07.09.2011 • 10:56 1228

Дружба, бизнес, братство

Казахстанско-таджикский фонд прямых инвестиций начал операционную деятельность

Казахстан – один из основных торговых партнеров Таджикистана: в 2010 году наша страна заняла четвертую позицию в общем объеме таджикского внешнеторгового оборота.

«Экономика Таджикистана активно реформируется, и это признается многими экспертами: по итогам отчета Всемирного банка «Ведение бизнеса 2010» Таджикистан признан одной из 10 стран-реформаторов среди 183 стран мира», – говорит Абай Алпамысов, председатель правления АО «Казына Капитал Менеджмент». Создание Казахстанско-таджикского фонда прямых инвестиций (КТФ) является инициативой руководителей двух государств. Переговоры по его формированию велись почти два года, и к активной операционной деятельности КТФ приступил в 2011 году. О том, для чего был создан Казахстанско-таджикский фонд прямых инвестиций в интервью «Капитал.kz» рассказал Абай Алпамысов.

– Расскажите, кем представлена казахстанская сторона в КТФ?

– Казахстанская сторона представлена компанией «Казына Капитал Менеджмент», которая, в свою очередь, входит в госхолдинг «Самрук-Казына». Таджикским партнером в совместном фонде выступает Государственный комитет по инвестициям и управлению государственным имуществом Республики Таджикистан. Можно сказать, что КТФ по-своему уникален, поскольку является единственным межгосударственным фондом, который работает по схеме прямых инвестиций в капитал (в международной практике это формат private equity). Если кратко описать суть работы, то финансирование заключается в приобретении фондом акций или долей участия в проектных компаниях на срок не более 3-5 лет с последующим выходом. В принципе это достаточно новый финансовый инструмент для многих стран СНГ. Более активно он развит сейчас в России и Украине. В Казахстане «Казына Капитал Менеджмент» четвертый год формирует этот рынок: в нашем портфеле сейчас уже девять фондов прямых инвестиций, семь из которых в основном сфокусированы на финансировании казахстанских компаний.

– Почему так важно развивать этот сегмент private equity?

– Прямые инвестиции в капитал являются дополнительным источником привлечения финансирования и по сравнению с тем же кредитом имеют ряд преимуществ. Деятельность фондов прямых инвестиций на развитых рынках значительно поддерживает реальный сектор. В связи с чем важно акцентировать внимание предпринимателей на этом сегменте как в Казахстане, так и в Таджикистане. Создав совместный фонд, мы нацелены на реализацию окупаемых и эффективных инвестиционных проектов на территории Таджикистана и за его пределами по взаимному согласованию сторон. Для КТФ также важно поддерживать казахстанских инвесторов, которые уже работают в Таджикистане или только собираются осваивать этот многообещающий и перспективный рынок.

– Готовы ли предприниматели Таджикистана к такому новому финансовому инструменту, как прямые инвестиции в капитал?

– Таджикский рынок не изобилует выбором финансовых инструментов: в основном предприятия развивались за счет кредитов и международных грантов. Компании сейчас испытывают дефицит собственных средств, поэтому инструмент private equity воспринимается положительно. Перспективы есть, о чем говорят первые контакты с таджикскими предприятиями, выразившими интерес к получению инвестиций на условиях фонда.

– Уже можно говорить о первых результатах?

– Как я уже упоминал, операционную деятельность по ряду причин КТФ начал в 2011 году. Сейчас совместная команда менеджеров активно работает в Душанбе. Первоочередная задача КТФ – найти перспективные компании для инвестирования, а затем вывести их на лидирующие позиции, чтобы обеспечить конкурентоспособные долгосрочные доходы на вложенный капитал.

За первые полгода КТФ рассмотрено более 30 перспективных проектов, 4 из которых находятся в активной стадии переговоров: ведутся мероприятия по финансовому анализу и готовятся соглашения об основных условиях. В общей сложности на текущий момент фонд рассматривает проекты с потенциальной суммой инвестиций в размере $15 млн в сфере телекоммуникаций, переработки зерновых культур и финансовом секторе.

– Какие отрасли КТФ считает перспективными для инвестирования в Таджикистане и почему?

– В Таджикистане имеются месторождения золота, серебра, цинка, свинца, редких металлов, полиметаллических руд, урана, металлов и камней. К природным ресурсам также относятся значительные водные ресурсы. И это, кстати, сказывается на потенциале в области энергетики. Учитывая вышеперечисленные возможности, КТФ будет инвестировать в компании, реализующие энергетические проекты. Кроме того, интерес для фонда представляют предприятия в сфере телекоммуникаций, в финансовом секторе и сельском хозяйстве, а также в легкой, пищевой и горнорудной промышленности, цветной металлургии.

– Существуют ли ограничения по размеру инвестиций?

– Да, минимальные и максимальные размеры инвестиций определены в каждом фонде и прописаны в инвестиционной политике. КТФ не является исключением. Минимальный размер вливаний в одну компанию со стороны КТФ составляет $800 тыс., а максимальный порог инвестирования – $8 млн.

– Для чего нужны эти ограничения?

– Private equity относится к категории высокорисковых инструментов, поэтому логично, что фонд никогда не вкладывает все средства в один проект, а диверсифицирует риски. Как правило, каждый отдельный проект занимает порядка 10-15% имеющихся средств фонда.

– Будет ли меняться максимальный порог инвестирования в $8 млн, если проект потребует больших вложений?

– В принципе это реально. В международной практике широко распространено совместное участие нескольких инвесторов в финансировании отдельной портфельной компании. Поэтому в рамках действующей инвестиционной политики возможно уменьшение доли участия в том или ином проекте путем структурирования сделки и привлечения соинвесторов из числа наших международных партнеров, к примеру, ЕБРР или ЕАБР. В этом случае у фонда сохраняется возможность финансирования потенциальной портфельной компании, требующей большего объема инвестиций.

– В интервью с руководством агентства KAZNEX Invest прозвучала информация, что рынок Таджикистана очень перспективен для казахстанских компаний. Он не был затронут кризисом, как другие мировые рынки, он растет динамично… Согласны ли Вы с этим мнением?

– По поводу того, что рынок растет динамично, я согласен. Но не могу утверждать, что Таджикистан не испытал на себе кризис. Конечно, экономика слабо интегрирована в мировую, но, к примеру, Таджикистан пострадал в связи с падением мирового потребления алюминия, экспорт которого составляет основную долю доходов страны. Кроме того, экономика Таджикистана сильно зависит от России. Поэтому нельзя отрицать, что кризис в России косвенно влиял и на таджикский рынок. Необходимо отметить, что его усугубление также отразилось на состоянии банков: невозврат кредитов привел к большим убыткам, что ухудшило финансовую систему Таджикистана. Сейчас экономическая ситуация постепенно стабилизируется.

Правительство республики планирует масштабные инвестиции в строительство дорог, развитие электроэнергетики и горнорудной промышленности. Ожидается, что привлекаемые инвестиции приведут к повышению объемов производства в отраслях реального сектора экономики. Вы правильно отметили, что таджикский рынок перспективен для казахстанских компаний. Сейчас на территории Таджикистана с непосредственным участием казахстанских инвестиций работают 47 совместных предприятий, треть из которых полностью принадлежит казахстанским инвесторам. Предполагаю, что с учетом развития отношений и роста экономики обеих стран эта цифра будет расти.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

07.09.2011 • 10:56 1228

Loading...