USD
409.19₸ ↑
+3.500
EUR
461.24₸ ↑
+5.730
RUB
5.67₸ ↓
-0.050
BRENT
43.01$
BTC
9257.30$ ↓
-0.003
ETH
238.36$ ↓
-0.003
LTC
43.21$ ↓
-0.008
ГлавнаяФинансыЭльдар Сарсенов: Успешному банку необязательно иметь высокие доходы

Эльдар Сарсенов: Успешному банку необязательно иметь высокие доходы

Глава Нурбанка о том, как банковский сектор адаптируется к условиям карантина
Фото: Руслан Пряников
Фото: Руслан Пряников

По оценкам международных аналитиков, прибыль казахстанских банков в текущем году из-за коронакризиса может сократиться вдвое. Вместе с тем уровень расходов на формирование провизий будет оставаться высоким. Насколько объективны такие прогнозы и смогут ли банки сохранить в текущих условиях свою устойчивость, при этом реализуя меры поддержки населения и субъектов предпринимательства, в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов.

Напомним, что на период действия ЧП все кредитные учреждения по поручению главы государства должны были приостановить начисление штрафов, пеней, неустойки при просрочке платежей по кредитам физических и юридических лиц. Наряду с этим им было поручено предоставить пострадавшим от кризиса предпринимателям и населению отсрочку в погашении задолженности по займам до трех месяцев. 

- Эльдар, расскажите, как меры государства, призванные помочь пострадавшим от введения карантина гражданам, сказываются сегодня на банковском секторе?

- Банковский сектор очень чувствителен ко всем факторам, происходящим как в стране, так и в мире. И сейчас мы, так же как и все остальные участники рынка, испытываем сложности и несем определенную нагрузку. Важная роль государства в таком периоде заключается в своевременном принятии мер.

Если обратиться в прошлое и посмотреть на пример 1929 года, когда началась Великая депрессия в США, то можно заметить, что тогдашнее правительство и Федрезерв опоздали с мерами поддержки (будь то налоговые послабления, отсрочки по платежам и прочее стимулирование экономики). Из-за этого кризис у них затянулся почти на 10 лет.

Поэтому я считаю, что те решения, которые приняло руководство нашей страны, были сделаны вовремя и в полном объеме. Самое главное, что нам удалось избежать разрыва в экономической цепочке. По крайней мере сегодня мы наблюдаем, как это сказывается на наших заемщиках, а их самочувствие напрямую отражается и на нас. Так, многие клиенты из числа микро- и малого бизнеса, которые запросили отсрочку по займам до июня, уже начинают выходить из отрицательного пике и возобновлять свои платежи. Таким образом, активность по некоторым нашим триггерам восстанавливается.

Плюс ко всему не останавливается и кредитование реального сектора. Подчеркну, что льготные госпрограммы благодаря дешевым ресурсам стали хорошим подспорьем для МСБ. Здесь мы выступили агентами, что также позволило нам нарастить клиентскую базу. Самостоятельно банки не смогли бы предложить кредиты по таким низким ставкам ввиду высокой стоимости привлеченных средств.

В свою очередь меня радует, что наша экономика выдержала этот сильный удар и продолжает работать.

Безусловно, банковский сектор будет еще ощущать небольшой спад. Но не такой, как прогнозируют некоторые скептики.

- Тем не менее за последние месяцы наблюдался отток с депозитных счетов клиентов, что не может не отразиться на базе фондирования банков…

- Да, это естественно, когда в условиях нестандартной кризисной ситуации людям нужен был кеш, чтобы покрыть свои потребности.

Вместе с тем депозитный портфель не единственный источник, обеспечивающий базу фондирования банков. Мы, например, разместили и продали облигации в размере 47 млрд тенге, а также выпустили акции на сумму свыше 20 млрд тенге.

- Когда были объявлены итоги AQR, никто не предполагал, что введут чрезвычайное положение в стране. Сейчас мы уже в определенном смысле видим последствия карантина. На ваш взгляд, удастся ли сохранить банковскому сектору Казахстана устойчивость, как было заявлено регулятором еще в начале ЧП?

- Если обратиться к мировой практике (по примеру Канады и Исландии) во время предыдущего кризиса 2008-2009 годов, то она показала, что строгий консервативный подход к оценке качества активов банковской системы является особенно эффективным.

В этой связи AQR как раз показала внешнему и внутреннему рынку, что на сегодня банковская система Казахстана имеет тенденцию к улучшению, а также в какой части мы (банки. – Ред.) можем прирасти, в какой потерять и какие риски принять на себя.

Но даже несмотря на то, что ситуация сейчас меняется, нельзя сказать, что в этом году произойдет что-то неожиданное в банковском секторе. Ни для кого не секрет, что мы на ежедневной основе отчитываемся перед Агентством по регулированию и развитию финансового рынка, это делает прозрачной нашу деятельность и накладывает на нас определенные обязательства. Таким образом, я думаю, что принимаемые совместные меры государства, регулятора и банков позволят сохранить устойчивость банковского сектора.

- Насколько БВУ готовы конкурировать сегодня друг с другом в части предоставления онлайн-услуг и предлагать новые решения рынку? И как цифровизация ударила по операционной деятельности банков в условиях карантина?

- Из-за давления конкуренции банки давно уже начали инвестировать в IT-технологии, причем международного уровня. И карантин только подвигнул к диджитализации банковских услуг. Поэтому мы достаточно легко пережили период чрезвычайного положения. Кроме того, я убежден, что те инновационные решения, которые находятся сейчас на передовой у мирового рынка, клиенты казахстанских банков увидят уже в ближайшее время.

С другой стороны, конкуренция способствует удешевлению нашей базы, делая еще более доступными онлайн-сервисы для населения. Это на руку потребителям. Вместе с тем маржинальность банковского сектора неизбежно снижается.

Хотя с нашей стороны однозначно больше ресурсов теперь вкладывается в интернет-банкинг, инфраструктурное оборудование, POS-терминалы, АТМ, обновляем информационную систему банка.

- Не пропадет ли тогда потребность в «живых» кадрах?

- Пока многие операции клиентам банков нельзя проводить без первичного посещения менеджера, здесь мы ограничены как законодательством, так и мировой практикой. Поэтому думаю, что в ближайшие несколько лет потребность в операционных услугах не пропадет.

Тем не менее, я полагаю, что в дальнейшем количество отделений все-таки будет сокращаться, просто потому что в них исчезнет необходимость. При этом я не исключаю, что может остаться вообще только один офис на один большой город или даже область. Все остальное уйдет в онлайн. Вопрос только во времени.

- Считаете ли вы финтех-компании своими потенциальными конкурентами?

- Здесь нужно отметить, что банки  и МФО на сегодняшний день до сих пор являются единственными источниками доступного и льготного кредитования для населения и бизнеса. Поэтому утверждать о том, что финтех скоро может заменить банковский сектор неправильно. Я бы сказал, финтех-компании просто комплиментируют некоторые сервисы.

- По вашим наблюдениям, поведение клиентов изменилось?

- К сожалению, пока не все заемщики понимают необходимость в хорошей кредитной истории, и как она может отразиться на них в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Тем не менее мы замечаем, что улучшается отношение населения к банковской дисциплине. Наряду с этим растет и его финансовая грамотность. Клиенты становятся более требовательными и подкованными, благодаря чему могут «выторговать» для себя самые выгодные условия. И тем самым они также влияют на маржу банков.

- По мнению международных рейтинговых агентств, прибыль банковского сектора в 2020 году снизится более чем в два раза по сравнению с прошлым годом. Насколько обусловлен такой прогноз?

- Безусловно, чистая прибыль банков в текущем году заметно сократится.  При этом, вы наверное знаете, что доходы банков несколько отличаются от доходов стандартных компаний. В свою очередь прибыль мы можем получить из разных источников, как от процентных доходов (основная статья), так и в виде комиссионных доходов. Таким образом, в наших силах компенсировать недополученные доходы за счет других поступлений. Это первое.

Второе, что я хочу сказать, в условиях карантина и необходимости диджитализации банковских услуг доходы, которые зарабатывает банк, могут, например, быть инвестированы в информационные или коммуникационные системы.

И третье, самое распространенное и правильное решение – это досоздание резервов, которое отражает реальную стоимость активов на сегодняшний день. Это требование МСФО, а также одно из требований регулятора.

Поэтому, когда рейтинговые агентства говорят в целом о снижении прибыльности банковского сектора, они связывают свой прогноз с досозданием банками резервов на покрытие будущих убытков.

Очевидно, что банк может быть вполне успешным, стабильным, и для этого ему совсем необязательно иметь высокие доходы.

- Сколько потребуется времени, чтобы ситуация в банковском секторе наконец стабилизировалась?

- В этом году сверхдоходов от банковской деятельности ожидать не стоит. Во-первых, потому что даже те БВУ, которые потенциально могут показать хорошие финансовые результаты, будут очень осторожны в оценке своей деятельности. Во-вторых, вы знаете, что банки являются финансовыми посредниками других участников рынка. То есть мы полностью зависим от наших заемщиков и вкладчиков. Как я уже говорил, их самочувствие отражается на нас.

Насколько быстро восстановится экономика, настолько же быстро восстановится и банковский сектор. Тем не менее по тому, как мы оперативно отреагировали на коронакризис, можно полагать, что во второй половине 2021 года Казахстан с новыми силами встанет на свои рельсы.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: