07.09.2011 • 11:06 1886

Арман Асенов: Кино, как семья...

Казахстанское кино не стоит на месте и следует мировым трендам. Вслед за российским кинематографом формат 3D входит и в отечественное кино. Картина Егора Кончаловского «Возвращение в «А», частично основанная на фактах из жизни ветерана афганской войны Жумабека Аюбаева, выходит на экраны страны 20 сентября и станет первой отечественной картиной в 3D.

О создании первого казахстанского фильма в трехмерном формате «Капитал.kz» рассказал продюсер и актер фильма «Возвращение в «А» Арман Асенов.

– Арман, известно, что изначально фильм «Возвращение в «А» снимался в 2D, как пришла идея конвертировать его в 3D?

– Не секрет, что сегодня основная часть кинотеатральной публики это молодежь от 12 до 25 лет. И трехмерный формат для них как никогда актуален. Мы хотели, чтобы нашу историю увидели в первую очередь молодые люди, ввиду того, что в отечественном кино не было своего героя. Молодежь знает Сталлоне, Шварценеггера, Брюса Уиллиса, героев российского кино, а с казахстанскими героями в кино большой дефицит. Поэтому мы и решили сделать кино в формате, отвечающем требованиям современной молодежи.

– В этой картине Вы выступили не только как продюсер, но и как актер. Вы сыграли роль легендарного Бориса Тукеновича Керимбаева, также известного, как Кара Майор. Не испугал ли вас груз ответственности?

– Нет, не испугал. Вообще, изначально я не планировал сниматься, однако Борис Тукенович сам предложил, чтобы я сыграл его в фильме, мотивировав это тем, что у нас с ним есть внешнее сходство. И режиссер фильма Егор Кончаловский поддержал эту идею. Во время съемок мы с Борисом Тукеновичем жили в одной комнате, и я постарался максимально перенять все, чтобы сыграть эту роль максимально достоверно.

– Главную роль в фильме сыграл Берик Айтжанов. Он был единственным кандидатом для этой роли или ее мог сыграть другой актер?

– На каждую роль у нас пробовалось по шесть человек. В финале, когда у нас уже более-менее складывался актерский ансамбль, у нас было два актера, которые могли сыграть эту роль. Это Берик и Саят Исембаев. Но потом прерогатива легла на Берика, во-первых, тогда уже был утвержден Сейдулла Молдаханов, который играет Марата Аюмова в более зрелом возрасте, а у них с Бериком есть внешнее сходство. Кроме того, повлияло то, что в фильме есть диалоги на казахском языке.

– А что касается российских актеров, таких как Денис Никифоров, Гоша Куценко, Иван Жидков. Для них был такой же кастинг, как и для казахстанцев?

– Да, с российской стороны кастингом занималась кастинг-директор, которая работала с Егором над всеми его последними картинами. И там тоже был большой кастинг. На вторую главную роль, которую в итоге сыграл Денис Никифоров, пробовались и другие известные российские актеры, в частности Евгений Стычкин, Данила Козловский, но я очень рад, что в конечном итоге мы выбрали Дениса. Во-первых, визуально у них с Бериком сложился отличный актерский ансамбль, а во-вторых, Денис сейчас очень популярный среди молодежи актер, и его участие, безусловно, украсило нашу картину.

Вообще очень приятно, что маленькие, но ключевые роли в нашем фильме согласились сыграть такие известные актеры, как Андрей Смоляков, Григорий Антипенко, Гоша Куценко. Для наших актеров это тоже стало такой своеобразной школой, сыграть в одном кадре с российскими мастерами.

– Отдельно хотелось бы узнать об эпизоде, в котором сыграл Гоша Куценко. Эта история была взята из реальной жизни или все-таки это сценарный ход, для того, чтобы показать характер главного героя?

– Этот эпизод был придуман нашими сценаристами, во-первых, действительно, чтобы показать характер главного героя, а во-вторых, обычно в фильмах мы показываем, что наша армия строила больницы и школы. Слишком мы хорошие получаемся. И нам обязательно нужен был эпизод, в котором бы было показано, что и у нас были ошибки. Ведь война без ошибок не бывает. И в маленьком эпизоде мы показали эти ошибки. Что были и пьяные летчики, и испытания оружия на чужой территории – об этом знают все военные.

Также был придуман эпизод, в котором главные герои идут за стингерами. Потому что, перелопатив все казахстанские картины об афганской войне, мы поняли, что ни в одном фильме не была раскрыта тема стингеров. Во время войны внезапно начали падать советские вертолеты, и не могли понять, из какого оружия их сбивают, а в книге «Спецназ ГРУ» было описано, что было задание раздобыть хотя бы один стингер, чтобы увидеть, что это такое. Вот эту историю мы и обыграли в фильме.

– А что самое сложное было в процессе съемок? Настроить актера, который мог в самый ответственный момент не отыграть весь драматизм сцены, или разобраться со сложной постановочной частью, где была задействована военная техника?

– Очень правильный вопрос. С техникой разобраться, сделать так, чтобы все вовремя приезжало, летало и взрывалось – это была моя продюсерская задача. В задачу Егора я не лез, потому что его задача была работа с актерами. И он с ней блестяще справился. У нас есть фильм о фильме, в котором все актеры отмечают, что Егор очень профессионально ставил для них задачи. Егор очень много общался с актерами, как сыграть ту или иную сцену.

Вообще, я недавно вывел одну очень интересную формулу. Земля и все живое строится на ячейке семьи. И на кино этот закон очень легко проецируется. Хранитель очага и семейного благополучия – это жена. И в кино функцию жены выполняет режиссер, в то же время продюсер в этой семье выполняет функции мужа, то есть его задача добывать и давать жене все необходимое, чтобы она все обустроила. А фильм – это как ребенок. Точно так же он рождается, точно так же, как и ребенку, ты даешь ему имя, и точно так же кино живет своей жизнью. И вкладывать силы и деньги в продвижение фильма, в его раскрутку, это все равно, что ты вкладываешь деньги в образование ребенка.

– А что означает, и как появилось конечное название фильма «Возвращение в «А»?

– Значений названия очень много. Кто-то трактует его как возвращение в ад, для главного героя – это возвращение в Афганистан, для молодых ребят-журналистов – это возвращение в Алматы. Кроме того, возвращение в А – это возвращение в исходную точку, то есть пройдя через трудности и очистившись, наши герои возвращаются в начальную точку. Но само название появилось из секретного постановления о вводе советских войск в Афганистан, которое называлось «К положению в А», то есть слово «Афганистан» было засекречено. И мы с Егором придумали название «Возвращение в «А», нам оно понравилось, с одной стороны, оно и коммерческое, и фестивальное, с другой стороны, наши сценаристы Александр Новотоцкий-Власов и Владимир Моисеенко писали сценарий к фильму Андрея Звягинцева «Возвращение», то есть все очень удачно сошлось.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

07.09.2011 • 11:06 1886

Loading...