29.06.2011 • 10:57 1215

Одноэтажная Австралия

Сейчас я нахожусь далеко от Австралии – отсюда до нее почти 12 тысяч километров, но вспоминаю ее несколько раз за день. Яркие воспоминания о частых и коротких поездках по тому континенту превращаются в красивые сны. Отправляясь в путешествие, мы всегда изучаем подробную информацию о том, куда заехать и что посмотреть, продумываем до мелочей маршруты к туристским местам. А как поступают местные жители тех самых «туристических направлений», когда им хочется развлечься и отдохнуть? Чему они отдают свои предпочтения?

В Мельбурне даже при небольших финансовых средствах можно отлично развеяться, ну а при наличии машины или друзей, ею обладающих, которые с радостью возьмут вас в попутчики, – вы просто счастливчик. Попробуйте стать ненадолго авантюристом и наугад поехать туда, куда и не думала ступать нога среднестатистического туриста.

Давайте прокатимся по маленьким австралийским городкам штата Виктория и понаблюдаем за нравами местных фермеров, побегаем за дикими кенгуру и погостим в частных винодельнях гостеприимных ценителей вина. Ведь это именно то, что больше всего нравится обычному австралийцу – природа, умиротворение, неторопливое движение.

Первый небольшой городок, в который я попала, назывался Ballarat, что в 105 км к северо-западу от столицы штата (Мельбурн – столица штата Виктория). Появился этот замечательный провинциальный городок еще в 1850-х годах – во времена золотой лихорадки. Население города составляет около 100 тысяч человек.

Вокруг него десятки достопримечательностей местного значения, одна из которых – водопад с поющим названием Lal Lal Falls. Любоваться гремящими потоками воды можно практически в одиночестве, нужно только не полениться встать пораньше. Могила дочери пастуха, как ни странно, является второй достопримечательностью с 1867 года – тихое и красивое место.

Когда-то 6-летняя Mary Patterson пасла овец со своей семьей на одном из берегов реки Moorabool. Было холодно и дождливо, девочка заболела воспалением легких и умерла. Река разлилась, спасительный мост был затоплен, поэтому доктор с другого берега не мог ей ничем помочь. Mary похоронили в bush, так как до местного кладбища тоже не было возможности добраться. В холмик встроена ваза, в которой всегда свежие цветы. На мой удивленный вопрос, как же из могилы простой девочки могла получиться туристическая достопримечательность, проводник ответил, что «всем ее по-человечески жаль».

От могилки бежит тропинка, вдоль которой – глубокие заброшенные шахты, здесь нужно быть осторожнее. Sovereign Hill – наш следующий пункт назначения в окрестностях Ballarat. Вот тут мы будто проваливаемся в прошлое и начинаем чувствовать озноб золотой лихорадки! Музей под открытым небом расположен на месте бывшей золотодобывающей шахты и весьма зримо воспроизводит суетливую и шумную жизнь 1850-х годов.

В старых раскопках можно найти и отмыть настоящее золото. Потом увидеть, как расплавленное золото превращается в слитки. Можно спуститься под землю на глубину 13 м и увидеть, как шахтер Richard Jeffrey «натыкается» на самый большой золотой самородок из когда-либо найденных, – все это вам нарисуют движущиеся «голограммы» в натуральную величину во время экскурсии по Red Hill Mine. Называется самородок Welcome Nugget и весит 69 кг, до сих пор это второй по величине самородок в мире. К сведению: самый большой в мире золотой самородок весом 90 кг также был найден в Австралии в 1872 году на руднике Hill-End. Но он не сохранился – был пущен на переплавку.

Главная улица Sovereign Hill запружена гужевыми повозками, запряженными разудалыми лошадками, и людьми в красочных старинных костюмах. Ремесленные лавки работают по всему городку, кузнецы и ювелиры только рады угодить любопытному покупателю, множество магазинов открыто специально для туристов – бакалейные, свечные лавки и пр.

Ночью здесь проходит невероятное световое и музыкальное шоу Blood on the Southern Cross, изображающее историю единственного австралийского гражданского восстания, случившегося в 1854 году.

Через дорогу от Sovereign Hill – золотой музей, в котором находится ценная коллекция золотых самородков, артефактов, украшений и монет.

В поисках своего отеля мы долго плутали: GPS наотрез отказывался видеть проселочную дорогу, но встречные фермеры подробно объяснили, как проехать, с любопытством разглядывая нас. Коттедж, где мы остановились на ночлег, тоже имеет свою историю. Когда-то это здание принадлежало лесной комиссии штата (Lal Lal Forest Commission Depot of Victoria), отсюда велась борьба с лесными пожарами, неподалеку «парковались» пожарные машины. Хозяин отеля вспомнил, что его отец проработал в этом доме в течение 27 лет после возвращения со второй мировой. Сегодняшний вполне современный коттедж-отель когда-то был обычным офисом, со времен которого сохранился только пол, по которому хочется аккуратнее ступать после подобных рассказов-воспоминаний. Вообще австралийцы чтят историю и бережно относятся к старым строениям.

Нам обещали коал, кенгуру, валлаби, ехидн и самых разных птиц. Вот с этим не повезло – не увидели никого. Хотя специально отправлялись пораньше на любимые кенгуру места для завтрака (завтракают они рановато – часов в 6-7 утра).

Следующий городок по нашему маршруту – Stawell, он находится в 233 км от Мельбурна. По переписи 2006 года в нем проживает всего лишь около 7000 человек. Знаменит он своим профессиональным спортивным состязанием Stawell Gift и близостью к национальному парку Grampians.

Город появился также во времена золотой лихорадки в 1853 году и сначала был назван Pleasant Creek, а позже переименован в честь сэра William Stawell, знаменитого судьи. Историческая ассоциация города с золотодобычей проявилась вновь, когда в 1981 году начались полномасштабные раскопки. Провинциальный городок с пустующими улицами, мирно дремлющий под лучами заходящего осеннего солнца, – таким он мне запомнился. Где же все его жители? Они на трибунах стадиона и болеют за своих фаворитов и, что еще важнее, делают ставки (азартный народ!).

Соревнования Stawell Gift проходят каждый длинный week-end во время пасхи. Организатором соревнований является Stawell Athletic Club. И, как поделился приятель – участник одного из забегов (профессиональный марафонец и член одного из мельбурнских клубов бегунов), такие соревнования проходят очень редко, приз – денежный, причем немалого номинала, поэтому Stawell Gift собирает большое количество желающих поучаствовать и еще больше – поболеть. К первому месту прилагается путевка в Антарктику и возможность участвовать в соревнованиях именно там. Чем не приключение!

Мы остановились на время соревнований в семье приятельницы Tarli в городе Darwin, что недалеко от Stawell. Это был великолепный шанс лучше узнать быт и нравы большой австралийской семьи. Родители Tarli тепло встретили нас вегетарианской лазаньей и собственным вином. Основным развлечением было поболтать за столом, вспоминая смешные истории из жизни, – совсем как у нас.

Следующее утро было пасхальным, и мне, как почетной гостье, поручили разбить пиньету с конфетами. Потом мы неторопливо завтракали, с опаской разглядывая сплетенные за ночь огромные паутины и их невероятных размеров хозяев. Пинали непривычной мне формы мяч (некруглый). Радостно махали руками бегуну, пробежавшему немыслимое расстояние (не помню сколько, но бежал он целых 2 дня, остановившись только на ночлег) и собирающему по дороге пожертвования для одного из городских footy-клубов.

Не думаю, что можно задержаться в Darwin более чем на 2 дня – всего лишь маленький городок, окруженный фермерскими угодьями с пасущимися на них белыми овечками, затерянный посреди бесконечных пустынных полей с ветряными мельницами. Но родителям Tarli здесь нескучно: вполне благоустроенный дом, даже есть джакузи, постоянного внимания требуют остатки когда-то гигантской фермы, мама ведет уроки по искусству в единственной городской школе, папа работает бухгалтером в небольшой компании, вдвоем воспитывают четверых детей. Обычная счастливая сельская семья.

Национальный парк Grampians – одно из самых популярных мест отдыха, представляет собой серию из пяти известняковых хребтов, известных своими причудливыми формами: они выступают над отвесными скалами массивными горными формациями и балансируют на крохотных подножиях над стремительной рекой MacKenzie River. Одной из самых впечатляющих горных формаций, которая служит символом парка, являются балконы – почти горизонтальные выступы скалы великолепны как обзорная площадка и манят залезть на них, хоть это и не разрешено.

Горные хребты Gariwerd получили свое нынешнее название в 1836 году в честь Гремпианских гор Шотландии благодаря генерал-инспектору Нового Южного Уэльса сэру Thomas Mitchell, который и назвал их в честь гор своей далекой родины. Местное название Gariwerd – имя, присвоенное гряде аборигенами, проживавшими здесь еще 20 тысяч лет назад. Здесь сохранились их наскальные рисунки, которые считаются одной из лучших галерей искусства аборигенов Юго-Восточной Австралии. Исследовать их богатое наследие можно в Brambuk – национальном парке и культурном центре, которой находится в ведении местных коренных общин.

Парк Grampians был объявлен национальным в 1984 году, занимает 168 тыс. га, каждый год его посещают более 1 млн туристов. Здесь можно любоваться горными пейзажами, низвергающимися водопадами, наблюдать за растениями и животными, слушать пение птиц.

Национальный парк Grampians участвовал в шоу The Mole. Задание для участников игры – найти и спасти своих товарищей по команде, что одной команде выполнить не удалось, поэтому некие Хэл Притчард и Шейн Джолли были вынуждены провести целую ночь в условиях дикой природы. Здесь это не слишком опасно, так как хищников практически нет, лишь змеи и пауки.

В январе 2006 года большой пожар охватил центральные области Grampians и повредил 50% парка. Но естественное восстановление идет полным ходом и вполне самостоятельно – можно стать свидетелем того, как древний ландшафт реагирует на «очищающий» природный катаклизм. Многим растениям и животным парка на самом деле нужен «огонь» для продолжения жизненного цикла. Взять, к примеру, эвкалипт – сегодня многие деревья возвращаются к жизни с массой молодых побегов по всей длине ствола.

В январе 2011 парк опять-таки очень пострадал, на этот раз из-за сильного шторма. Многие места отдыха здесь до сих пор закрыты из-за оползней и разрушений в результате наводнения. На официальном сайте парка сообщается, что ведется активная работа по его восстановлению. Несмотря на то, что многие трассы закрыты, туристов – море. Они приезжают на своих авто, натягивают тенты и палатки, рассаживаются поудобнее и играют-поют под гитары, наслаждаясь величием скалистой стены, возвышающейся над ними.

Если вы любитель серфинга и шикарных пляжей, то вы никак не проедете мимо Torquay. Это популярное место отдыха населения штата Виктория, начиная с 1900-х годов. Пляжи Torquay были смоделированы по образу и подобию пляжей в Англии – с широкими травянистыми полосами и большими тенистыми деревьями вдоль побережья.

Torquay уже давно ассоциируется с серфинг-промышленностью: огромное число прямых производителей и розничных продавцов сопутствующих серфинг-товаров выстраиваются вдоль основной городской трассы. Здесь расположено большинство серфинг-магазинов, и тут же находится музей Surf World – крупнейший в мире музей, посвященный серфингу и пляжной культуре. В нескольких километрах от Torquay находится Bells Beach, где ежегодно проходят соревнования по серфингу Rip Curl Pro Surfing Classic, привлекающие спортсменов со всего мира.

В момент нашего пребывания в этом городе серфингисты замечены не были. Единственные, кто радовался холодным волнам в этот прохладный, но солнечный день, – дети и собаки. Все остальные мирно прогуливались по берегу, увязая в белом песке и вдыхая морской ветер.

Torquay – начальная «точка отправления» по Великой Океанской Дороге, одной из самых живописных прибрежных дорог Австралии протяженностью более 200 км по юго-западному побережью штата Виктория.

Bright – город с многоговорящим названием – по-настоящему яркий, особенно осенью, когда листва европейских деревьев меняет цвет. Сюда мы попали случайно – просто наугад выбрав точку на карте. Bright спрятался в горной местности достаточно далеко от Мельбурна (311 км), население – около 3000 человек. Через него проходит Великая Альпийская Дорога (Great Alpine Road), а поблизости находится знаменитый национальный парк Mount Buffalo, в котором «растут» самые высокие вершины штата – гора Feathertop (1922 м) и гора Bogong (1986 м). Железнодорожную станцию превратили в музей местной истории – поезда от нее уже давно не ходят. Теперь по дороге Mountains Rail Trail длиной 95 км рассекают воздух только велосипедисты.

Чуть ли не в центре города можно увидеть утконосов, рыб и земноводных в их естественной среде. Стрекозы, множество видов птиц, включая трясогузку Вилли, сорок и какаду, лирохвосты, вомбаты и ехидны – все здесь. В этом городе популярны дельтапланеризм и парапланеризм – парк Mystic Flight находится в 3 км от города, там можно попробовать себя в этих видах спорта.

Осенью (по-нашему – весной) в городе проходят Bright Autumn Festival, турнир по гольфу, пасхальная ярмарка и кинофестиваль Alpine Film Festival. Зима приносит с собой снег на вершины окрестных гор и в week-end празднования дня рождения Королевы открывается горнолыжный сезон. Проезжая по Great Alpine Road (дело было перед открытием зимнего сезона), мы видели лишь маленькие островки снега (он успел выпасть и растаять), длинные вереницы подъемников, тянущиеся по обе стороны трассы, уютные домики, – горный туризм здесь процветает. Местные жители буквально этим и живут.

Винодельная промышленность Австралии занимает четвертое место в экспорте вина по всему миру: на международный экспортный рынок ежегодно отправляется примерно 800 млн литров. Да и внутренний рынок австралийского вина весьма внушителен: ежегодно австралийцы выпивают почти 500 млн литров вина. Винные регионы каждого штата (Южная Австралия, Новый Южный Уэльс, Виктория и Западная Австралия – лидеры виноделия) производят разные сорта вин, используя свои персональные преимущества, как-то: климатические особенности, рельеф местности или тип почв. На бутылках почти всегда указывается сорт винограда, содержание которого должно составлять не менее 85% вина.

В Австралии почти 2000 производителей вина, большинство из которых – мелкие винные заводики. На рынке доминирует небольшое число крупных компаний, которым и принадлежит его основная доля. На винодельнях можно подрабатывать и туристам (незаконно), но это может быть чревато тем, что в финансовом плане с вами могут поступить нечестно – заплатить меньше, чем вы заслуживаете. И к тому же, работа тяжелая.

Как-то по случаю побывала в гостях у одного винодела в компании его избранных друзей. Такие встречи в тесном кругу он проводит лишь несколько раз в год: собрать всех вместе в одном месте – сложно. Разумеется, дегустировали вина, пробовали блюда, приготовленные самими гостями, и гуляли по тропинкам между виноградными лозами. Именно во время такой прогулки мне и посчастливилось увидеть десятки кенгуру самых разных возрастов и размеров. А вот подкрасться близко не удалось – они «распрыгались» в разные стороны.

Ради таких по-дружески милых вечеров в компании еще вчера незнакомых людей, ради ярких природных красок и тихих провинциальных радостей чужого континента стоит провести бесконечно долгие часы на борту авиалайнера до Австралии, пытаясь заснуть в неудобном пассажирском сиденье. Будьте уверены – вам понравится! Ведь впереди – сотни километров неизведанных дорог и солнечные улочки маленьких городов.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

29.06.2011 • 10:57 1215

Loading...