07.09.2011 • 12:25 1643

Дорогами великого монгола

5000 километров за 10 дней по Монголии, России и Казахстану

Краснолицый монгол с железным взглядом вцепился мертвой хваткой в мое запястье и никак не желает отпускать! Это один из билетеров у памятника Чингисхану – возвышающейся в степи огромной конной статуи из нержавейки высотой примерно 50 метров. Он не понимает по-английски, но считает, что я ему должен еще 5000 тугриков (около 500 тенге). Его не волнует ни то, что я иностранец, ни даже то, что я журналист, главное – деньги! Возможно, такая недальновидность и имеющая место быть меркантильность и являются одной из главных причин современной «отсталости» Монголии, восемь веков назад бывшей величайшей мировой империей под управлением Чингисхана.

Я оказался в Монголии в группе казахстанских журналистов как участник автопробега под названием «По пути Чингисхана». Впрочем, та часть пробега, в которой мы участвовали с 13 по 22 июля, имела к Чингисхану весьма условное отношение. Наш маршрут был такой: Улан-Батор (в столицу Монголии мы прилетели чартером из Алматы) – Сухэ-Батор – Улан-Удэ – озеро Байкал – Иркутск – Красноярск – Барнаул – Усть-Каменогорск – Алматы. Итого – около 5000 км. Но это только та часть автопробега, в которой участвовала наша группа, всего же их было три. В первой группе ехали казахстанские деятели культуры и искусства, во второй – представители российских СМИ, а потом очередь дошла до нас. Общая протяженность трех этапов – более 10700 км, что сделало данный пробег одним из самых масштабных среди казахстанских аналогичных проектов. Его организатором выступил дистрибьютор Mitsubishi в РК, компания Rycom Kaz, поэтому мы ехали на автомобилях под знаком «трех бриллиантов». В колонне из 14 экипажей доминировали Pajero, были несколько более простых внедорожников Pajero Sport и пара пикапов-«техничек» L200. Вообще, изначально машин было 15, но незадачливые российские журналисты на монгольском бездорожье поставили один Pajero Sport «на уши». Однако мы, слава Богу, смогли обойтись без ЧП, если не считать одно пробитое в Монголии колесо. Учитывая, что в пробеге участвовали стандартные автомобили, которые даже не успели пройти обкатку, это очень хороший результат!

Монгол шуудан

Монголия вызвала у меня смешанные чувства. Красивая природа и безлюдность – умиротворение, неказистый Улан-Батор и средневековые местные нравы… В этой бедной стране с развивающейся рыночной экономикой две ценности – культурное наследие Чингисхана и уголь. Но если имя Чингисхана является монгольским национальным брендом (им завлекают сюда туристов, его тиражируют миллионами сувениров, его имя носят аэропорт и водка), то разведка крупных угольных месторождений международными корпорациями только начинается. Страна еще живет прошлым, но капитализм в ней уже нарождается. Отсюда огромная классовая разница – большинство монголов нищие или бедные, но кое-кто богат или очень богат и ездит на «Майбахе». Средняя зарплата монгольских бюджетников – $300, минимальная – $100, а цены в Улан-Баторе примерно как в Алматы.

В столице живут 1,5 миллиона монголов из общей численности в 2,7 миллиона! Хотя официально население Улан-Батора, производящего около половины валовой промышленной продукции страны, составляет 1,172 миллиона человек. По словам жителей, бешеный приток населения в столицу происходит отчасти из-за суровых зим последних лет и падежа скота. В поисках заработка бывшие скотоводы приезжают в город, ставят юрты на его окраинах и с полным правом становятся столичными ребятами. Топят многочисленные юрты углем. Добавляют колорита (и экологических проблем) расположенные в черте города четыре ТЭЦ с огромными дымящими трубами, которые вырабатывают более 85% электроэнергии страны. Для молодых госслужащих на окраинах строят типовые 4-5-этажки. Целые районы обветшавших «хрущевок» – наследие СССР. А ближе к центру, где немало новостроек, монгольская столица даже вызывает ассоциации с Европой. Здесь разномастные вывески переходят с кириллицы на латиницу, и смешные надписи «ахуйн», «худалда» и «нахиа» превращаются в более привычные «exchange», «restaurant» и «sauna». Тут уже чувствуется влияние развитых стран. Особенно Южной Кореи.

Это заметно и по автопарку Монголии, в котором очень много корейских машин – особенно Hyundai, прежде всего Accent всех мастей. На Accent здесь ездит даже полиция. В почете у монголов и подержанные японские «праворульки». Особенно популярны среди них гибриды Toyota Prius первого поколения и компактная Honda Fit (ее аналог с левым рулем известен как Jazz). Бензин в Монголии дорогой – литр 92-го стоит доллар или даже больше. Но, как я уже говорил, есть в Монголии и люди, которым не приходится экономить. Поэтому в Улан-Баторе немало дорогих внедорожников: Range Rover, BMW X5, новый Nissan Patrol, Lexus LX… Есть и современные дилерские центры японских и немецких марок, некоторые из них крупнее алматинских.

А вот дороги в монгольской столице плохие. Да и культуры на них практически нет –монголы соблюдают правила на свое усмотрение, ездят весьма лихо. За рулем немало женщин, которые стараются не отставать от мужчин. Во время нашего пребывания очень многие машины были украшены национальными флагами – с 11 по 13 июля страна отмечала свой главный праздник – Наадам, или День победы народной революции.

Есть в Монголии и «казахстанский след» – этносувениры, преимущественно из войлока. Посетили мы и Казахский культурный центр, где воочию убедились, как истово чтят и берегут нашу культуру представители местной казахской диаспоры.

Пару слов о монгольской кухне. До этой поездки я мог судить о ней только по трапезам в одном монгольском ресторане в Алматы. Изюминка его меню – «монгольский гриль»: набираешь ингредиенты на свой вкус, все это перемешивают и жарят на большой плите. Помимо ожидаемого обилия разного мяса, к перемешиванию предлагались разнообразные овощи, зелень, приправы-соусы, грибы и т.д. Я откровенно сомневался, что все это имеет отношение к реальной монгольской кухне. Но в Улан-Баторе есть аналогичный монгольский гриль! Только он более масштабный по количеству ингредиентов и размерам плиты, а процесс жарки здесь превращен в настоящее шоу. Три удалых повара вокруг большущей круглой «сковороды» кромсают выбранные вами ингредиенты мечами, подбрасывают их в воздух и поджаривают на открытом пламени, попутно пританцовывая и демонстрируя мастерство владения холодным оружием! Попробовал я и монгольское пиво – на мой взгляд, оно просто никакое, а ценители «пивного вкуса» отметили вообще его полное отсутствие.

Наша автоколонна стартовала 14 июля в 4 утра в Улан-Баторе. Мне достался Pajero под порядковым номером 4 – мое любимое число. Поэтому автомобиль по ходу пробега я не менял, хотя такая возможность и была. Далее наш маршрут «лежал» через Забайкальский край, Республику Алтай и Бурятию. Мы пересекли границу, въехали в Российскую Федерацию и добрались до Улан-Удэ.

Россия

Улан-Удэ произвел на меня приятное впечатление: небольшой (404 тысячи человек), но со своим лицом, со своей культурой (город основан в 1666 году) и достаточно чистый. Трамваи в столице Бурятии ездят по линиям, засыпанным белой галькой, – очень эстетично. На вопрос о средней зарплате в Улан-Удэ наш гид ответил, что это 10-12 тысяч рублей (50-60 тысяч тенге). Практически во всех городах и городках, где мы побывали, сохранились советские названия улиц и по-прежнему стоят памятники Ленину. В центре Улан-Удэ, например, стоит самая большая в мире (как нас заверили) «башка» Ильича из черного камня. Выглядит странно. Огромная голова, но ни шеи, ни плеч…

Из Улан-Удэ мы двинули в расположенный неподалеку знаменитый Иволгинский дацан – буддистский монастырь, где находится тело «бессмертного» Хамбо-ламы Даши-Доржо Итигэлова. Будущих лам здесь обучают бесплатно – дацан финансируется из федерального бюджета и частично за счет прихожан и туристов. Земля на территории монастыря усеяна монетками, которые впоследствии служат его воспитанникам карманными деньгами. Интересно и то, что буддисты не чураются технического прогресса. В залах храмов висят плоскоэкранные телевизоры, а монахи активно пользуются мобильниками.

Далее наш путь лежал через красивейшие места, главным украшением которых является река Селенга, в деревню староверов. Там мы посетили странный музей, экспонирующий помимо кучи «допотопного барахла» деньги всех мастей, вплоть до кубинских песо, а после нашего визита, и тенге, а также кости древних зверей, среди которых особенно выделялся череп носорога. После нас приняли в своих рубленых избах потомки тех самых староверов, щедро почивавшие гостей домашней русской едой (вкусной и сытной, надо заметить) и песенно-плясовым «шоу для туристов». Короче, хлеба и зрелищ за деньги мы получили сполна. Только истинные ли это староверы?

Дороги на российской части нашего пути встречались самые разные: от отличных трасс федерального значения до запущенных залатанных «двухполосок» и объездных грунтовок, от прямых – до горных серпантинов.

Основная масса автопарка Бурятии, Сибири и Алтая – относительно свежие праворульные «японцы». Где-то немного больше новых иномарок, где-то – продукции российского автопрома, от обилия которой мы уже отвыкли.

От «староверов» мы поехали через тайгу на Байкал, который нас просто покорил. Отчалив от южного побережья самого глубокого озера в мире (максимальная глубина – 1637 метров) на теплоходике «Резкий», мы наслаждались красотой байкальских пейзажей, ухой из омуля и чистотой и свежестью вод.

Красота местной природы не могла не отразиться и на здешних девушках – они очень красивые. И дело тут, по-моему, не только в знаменитом сибирском здоровье, но и в смешении многих кровей, веками происходившем в Сибири по разным причинам.

Следующий пункт нашего пребывания – Иркутск. Небольшой (587 тысяч человек), но «породистый» город, основанный в 1661 году, очаровал. Запомнились старинные двухэтажные деревянные дома в центре. Ночью я проснулся в номере отеля на втором этаже от нехилой тряски – за единственные сутки в Иркутске нас угораздило застать землетрясение! А рано утром мы сорвались в сторону Красноярска.

Красноярск, второй по значимости город Сибири (после Новосибирска), с официальным населением в 980 тысяч жителей (неофициально – больше миллиона), основанный в 1628 году, не представляет собой ничего особенного, на мой взгляд, а местами и вовсе удручает и озадачивает. Символом города, например, почему-то является лев… Он же изображен и на гербе Красноярска. Здание местного краеведческого музея выдержано в древнеегипетском стиле! Может, красноярцы мечтают о далекой Африке? Впрочем, на посвященной городу 10-рублевой купюре изображены не царь зверей и «египетский» музей, а старинные мост через Енисей и Часовня Параскевы Пятницы, а также Красноярская ГЭС. Средняя зарплата здесь – 15 тысяч рублей (75 тысяч тенге). В общем, Красноярск мог абсолютно не понравиться, если бы не наш пансионат «Такмак» с коттеджами из сруба в живописной горной местности близ города, и не расположенный неподалеку современный спортивно-развлекательный комплекс «Бобровый лог», где есть канатные дороги (тут базируется горнолыжная школа олимпийского резерва), масса аттракционов и великолепный ресторан «Хозяин тайги». Ресторан посвящен не столько одноименному кинофильму, снимавшемуся в Красноярском крае, сколько творчеству Владимира Высоцкого, сыгравшего одну из ролей в этом фильме. «Хозяин тайги» почивал нас вкуснейшими сибирскими деликатесами – мороженой стерлядью и лососем с особыми соусами на подставке изо льда, олениной во всех видах, супом из лося.

Природа в Сибири красивейшая: могучий Енисей, бескрайние леса и живописные поля. Особенно красиво на стыке с Алтаем. Кстати, об Алтае. Главный город этого края, Барнаул, существенно меньше Красноярска, в центре интереснее, аккуратнее и чище. Кроме центра города мы опять ничего не успели посмотреть – жесткий график. «Крейсерская» скорость нашей колонны была 110-120 км/ч. А моя максимальная – 160 км/ч (по GPS-навигатору), когда мне пришлось догонять впередиидущих коллег по пути из Иркутска в Красноярск.

Из Барнаула мы двинулись к казахстанской границе, попутно отметив красоту приграничных районов – окрашенные в зелено-охристые тона поля и холмы, сосновые рощи и скалы.

Родина

Благополучно переехав границу, мы в полной мере ощутили радость возвращения на Родину после дальних, продолжительных странствий и полной грудью вдохнули пьянящий аромат полыни. А потом были «американские горки» – очень плохая асфальтовая дорога по холмам на скорости 120 км/ч. Зато на подъезде к Усть-Каменогорску нас встретили местные дорожные полицейские и эффектно – с мигалками и прижиманием встречных к обочине – сопроводили наш кортеж до города.

Затем был последний – очень утомительный и длинный (1100 км) – рывок домой, в родной Алматы. Этот путь нам не скрашивал ни привычный степной пейзаж, ни, тем более, отвратительная дорога. Причем ближе к Алматы, возле Талдыкоргана, она стала еще хуже. Стыдно признаться, но те дороги, по которым мы ехали в Монголии, были лучше! Финишировали в 4:30 утра 22 июля. Когда я сел за руль Pajero №4 восемь дней назад на его одометре было 2855 км, а теперь – около 7800. Почти 5000 км по трем странам – это вам не шутки.

Pajero

А каков уровень Mitsubishi Pajero?

Мой автомобиль был с 3,0-литровой бензиновой «шестеркой» и «автоматом». Весь «тюнинг», которому подверглись наши машины, – это багажники на крыше, внедорожные шины Bridgestone плюс мобильные навигаторы. Отрадно, что большего и не понадобилось.

Итак, мои впечатления. Pajero IV хорошо держит дорогу, а в случае чего на помощь приходит грамотно настроенная система стабилизации, вмешивающаяся в последний момент, когда это на самом деле необходимо. Подвеска энергоемкая, за всю дорогу ни разу не пробилась. Крены для высокого внедорожника небольшие. По полному бездорожью мы не ездили, поэтому весь путь проехали в режиме заднего привода, так и не воспользовавшись серьезными возможностями знаменитой полноприводной трансмиссии Super select с блокировкой межосевого дифференциала и понижающей передачей. Зато пронеслись пару-тройку раз по ужасной каменистой грунтовке со скоростью 110 км/ч. Честно говоря, мне было жалко машину, но нас гнал вперед наш бешеный график, вот и приходилось «топить». После таких марш-бросков я даже заглядывал под днище, но там ничего не погнулось и не отвалилось! Спасибо большому клиренсу, а также очень крепким подвескам и рулевому управлению. Кстати, руль на Pajero довольно информативный. Кому-то он покажется тяжеловатым, но, по-моему, именно так и должно быть на внедорожнике. Это особенно полезно при быстрой езде по плохим дорогам – машину не приходится чересчур отлавливать. Не могу не отметить и отличные, на мой взгляд, тормоза – информативные, эффективные и понятные, я к ним почти не привыкал. Еще один важный плюс Pajero – неприхотливость к топливу. По дороге мы заправлялись в основном 92-м бензином, качество которого варьировалось от хорошего и нормального до откровенно сомнительного, но никаких проблем из-за этого у нас не возникло.

Теперь о недостатках. 178 «лошадок»: 3,0-литрового мотора для Pajero мало. Особенно это чувствовалось при интенсивных обгонах на трассе. На газ приходилось давить до упора, а ускорение появлялось после заметной задержки. В этом виновата заторможенная коробка-«автомат». Еще одно неприятное следствие недостатка мощности – достаточно высокий расход топлива. Финальная пара существенных минусов: жестковатая подвеска и «говорящий» (издающий различные звуки на неровностях) салон.

Что мы имеем в результате? Если не зацикливаться на недостатках, коих у Mitsubishi Pajero однозначно меньше, чем достоинств, то это понятный, гармоничный внедорожник, подходящий даже для очень дальних поездок. В конце концов, минусы есть у всех автомобилей, а вот достойно выдержать такой пробег сможет не каждый.


Газета «Капитал.kz» благодарит компанию «Риком Каз» за предоставленную возможность участия в автопробеге «По пути Чингисхана».

Фото автора и компании «Риком Каз»

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

07.09.2011 • 12:25 1643

Loading...