит этот островок – как будто рукой подать. К сожалению, обман зрения.

Экскурсии на соседний остров проводят местные сертифицированные гиды, они точно знают тропы по песку и время прохождения по ним: есть специальные таблицы на каждый новый сезон, где указывается расчетная высота воды в каждой точке побережья, в каждый день и в каждый час. Они собирают достаточно большую толпу желающих и – вперед с песней. У горы-замка также дежурят патрули с рацией для разъяснения, оказания  какой-либо помощи и пр. Мы, не будучи в курсе таких предосторожностей и наблюдая миграцию больших скоплений людей вперед-назад, тоже решили добежать до острова, наивно полагая, что это займет не более получаса.

Тучи рассеялись, из-под синего неба выглядывало улыбающееся июльское солнышко. Бежали легко, полные сил и воодушевленные фантастической картинкой нереального влажно-песочного пейзажа. Чем дальше, тем труднее приходилось вытаскивать босые ноги из мокрого вязкого песка. На пути валялись мертвые медузы, ракушки и прочая морская мелочь. Однако прошло полчаса, а остров не стал ближе. Подул ветер, снова набежали тучи, заморосил противный дождь. Шестое чувство подсказало, что лучше бы все-таки вернуться. Побежали назад.

Замок стоит на месте впадения реки в залив. В момент нашего старта это был маленький ручеек, безжизненно стелющийся по песку. А сейчас это была широкая бурная река, преградившая путь назад. Побежали вдоль нее к замку, воды становилось все больше и больше. По противоположному берегу носился патруль, что-то крича и размахивая руками. Короче, нам советовали бежать в другую сторону. Рванули… и один из нас ушел под воду по самую шею. Знаете, когда вдруг становится неожиданно страшно, вдруг нападает неестественный безудержный смех. Типа истерики. Вот именно с таким смехом вытащили виновного в нем за шиворот и с ним же бежали через указанный ЧС-никами брод до самого финиша. Думать о том, что эта маленькая экспедиция могла закончиться как-то иначе, до сих пор не хочется.

Пришлось быстро свернуть свое пребывание у горы-замка. Слава Богу, в багажнике была сумка с обновками еще из Праги, которую было лень вчера тащить в отель. Переоделись и помчались в поисках чего-нибудь горяченького (или горячительного) в соседний городишко Сент-Мало, который территориально уже принадлежал Бретани.

Сент-Мало (Saint-Malo), Бретань, Франция

Сент-Мало – город морских разбойников, но не пиратов-бандитов, а корсаров! Корсары – это типа пираты-контрактники: они захватывали корабли, приводили их в порт, где власти города оценивали «улов», с продажи которого участникам разбоя полагался процент. Но, учитывая алчность «веселых роджеров» (издержки профессии), далеко не все сокровища попадали в казенные сундуки.

Название города опять же имеет отношение к монахам – это имя проповедника Маклоу, обращавшего местное население в христианство. В V веке в здешних местах  укрывались бритты, спасаясь от англов и саксов, поэтому эти земли стали называть Бретанью – в честь оставленной за морем родины.  «Золотой век» Сент-Мало пришелся на XVII-XVIII века – это был один из богатейших городов Европы. Благодаря существовавшему несколько столетий закону об убежище (город был вассалом папского престола, и ни один светский государь не мог потребовать экстрадиции любого преступного элемента), здесь царил вольный дух свободомыслия и гордой независимости. Девиз города тех времен: «Сначала мы граждане Сент-Мало, потом уже бретонцы, а уж потом французы».

Оставили авто на громадной парковке у стен старого города. Над каменными бастионами вьются флаги, по другую сторону – ровные ряды мачт. Чинно прошествовали через арочные ворота внутрь мрачной цитадели – Intra-Muros (дословно: внутри стен) – и попали на вполне респектабельные и хорошо освещенные улицы между одинаково грозными каменными строениями.  Дома стоят, тесно прижавшись друг к другу, ровные ряды окон, массивные двери. Как суровые пираты, плотно сомкнувшие могучие плечи. Одна часть города выше, другая ниже – каждый раз поднимаешься и спускаешься по лестницам. Внизу когда-то жил люд победнее – моряки и мелкие коммерсанты, вверху – господа побогаче.

Культурным центром города являются его окраины – крепостные стены, опоясывающие Сент-Мало вдоль залива, воды которого во время прилива с такой неистовой силой бьются об эти стены, что брызги и пена накрывают с головой всех прогуливающихся поверху укреплений. Кто-то с испуганным визгом отскакивает в сторону, а кто-то с почтением принимает соленый «поцелуй», подставив лицо свежему ветру. Сент-Мало всегда был морской крепостью, поэтому его стены до сих пор предназначены для отражения любого нападения извне.

Море здесь очень красивое – изумрудно-серое, с характером. Изменилось небо – изменилось море – изменился город. Дует свежий ветер, любители кайтсерфинга скачут по волнам, красиво взмывая вверх и не менее грациозно падая вниз. Кто-то грабельками рисует на кромке пляжа цветочный орнамент. Вдоль набережной в песок врыт частокол из стволов деревьев – подобие волнореза.   

За крепостными стенами на небольших островках залива построены дополнительные укрепления – форты, к которым во время отлива также можно прогуляться пешком – они попадают в зону пляжа, по которому бродят в это время с ведерками любители морской фауны в поисках «улова». Во время прилива пляж, естественно, исчезает под водой, и, если вы вдруг не успели вернуться из форта, то лучше не торопитесь назад – опасно. За вами приплывут местные «пацаны» и за приличное вознаграждение доставят на берег в лучшем виде. Многовековые традиции, трудовые династии… «Флибустьеры и авантюристы, братья по крови горячей и густой» (Павел Коган).

Шартр (Chartres), Франция

Быть во Франции и не увидеть Париж – было бы стратегически неправильно, поэтому было принято решение, пусть ненадолго (хотя бы пара-тройка дней), но все-таки заехать в город королей.

Да, но по пути туда был найден на карте город Шартр. Почти в каких-то ста километрах на подъезде к Парижу стоит город, в котором вот уже более десяти веков хранится покров девы Марии. Согласно преданию, именно этот покров был на Богоматери в момент рождения Иисуса Христа. Миф, легенда? Но проверить-то хочется.

В Шартр мы приехали почти под вечер. Погода была прекрасная – стоило удалиться вглубь материка, как выглянуло солнышко, ветер, естественно, утих, стало жарко. Времени у нас было немного – впереди еще Париж, хотелось успеть приехать засветло. Поэтому, выставив на навигаторе адрес «Centrum» (средоточие всех достопримечательностей), стали кружить в поисках парковки. Нашли единственное свободное место с ограничением по времени 15 минут, в которые нужно было успеть обернуться.

Шартр как город известен с I тысячелетия. Возник он на месте кельтского святилища, где еще до появления христианства поклонялись деве-богоматери: в преданиях упоминается языческий алтарь, посвященный «молодой девушке, которой предстояло стать матерью». Сегодня это маленький и чистенький городок, уютный и очень тихий – ни птичьего гвалта, ни людского гомона. Покой и целомудрие. Вся жизнь города подчиняется собору Нотр-Дам (собор пресвятой Богородицы) – главной достопримечательности Шартра.

Собор был построен в XII-XIII веках на деньги тамплиеров. Он виден отовсюду – над крышами, в просветах улиц – и сохранился до наших дней в неизменном виде, несмотря на многочисленные революции и войны. Внутреннее убранство впечатляет едва ли не больше внешнего величия: резная стена со скульптурами,  фантастические витражи. Солнечный свет, проходя через их стекла, создает необычное внутреннее освещение – как будто струится сверху нежное голубое свечение, получившее название «шартрская синь». Собор называют «стеклянной библией» – витражи можно «читать»  (снизу вверх и слева направо).

А еще в центре собора есть круглый лабиринт (1200 год) диаметром 13 метров – полустертая фигурная кладка из черно-белых камней, по нему паломники передвигались на коленях. Это, с точки зрения божественного писания, символизировало путь человеческих душ к небесному Иерусалиму, с которым собор якобы имел виртуальную связь. Другой смысл этого «истязания» звучит по латыни как «per aspera ad astra» – через тернии к звездам.

Покров девы Марии появился в Шартре приблизительно в IX веке. Эта тонкая ткань бежевого цвета хранится в особом ларце, который остался невредимым во время большого пожара в 1194 году, уничтожившего полностью деревянный прототип собора. Во время Великой французской революции плащаница была разорвана на несколько частей для гарантированного сохранения хотя бы кусочка. По окончании тревожных времен самая большая часть была возвращена в собор. Этой реликвии приписывают настоящие чудеса.

Про собор можно рассказывать бесконечно – это всего лишь малая толика его описания. Говорят, что он обладает властью преображать людей, возвышать их дух. Наверное, для этого нужно побыть здесь немного дольше.

А вот этого как раз мы не могли себе позволить. Спешили.

Вояж во Францию хорош тем, что он может быть бесконечно разнообразным и практически неисчерпаемым. Можно не строить никаких планов – объять необъятное все равно не получится ни при первом, ни при втором, ни при десятом посещении. Нужно просто окунуться в счастье недолгого пребывания там и получить массу самых разных удовольствий по своему вкусу, которые Франция ненавязчиво предлагает всем туристам.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

26.10.2011 • 10:06 901

Loading...