19.10.2011 • 11:50 1064

Ударим автопробегом по Европе-2


Бельгия

Королевство Бельгия – страна небольшая, ныне правящий монарх – король Альберт II, однако фактически страной управляет премьер-министр. Правительство формально назначается королем, но его состав должен быть также утвержден парламентом. Бельгия имеет много различных достижений (индустрия хайтека, торговля алмазами, нобелевские лауреаты), но для туристов это, прежде всего, историческое наследие в архитектуре, фламандская живопись и кухня. Бельгия является родиной вафель и жареного картофеля, здесь производят самый вкусный шоколад в мире и варят самое лучшее пиво (более 600 марок, некоторым насчитывается свыше 400-500 лет).

Остенде (Oostende)

Маршрут авто от Hertz пролегал через северо-западную часть страны – вдоль линии моря, по прибрежной равнине. Первая остановка была запланирована в городе Остенде – небольшом курортном городке, одновременно являющемся крупнейшим бельгийским портом на берегу Северного моря. Своим климатическим курортом это место славится с конца XIX века, местные пляжи широки и хорошо оборудованы.

«Это был самый что ни на есть обычный городишко в захолустье, во Фландрии, стоявший между гладью воды и гладью полей; он и впрямь мог похвастаться обширным пляжем и старинной дамбой, но все остальное ясно говорило о том, что бельгийцы, под тем предлогом, что нужно открыть для мира этот уголок, обезобразили его вконец»(Эрик-Эмманюэль Шмитт «Мечтательница из Остенде»).

Первое упоминание о городе относится к XIII веку, когда купцы открыли здесь рыбную ярмарку, хотя поселение на этом стратегически выгодном и богатом рыбой месте возникло гораздо раньше. Правда, находилось оно не на побережье, а на маленьком островке в Северном море. Еще через 100 лет купцы-меценаты решили – «граду быть» на материке, где и был заложен новый Остенде, ставший со временем самым главным портом Бельгии.

Полезный морской климат способствовал тому, что два бельгийских короля – Леопольды I и II – проводили здесь свои летние каникулы, и Остенде из портового рыбацкого города превратился в престижный курорт – «The Queen of the Belgian sea-side resorts». Но все последующие монаршие поколения выбирали другие места для собственного оздоровления, поэтому с течением времени Остенде потихоньку превратился в курорт для всех.

История отнеслась к Остенде беспощадно – его неоднократно разрушали во время многочисленных в этих местах войн, начиная от испанцев в средневековье и заканчивая войнами прошлого столетия. В 1970-е годы коренным образом была перестроена набережная. Из книги «Мечтательница из Остенде»: «Целые кварталы жилых домов, гигантских, точно океанские лайнеры, безвкусных и безликих, но зато в полной мере отвечавших требованиям жилищной рентабельности, явили моему взгляду урбанистический хаос – результат алчности застройщиков, жаждущих вытянуть денежки у представителей среднего класса, проводивших здесь свои оплаченные отпуска».

Наш отель находился в центре города, в 200 м от пляжа и, как было указано в booking.com, его особенностями были фасад в стиле «ар-деко» и оригинальные архитектурные детали. Машину можно припарковать на ночь бесплатно в любом подходящем для этого месте, попробуйте его найти. Рядом с пляжем это почти невозможно, но при углублении внутрь города проблем не составит. Бродили по вечернему Остенде, неизменно «выруливая» на приморский бульвар, широкой полосой опоясывающий город вдоль линии моря. Бухта с причалами для яхт битком набита белоснежными парусниками – их мачты частоколом упираются в вечернее небо (интересно, для них тоже бесплатная ночная парковка?).

Главной местной достопримечательностью является, как и в любой точке Европы, собор в центре города – неоготическая церковь святых Петра и Павла, устремившая в небо две острые башни в 72 м каждая. Здесь находится гробница первой бельгийской королевы Луизы-Мари Орлеанской, умершей в 1850 году. Рядом с усыпальницей – башня Peperbusse («перечница»), первый камень этой башни был заложен в XV веке. У ее основания – ниша-алтарь, далее – памятники защитникам города и погибшим морякам.Немного.

Остенде относится не к пляжным, а к климатическим курортам, поскольку температура воды в этих краях не позволяет купаться даже в самый разгар лета. Хотя в тот практически единственный солнечный день за весь период нашего путешествия присутствующие на пляже смело окунались в море, ну и мы вместе с ними. Вода поначалу казалась нестерпимо холодной, потом тело согревалось за счет движения, после этого уже душа не хотела выходить на берег – так приятно находиться в этой мягкой воде, так легко дышится, так вкусно пахнет морем. Потом приходится расплачиваться за удовольствие – морской ветер бросает в озноб, а умеренно теплое солнце не позволяет согреться.

Большинство отдыхающих не обращают внимания на смельчаков, они пришли сюда за дозой здорового морского воздуха и преспокойно читают книги, украдкой наблюдая за резвящимися детьми. Они даже не раздеваются полностью – в лучшем случае только до пояса. Здесь нет загорелых, бронзовых от солнца тел, а есть, в лучшем случае, слегка красно-поджаренные, в худшем случае – иссиня-бледные. С утра был отлив, к обеду море прибывает, сокращая ширину пляжа, наблюдатель-спасатель периодически переставляет метку, которая обозначает ожидаемую линию прибоя. Тогда отдыхающие, находящиеся между меткой и морем, собирают свои вещи и перебираются повыше. Свободного места остается все меньше, выспавшийся к обеду народ постоянно прибывает. Наверное, еще час и картинка будет напоминать турецкий пляж. Не дожидаясь такого безобразия, отправились прощаться с городом– далее путь лежал в город Брюгге, а после – в Нормандию, Франция.

Брюгге (Brugge)

«Что такое Брюгге? …Старинные узенькие улочки, где до сих пор сохранен дух времени, высокие крепостные стены, завораживающие красотой могучие башни, отражающиеся в водах рвов, цокот лошадиных копыт, озера с белыми лебедями… Брюгге – это уютный мирок, который, поймав однажды в свои сети, уже не отпустит никогда. Здесь шоколад льется рекой, марципановые гномы улыбаются с витрин» (Елена Клюзова, www.otzyv.ru).

Брюгге – один из самых живописных городов Европы, находится в 16 км от моря. Но в городе есть три канала, сообщающиеся между собой и настолько глубокие, что по ним могут плавать большие морские корабли. Город можно осмотреть, плывя в лодке или сидя в конной повозке. У нас было немного времени, день клонился к вечеру, а впереди – еще 200 км до ночлега в городе Дьеп, поэтому мы ограничились пешей прогулкой.

Вся центральная часть города была в 2000 году объявлена ЮНЕСКО объектом Всемирного культурного наследия. Основная туристская масса топчется на рыночной площади. И здесь самое главное строение – украшенная курантами башня Белфорт (Belfort, XIV век), с балкона которой когда-то оглашались важные городские новости. 366 ступеней вверх – и город-сказка у тебя под ногами.

Такие башни в средневековье были почти в каждом городе и носили название «беффруа́» – вечевая башня (башня городского совета). Первоначально башни несли сторожевую функцию, там висел набатный колокол. Затем внутри башни стали размещать зал для заседаний, казну, документы, печати и пр. Из-за нехватки места к подножию беффруа стали пристраивать специальные помещения – так появились ратуши.

Сама площадь обставлена разноцветными пряничными зданиями – головой можно крутить, пока шея не устанет. Народу на площади очень много, а вот если свернуть на близлежащие улочки, они окажутся абсолютно безлюдными, впечатление – будто идешь позади декораций, разукрашенных более мелкими, не выставленными на всеобщее обозрение экспонатами.

Именно в Брюгге мы попробовали впервые устрицы. Устав от площадной суеты, присели тут же в одном из многочисленных ресторанчиков, поводили носом по меню с незнакомыми названиями блюд и ткнули пальцем в то, что стояло почти на каждом столе, – довольно объемную черную кастрюльку. Кастрюлька оказалась наполненной ароматными мидиями, пересыпанными зеленью. Описывать вкус – дело бесполезное. Лучше один раз попробовать. 

В 2008 году на экраны вышел кинофильм Мартина Макдонаха «Залечь на дно в Брюгге» (русский вариант названия). Правда, там показан зимний Брюгге, но сама аутентичная атмосфера города передана достаточно реально. Рассказывать о Брюгге – дело неблагодарное: каждый, кто побывает здесь, найдет что-то свое, отличное от других, и это останется с ним надолго.

Мы, например, нашли у фонтана машину с бесплатным мороженым.

Нормандия, Франция

Провинция Нормандия лежит на северо-западе Франции, упираясь своим западным краем длиной 600 км в пролив Ла-Манш. Для большей части нормандского побережья типичен один и тот же живописный ландшафт: высокие белоснежные скалы (кромка мелового плато Caux) отвесно спускаются в воду, у их подножия прячутся небольшие пляжи, исчезающие во время прилива.

Своим названием регион обязан норманнам, поселившимся на этой земле в Х веке. Норманны были не только грозными воителями, но еще и добрыми строителями. Многочисленные замки, крепости, церкви, монастыри – действие исторических романов разворачивается на ваших глазах: когда-то нереальные картинки из книг вырастают перед вами каменным изваянием за каждым следующим поворотом.

В этом году жители Нормандии празднуют юбилей – 1100 лет (911-2011): в 911 году вождь викингов Ролло (Rollo) и правящий король Франции подписали мирный договор, знаменующий день рождения нового «княжества» Нормандия. С июня по конец октября 2011 года по этому случаю проходят местные торжества.

Административно район поделен на две части – верхнюю и нижнюю Нормандию.

Дьеп (Dieppe)

К бельгийско-французской границе добрались уже в темноте. Снова никаких дозоров на дороге, которая бежит дальше, вверх-вниз, подсвеченная с обочины ровным строем придорожных огней. Сердце волнующе стучит «Франция, Франция, Франция!» Навигатор вдруг стал себя хорошо вести, и только благодаря нему далеко за полночь нашли свой отель на вершине холма. Стеснительный пожилой француз-портье терпеливо ждал нашего приезда в темном холле отеля. Он был такой милый! Ни по-русски, ни по-английски, но все понятно без слов. Бутылочка красного вина и – крепкий сон на нормандском (!) побережье.

Дьеп начинает свою историю с поселения викингов в 907 году в устье реки, названной ими «глубокой». Потом были французы, которые разорили процветающий город норманнов, позже – англичане и т.д. В XVI веке здесь кутили купцы и пираты, потом два века забвения, а в 1824 году с приездом герцогини Берийской началась мода на морские ванны, и город вновь стал популярным (самый близкий к Парижу пляж). Короче, история длинная. К тому же это еще и крупный порт на берегу Ла-Манша, откуда отправляются паромы в Англию – несмотря на подводный туннель, такая переправа до сих пор популярна.

Здесь достаточно остановиться на один день, туристов немного (может, из-за дождя?), поэтому город кажется действительно патриархальным. Наверное, самое лучшее – прогуляться по галечному пляжу, мечтательно глядя за горизонт – там Англия! Длинный каменный пирс усеян рыбаками с удочками – клюет у каждого третьего (первые двое в этот момент с аппетитом жуют бутерброды). Серое небо, зеленоватый Ла-Манш, белоснежные высокие скалы – это тот Дьеп, в котором побывали мы. Правда, еще здесь есть старинный замок-крепость Шато-де-Дьеп (XV век), притиснутые друг к другу дома с окнами мансард на серых крышах, полутемные извилистые улочки между ними и бесконечные ряды кофейных столиков вдоль набережной, украшенной опять же белыми корабликами.

Интересен тот факт, что на противоположном берегу Ла-Манша, как раз напротив Дьепа, стоит город Дувр на точно таких же белых скалах из мела.

Руан (Rouen)

От Дьепа до Руана примерно час езды по тихим провинциальным дорогам со всеми атрибутами международной трассы, за исключением скорости. Вокруг зеленые поля-луга, сытые чистенькие буренки, одинокие ветряные мельницы (старые и новые), лихо закрученные булыжные улочки в каменных «деревнях» (здесь нет ни одного строения из дерева). Навигатор заставил авто от Hertz подняться по одной такой почти вертикальной, спиралью закрученной улице, которая «чем выше» становилась «тем уже», пока не стиснула авто в своих каменных объятиях. Пришлось спускаться, пятясь задом и не стесняясь в выражениях. Зато можно было протянуть руку из окна и потрогать влажную от дождя почти древнюю кладку круглой башенки.

Руан является столицей верхней Нормандии и считается чуть ли ни античным городом – когда-то здесь стояла римская крепость Ротомагус (Rotomagus). Но известен в истории город другим – в 1431 году здесь была сожжена Жанна д’Арк.

Практически из любого места города можно увидеть несколько черных узорчатых шпилей, поднимающихся над крышами. Самый высокий принадлежит Руанскому собору (151 м) – месту встречи всех туристов на этой земле (яблоку негде упасть). С 1876 по 1880 годы собор считался самым высоким зданием мира, отняв этот титул у собора св. Николая в Гамбурге и уступив его позже Кельнскому собору. В свое время здание стало объектом вдохновения великого импресси­ониста Клода Моне, создавшего серию картин «Руанский собор», несколько из них были приобретены двумя известными русскими коллекционерами.  Что снаружи, что внутри храм вызывает восхищение своим величием и изяществом. И некоторый ужас при виде каменных святых в натуральную величину – не слишком дружелюбны их лица, а у некоторых вообще их нет по причине отсутствия голов.

С соборной площади течение толпы вынесет на пешеходную улицу, вдоль которой стоят дома с надстроенными вперед верхними этажами – эркерами (для увеличения внутреннего пространства). Если плыть в другую сторону, то новый людской водоворот затянет под арку Gros-Horloge, на которой установлены астрономические часы с одной стрелкой – символ «неторопливости» времени. Улица Gros-Horloge заканчивается на площади du Vieux Marche – место казни Жанны, где в честь Орлеанской девственницы построили церковь, но в нее можно не заходить: прямо на площади камнями выложен крест– место, откуда костер инквизиции унес девичью жизнь.

Кан (Caen)

Город Кан (не путать с Каннами!) является столицей нижней Нормандии, его девиз «Один Бог, один Король, одна Вера, один Закон». Когда-то это была резиденция отважного викинга Вильгельма Завоевателя, чей дух и крутой нрав до сих пор живут в стенах его замка, мужского аббатства и женского монастыря, построенных в те далекие времена.

Канский замок – гигантское фортификационное сооружение (XI век) в центре города. Вернее, «в» и «над» ним. Там есть тяжелый подъемный мост, перекинутый через осушенный сегодня ров, широкие крепостные стены, по которым можно не цепляясь локтями прогуляться многочисленной компанией, катапульта и пр. Эту крепость трудно взять штурмом, но совсем нетрудно держать в ней осаду – внутри громадный двор с многочисленными крепкими строениями, небольшим садом и огородиком с полезными травами, причем некоторые экземпляры травяной коллекции, культивируемые с тех давних времен, ядовиты. Время не властно над историей. Закрой глаза – и услышишь звон доспехов, лязг цепей, топот тысяч ног, в нос ударит запах великих сражений.

С крепостных стен хорошо видны башни других исторических сооружений. Вильгельм Завоеватель (рост 178 см) женился по великой любви на своей дальней родственнице Матильде (рост 127 см), в их браке родились 10 детей. Чтобы искупить грех кровосмешения, супруги построили два аббатства: мужское (св. Стефана) и женское (св. Троицы). Они и были похоронены в этих монастырях в соответствии с половой принадлежностью. Но в годы Великой французской революции гробница Вильгельма была вскрыта и разорена, в настоящее время под могильной плитой покоится лишь одна берцовая кость короля. Сейчас в мужском аббатстве располагается муниципалитет, а в женском монастыре работает местное правительство. Основная часть города застроена уже после войны и кроме французского шарма не имеет большой архитектурной значимости.

Вот так за один день на авто можно проехать через всю Нормандию, пересечь ее с севера на юг (или наоборот) и, как будто на машине времени, «провалиться» в прошлое: в разбойные оргии норманнов, в Столетнюю войну с англичанами, в курортные интриги высокородных особ.

Авто от Hertz как лошадка, почуявшая родное стойло, резво бежало через прошедшие столетия к главной цели своего путешествия – к чудо-острову Монт-Сен-Мишель, где, согласно библейскому преданию, завершилось сражение архангела Михаила с сатаной в образе дракона, где отливы и приливы Атлантики считаются самыми сильными на побережье Европы (и вторыми по амплитуде на всем земном шаре), где зыбучие пески дна чуть не поглотили участника нашей экспедиции.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

19.10.2011 • 11:50 1064

Loading...