21.06.2011 • 14:19 880

Есть скважина – жизнь налажена?

Добыча на шельфе Каспия не только обещает прибыли, но и ставит сложные задачи

При разработке Каспия Казахстан намерен опираться на опыт работы Норвегии на Северном море. Об этом на завершившейся в Астане конференции по развитию каспийского шельфа Caspian Offshore 2011 сказал министр охраны окружающей среды республики Нургали Ашим.

– Представители нашего министерства объездили много стран и изучило опыт стран, работающих на Северном море и в Мексиканском заливе, – сказал г-н Ашим. – И ближе всего (оказался) опыт Норвегии, и поэтому стандарты работы на Каспии будут схожи со стандартами стран, ведущих разведку и добычу на Северном море. Здесь важно наличие баз реагирования и обученного персонала – то есть полная готовность реагировать на разлив нефти и ликвидировать его.

Самые благоприятные для добычи нефти и газа в Северном море участки находятся на мелководье. Эксплуатация этих месторождений началась еще в 80-ых годах прошлого века (поиски углеводородов начались сразу после Второй мировой войны).

Весь шельф моря поделен между Данией, Германией, Голландией Великобританией и Норвегией. Последние две страны ежегодно добывают здесь по 100 млн тонн нефти. Разработка месторождений идет на глубине от 30 до 120 метров, хотя средняя глубина 90% месторождений не превышает 60 метров.

Одд Магне Истенфьорд, гендиректор «Статойл Норт Каспиан», отметил, что «Статойл» имеет 35-летний опыт работы на норвежском континентальном шельфе и готов расширять свой бизнес в Казахстане и делиться опытом. Работа на шельфе Северного моря, сказал он, это «практически то же самое, что мы имеем на морских буровых на Каспии».

На северную часть Каспия (побережья Казахстана и России), где сейчас активно идет разработка, приходится 30% от площади всего моря и только 6% объема воды. Средняя глубина шельфа в этом районе – всего 6-8 метров. Именно эта глубина считается самой сложной для освоения, поскольку такие установки, которые будут бурить на мелководье, еще не создавались. Да еще и в условиях ограничения по экологическим характеристикам.

Например, мелководный участок Жамбай (глубина от 1,5 до 3 метров) – один из самых сложных для освоения на Каспии и единственный со столь малой глубиной.

На прошлой конференции, Caspian Offshore 2010, руководитель участка Хакан Еракай рассказал, что полноценную работу здесь можно вести лишь четыре месяца в году.

Оператору, испанской компании Repsol, пришлось разработать «идеальный логистический план», чтобы эффективно работать в сжатые сроки и в суровых условиях. Добыча останавливается то из-за суровой зимы, то из-за хрупкой экосистемы, которая весной и летом становится особенно уязвимой. Здесь произрастает множество редких растений, богат и животный мир, это самый продуктивный регион в море.

Г-н Еракай тогда сравнил эту область с рекой Амазонкой, где уже работает Repsol. Он также отметил, что оборудование для работы на мелководье компания уже подобрала.

Генеральный директор компании «КазМунайГаз» Кенжебек Ибрашев сказал, что работа на шельфе не привела к изменению состава воздуха и воды. Нургали Ашим отметил, что после мексиканской аварии президент Нурсултан Назарбаев поручил внести изменения в законодательство по безопасности проведения операций на Каспии, а межведомственная комиссия провела тщательную проверку на всех действующих месторождениях.

Джон Даббар, представитель группы нефтяных компаний OSPRI (группа сотрудничает с правительствами, чтобы содействовать комплексной ликвидации разливов нефти), считает, что планирование – «это процесс, а не просто документ».

– Странам не нужно быть слишком самонадеянными. Мы должны постоянно тестировать систему на предмет ее готовности. Также должны быть разработаны механизмы страховки и компенсации от международных организаций, – подчеркнул г-н Даббар.

Нургали Ашим рассказал, что скоро будет простроена северо-каспийская экологическая база реагирования и создана единая региональная каспийская онлайн-система по мониторингу недропользования. Будет установлено круглосуточное наблюдение за всеми операциями на Каспии и состоянием окружающей среды на шельфе. Кроме того, система будет вести долгосрочное наблюдение за состоянием законсервированных скважин.

Однако еще на прошлой конференции министр ЧС Владимир Божко отметил, что «строительство Северо-Каспийской экологической базы реагирования, способной реагировать на второй уровень разлива, которая призвана обеспечивать защиту этой системы Северного Каспия при разработке морских месторождений, неоправданно затянулось». Что касается законсервированных надсолевых нефтяных скважин, то они действительно угрожают безопасности Каспия. Скважины были закрыты еще 20-30 лет назад, но с 1993 года они оказались затопленными в результате подъема уровня Каспийского моря. Из-за движения льда информация о нахождении некоторых скважин была потеряна, и их теперь тяжело найти снова.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

21.06.2011 • 14:19 880

Loading...