01.06.2011 • 18:22 1334

Для рынка достаточно 20 страховых компаний

для обеспечения конкурентной среды

Страховой бизнес в Казахстане развивается достаточно вялыми темпами. Несмотря на прирост премий в первом квартале на 10%, объемы выплат выросли значительнее – на 23%. Если такая ситуация станет трендом, то убыточность страховых компаний резко вырастет и некоторые игроки могут уйти с рынка. Единственный выход из этого – развитие страховой культуры или введение новых обязательных видов страхования, например, от катастрофических рисков. Если первый вопрос стоит на повестке дня с появления первого страховщика, то польза обязательного страхования была осознана с внедрением в стране ОСАГО. Об этом и многом другом «Капитал.kz» рассказал председатель правления страховой компании «Лондон-Алматы» Ергали Бегимбетов.

– Ергали, здравствуйте! Для начала расскажите, какова общая ситуация на рынке страхования?

– За первый квартал 2011 года страховые премии по рынку выросли на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это очень позитивная картина. Уровень страховых выплат, по рынку в целом, вырос на 23%, что говорит о том, что убыточность страхования растет. Но она еще не настолько высока, чтобы страховые компании «сидели» в убытках. Растет конкуренция, страховые компании меньше отказывают клиентам в выплатах и больше идут им навстречу при осуществлении страхового случая. Но и клиенты становятся более образованными потребителями страховых услуг и умеют отстаивать свои права.

Однако могут быть и другие причины, по которым произошел скачок в выплатах – по какому-то одному классу страхования прошла одна очень крупная выплата. Вот, например, по страхованию имущества выплаты составили 803 млн тенге и выросли за год в 2,5 раза. Выплаты выросли также и по страхованию гражданско-правовой ответственности. Если в прошлом году в первом квартале выплаты составляли всего 10 млн, то в этом году они уже 114 млн тенге. А в страховании займов прирост по выплатам 850%. Если раньше по страхованию займов в первом квартале выплаты составляли 5,3 млн, то сейчас – 50,3 млн.

– Вы говорите о страховании займов, возможно, такая ситуация произошла из-за того, что прошла реструктуризация заемщиков и страховым компаниям пришлось возместить часть средств?

– Я не знаю. Может быть, страховые компании начали страховать займы, не зная продукт хорошо, и сейчас сталкиваются с убытками. Премии составили по этому классу в первом квартале текущего года 184 млн, а выплаты – 50 млн. В этом году премий на 1 млн меньше за первый квартал, по сравнению с аналогичным периодом в 2010 году, но выплаты увеличились в 9 раз. Это же о чем-то говорит? Видимо, страховые компании в этом году сталкиваются с убытками по страховым случаям, которые были застрахованы в прошлом году. Это с точки зрения рынка.

На рынке ужесточается урегулирование. Требования к операционной деятельности страховых компаний очень сильно повышаются, и это вселяет надежды на то, что количество страховых компаний на рынке все же уменьшится, и они будут более качественно осуществлять свою операционную деятельность. Естественно, это приведет к повышению качества страховой защиты.


– Насколько должно сократиться их количество, чтобы выросло качество страхования?

– По-моему, 20 компаний на рынке будет более чем достаточно, включая компании по страхованию жизни. Пока что на рынке более 40 компаний.

Чтобы выполнять все требования регулятора и иметь в своем штате образованных и высококвалифицированных сотрудников, компания должна генерировать гораздо больше доходов, чем делается сейчас.

Есть, конечно, компании, которые генерируют очень много нетто-доходов. Некоторые из них за счет рынка корпоративного страхования, некоторые генерируют прибыль за счет того, что являются кэптивными и страхуют риски своей группы, которые фактически не перестраховывают риски, оставляя их на удержании в компании.

Но если говорить о рыночной страховой компании, то она должна генерировать гораздо больше нетто-доходов, чтобы иметь возможность в 100%-ном объеме выполнять все пруденциальные требования и предоставлять очень качественные страховые услуги. Мне кажется, что для того рынка, который мы имеем в Казахстане, 40 страховых компаний – много.

– Какие наиболее актуальные проблемы на рынке?

– Одной из актуальных проблем, которой сейчас занимается наш страховой омбудсман, является унификация оценки ущерба по страхованию автотранспорта. Все СТО, включая и авторизованные СТО, и фирменные дилерские центры, оценивают ущерб по собственным методикам. Сейчас страховой рынок, по инициативе страхового омбудсмана, его поддержке и активном участии, ведет работу над тем, чтобы все сервисные центры подсчитывали ущерб по единой методике. Существует очень распространенная во всем мире программа – AUDATEX. В этой программе очень хорошо видно ущерб и из чего он состоит – по каждой детали каждого автомобиля. Для установки этой программы не нужно иметь специальное оборудование, необходима только лицензия, которую можно купить.

Такая система оценки ущерба очень прозрачна, и это приведет к тому, что объем выплат на рынке страхования может сократиться ввиду того, что ущерб будет оцениваться более справедливо. Но это может повлиять на то, что цены на такие виды страхования могут упасть, так как объем выплат тоже упадет.

– Но возможно, что и потребитель особо не заинтересован в этом, а для СТО это дополнительные затраты. Может, их надо как-то мотивировать для этого?

– Те СТО, которые хотят, чтобы страховщики отправляли к ним своих клиентов, будут стремиться установить у себя AUDATEX. Эта программа является очень прозрачной. Она сводит элемент коррупции и сговора между страховой компанией или клиентом, и СТО, к минимальному уровню. Сейчас одно СТО считает по одной методике, другое – по другой. А в этой программе указаны все запчасти, цены по ним и можно сразу скалькулировать ущерб. Там невозможно что-то приписать, увеличить количество.

В других секторах… пока мы не видим изменений. Поскольку наша компания является одним из лидеров на рынке добровольного автострахования, для нас актуально то, что происходит на этом рынке. Сейчас все полны оптимизма, что автострахование будет развиваться, и что качество услуг и сервиса по этому классу будет расти.

– Как сейчас развиваются продажи полисов через интернет?

– В нашей компании картина стабильна, продажи идут с небольшим ростом. Изначально, когда мы только открыли интернет-магазин, мы продавали один полис в 1-2 недели. Сейчас у нас идет стабильный рост – мы продаем 2-3 полиса, иногда 5-6 в день. Но объем продаж нашей компании через интернет настолько невелик, что оказывает минимальное влияние на показатели компании.

– В 2012 году страховым агентам запретят принимать наличные деньги за продажу полисов ОГПО. Как это повлияет на рынок?

– Я думаю, в выигрышной ситуации окажутся компании, у которых очень много собственных точек продаж. К сожалению, наша компания похвастаться этим не может. У нас всего восемь региональных офисов. А есть компании, у которых региональных офисов свыше ста.

Они в свое время развили сеть собственных офисов и сейчас получают дивиденды с этого. Мы пять лет работали с юридическими лицами, а в этой сфере собственных офисов по всему Казахстану не требовалось. На розничном рынке мы работаем только третий год.

На самом деле, новые офисы сегодня можно очень быстро открыть. Но их надо администрировать, обеспечивать единое качественное обслуживание клиента, обучать персонал. При этом текучесть в региональных фронт-офисах очень высокая. Мы идем по пути открытия одного крупного офиса в одном регионе и пока не обеспечим качество обслуживания в одном офисе, следующий офис мы не открываем. Мы делаем акцент на эффективности работы, поэтому и не открываем стремительно офисы по всей стране.

– Как Вы планируете деятельность в следующем году?

– Мы хотим активно развивать добровольное страхование среди физических лиц. Сейчас мы планомерно работаем в этом направлении, и я думаю, по истечении нескольких месяцев обязательно расскажем об этом на пресс-конференции. Надеемся, что этот проект будет удачным, так как проводилась очень большая работа внутри компании, и в июле мы планируем запустить проект в Алматы и Караганде.

Мы планируем, что агенты будут продавать добровольные виды страхования. Тем самым агентская сеть будет расширена в десятки раз, будут возрастать наши премии. Такая практика уже есть в России. Мы – первая компания в Казахстане, которая запускает столь масштабный проект.

– Но ведь больше агентов – больше расходов?

– Работа над этим проектом идет таким образом, чтобы он был очень эффективным, а увеличение числа операций не привело к значительному увеличению количества штата. В таком случае мы могли бы в состоянии администрировать этих агентов у себя внутри очень быстро и эффективно.

Это не просто наем новых агентов, а также администрирование полисов, страховых премий, агентских комиссий, расторжений, переоформлений, учет премий в банковской системе. В идеале мы планируем, что будет большой поток мелких премий со всего Казахстана.

В текущем году этот проект будет запущен всего в двух городах Казахстана, а при удачной его реализации до конца года, мы развернем эту систему по всей стране.

Дело в том, что риск по физическому лицу практически не надо перестраховывать, потому что он небольшой и страховщик может его удержать на себе. А по одному юридическому лицу риск может быть крупным, и вы можете до 90% премий отправить на перестрахование на международном рынке. В случае с физическими лицами получается, что все деньги остаются в компании. Конечно, часть из этих денег отправляется на перестрахование от катастрофических событий. Но при этом нетто-доход по страхованию физических лиц гораздо выше, чем по юридическим лицам. Так, с одного юридического лица, допустим, я могу получить премию в 100 млн, но заработаю с этой премии всего 1 млн прибыли. Это очень немного. А если по физическим лицам я получу премий на 100 млн, то моя прибыль будет минимум 80 млн. Понимаете?

Естественно, это более кропотливый труд, это более сложная работа, это очень высокие требования к бизнес-процессам.

Нам сегмент физически лиц еще очень нравится тем, что физическое лицо ярко реагирует на качество продукта или сервис. Мы нацелены именно на это, вот почему для нас данный рынок более интересен.

А что касается крупного корпоративного рынка, то там работают иные законы. Качество и производительность далеко не всегда имеют решающее значение. Но это не значит, что мы не работаем с корпоративными клиентами. Однако для нас в настоящее время наиболее важным видом страхования для создания устойчивого бизнеса является рынок страхования физических лиц.

– Как Вы работаете с обязательным страхованием? Как Вы относитесь к введению новых видов обязательного страхования? Сейчас, после недавних толчков, говорят о том, что необходимо ввести обязательное страхование от катастрофических рисков.

– Если будут появляться новые виды страхования, то это выгодно для страховых компаний. Потому что человек обязан страховаться, и здесь самым важным будет добраться до клиента первым. С этой точки зрения мы относимся к обязательному страхованию положительно. Этот вид страхования предоставляет еще и социальные гарантии. Если что-то произойдет, то вы получаете выплату от страховой компании и восстанавливаете свое имущество.

Но для самого потребителя это не очень выгодно. Ему нужно изыскивать какие-то средства на обязательное страхование, которое он должен покупать. Как потребитель, ограниченный и стесненный в средствах, я отношусь к этому негативно.

Как потребитель, понимающий важность страхования и имеющий средства, чтобы застраховаться, я отношусь к этому положительно. Если что-то произойдет, мне не надо сидеть и ждать, пока государство мне поможет. Я обращаюсь в страховую компанию, получаю компенсацию и решаю свои проблемы.

– Известно, что Ваша компания выставлена БТА банком на продажу. Есть ли уже желающие приобрести компанию?

– Вы знаете, все зависит от цены. Если иностранному игроку предложат очень хорошую компанию по низкой цене – они купят ее. С моей точки зрения, крупные международные игроки присматриваются к рынку страхования в Казахстане. Но пока они только этим и ограничиваются. Более-менее активный интерес, который выльется в переговорный процесс, возникнет года через два, через три. Что касается «Лондон-Алматы», то к нам интерес есть.

– Как, на Ваш взгляд, будет развиваться Казахстан дальше?

– Мы хотим создать конкурентоспособную экономику. Нам будет труднее, чем японцам, и труднее, чем китайцам. Потому что у тех хотя бы низкие цены были наравне с низким качеством. У нас наоборот – очень высокие цены наравне с низким качеством.

Мы стараемся поднять свою конкурентоспособность за счет того, что покупаем оборудование, создаем крупные производства и все остальное. Но поверьте – это оборудование, эти заводы, которые мы строим, также доступны нашим конкурентам в соседних странах. Они также могут это купить или построить что-то аналогичное. Тогда в чем будет заключаться наша конкурентоспособность? Она должна заключаться в том, что мы должны производить на том же оборудовании, на котором работают конкуренты, продукцию качеством на 40% выше и себестоимостью 40% ниже.

В Казахстане есть отдельные люди, которые это понимают и что-то делают. Есть люди, которые это понимают и ничего не делают, потому что считают, что что-то сделать невозможно.

Страны в мире это все равно, что предприятия в одном государстве. Одно появляется, другое исчезает, кто-то сливается. Получается, что конкурентоспособность нашей экономики в долгосрочной перспективе напрямую связана с перспективой существования такой страны на карте мира как Казахстан. Я хочу жить в Казахстане, хочу, чтобы мои дети жили в Казахстане, хочу гордиться своей страной.

Для того чтобы создать такую страну, нужно изменить видение бизнеса. Выход можно найти в системе менеджмента. В Казахстане система менеджмента должна быть иной – она должна быть нацелена на повышение производительности и качества. Производительность и качество нельзя купить с новым оборудованием. Они появляются в результате усилий людей. Японцы пошли именно этой дорогой.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

01.06.2011 • 18:22 1334

Loading...