USD 376.72₸ ↑ +0.290
EUR 408.67₸ ↑ +1.560
RUB 5.76₸
BRENT 54.95$ ↓ -2.460
BTC 9202.00$ ↓ -0.038
ETH 239.33$ ↓ -0.076
LTC 67.16$ ↓ -0.091
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяФинансыКак отбить аппетит инвестора к кредитованию

Как отбить аппетит инвестора к кредитованию

Недобросовестное поведение некоторых предпринимателей вредит экономике

Коммерческим банкам нужно перестать сидеть на кэше и активнее кредитовать предпринимателей. Этот посыл уже стал притчей во языцех. При этом сами БВУ больше других хотят наращивать свои кредитные портфели, но, будучи тоже бизнесменами, банки заинтересованы в возврате своих денег и доходности. Однако ситуация в экономике сложная, а некоторые законы не способствуют росту кредитного аппетита. В частности, Закон «О реабилитации и банкротстве» в целом не защищает кредиторов от недобросовестных участников рынка, пробелы в части банкротных/реабилитационных процедур могут использоваться, для того чтобы компании могли уклониться от погашения кредита или составить график погашения задолженности с маленькими платежами, если речь идет о реабилитации компании. Должник защищен этим законом от любых претензий кредиторов, вторые, в свою очередь, лишаются права голоса. И это не просто какая-то теория или страшилка, а ситуация, в которой оказалась одна из казахстанских компаний, при этом коммерческий банк демонстрирует, как на практике законодательство ухудшает инвестиционный климат страны.

История, о которой пойдет речь, уже стала предметом внимания наших коллег из отечественного СМИ. Узнав о ней, мы также заинтересовались деталями и, чтобы удовлетворить свое профессиональное любопытство, воспользовались сайтами Верховного суда Республики Казахстан и Электронной торговой площадки, где по названию компании и банка можно найти все судебные акты и информацию по состоявшимся торгам. В 2012 году ТОО «B.N.Western Munai Gas Ltd», владеющее мини-НПЗ в Западно-Казахстанской области, обратилось в ДБ АО «Сбербанк» для получения займа, с тем чтобы рефинансировать уже имеющийся заем в другом коммерческом банке и пополнить оборотные средства. В качестве залогового обеспечения компания предоставила тот самый НПЗ, который, по заключению независимой оценочной компании, тогда стоил около 7 млрд тенге. Залоговая служба банка оценила актив в 9 млрд тенге с учетом той прибыли, которую он приносит, и банк выдал компании заем на 4,76 млрд тенге.

Два года ТОО «B.N. Western Munai Gas Ltd» ответственно выполняло свои обязательства перед банком, и история могла стать одной из тех, когда БВУ и бизнес взаимовыгодно сотрудничают, если бы в 2014 году ТОО не перестало платить по кредиту. Когда заем перешел в число токсичных, банк решил взыскать долги с компании в судебном порядке, но был запущен процесс банкротства ТОО «B.N. Western Munai Gas Ltd», а в качестве банкротного управляющего был выбран Ержан Данышбаев. Согласно Закону «О реабилитации и банкротстве» все кредиторы в течение 30 календарных дней обязаны вручить управляющему требования о взыскании задолженности с компании, только вот за это время банку не удавалось встретиться с Ержаном Данышбаевым, так как тот не находил в своем плотном графике времени для беседы, заказное письмо от банка вместе с кредитным требованием, отправленное ему как представителю должника, в компании отказались принять.

На связь он вышел, после того как истек срок предоставления требования кредитором, тогда он его уже принял, но это означало, что банк лишился права голоса и почему-то попал в пятую очередь кредиторов вместо второй очереди как залоговый кредитор. Стоит пояснить, что по законодательству существует пять очередей на погашение задолженности компании-банкрота. К первой относятся работники компании, если у нее есть перед ними невыполненные обязательства по заработной плате, ко второй – залоговые кредиторы, к третьей – Комитет государственных доходов, к четвертой – все остальные, а к пятой – кредиторы по возмещению убытков и взысканию неустойки (штраф, пеня). Когда имущество банкрота распродается с аукциона, полученные средства распределяются по этим очередям. Хотя ТОО «B.N. Western Munai Gas Ltd» было обязано погасить свой долг сначала перед залоговым кредитором, но якобы из-за поздно отправленного требования банк оказался последним в очереди кредиторов. 

Не согласившись с такой ситуацией, банк обратился в суд, чтобы остановить процедуру банкротства, и судья  удовлетворил требование кредиторов, восстановив его права в банкротстве. Городской суд Алматы подтвердил законность состоявшегося судебного акта и оставил его без изменения, но в марте 2016 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК отменила решения двух предыдущих инстанций и вновь лишила банк прав в банкротстве должника. Таким образом, процедура банкротства ТОО «B.N. Western Munai Gas Ltd» проходила без права голоса банка. Тогда представители кредитора во время собрания предложили Ержану Данышбаеву выплатить долги перед кредиторами, которые оказались впереди по очереди, став, таким образом, единственным кредитором ТОО. Затем уже можно выставить на торги залоговый завод по рыночной стоимости, чтобы как-то закрыть кредиторскую задолженность.

В ответ банкротный управляющий внес на рассмотрение кредиторов вопрос об адресной продаже завода, то есть без торгов конкретному юридическому лицу – ТОО «Oral Munai». Кроме того, он предоставил заключение Жезказганской оценочной компании ИП «Бисенова А.Ж.» о том, что завод, который раньше оценивался в 7-9 млрд тенге, вдруг обесценился до 307 млн тенге. И за такую сумму он предложил собранию кредиторов продать завод компании ТОО «Oral Munai». Протест банка как самого крупного кредитора остался без внимания, и сделка купли-продажи состоялась. После вычета вознаграждения Данышбаеву и долгов всем кредиторам дошла очередь до банка, выплаты которому составили 116 млн тенге. Что тоже неплохо, но в 50 раз меньше той суммы, которую ТОО «B. N. Western Munai Gas Ltd» ему задолжало. Отдельно стоит остановиться на рабочих моментах НПЗ. В статье наших коллег говорится, что хозяева завода менялись один за другим, до тех пор пока предприятие не купило ТОО «Oral Munai». Однако из материалов на сайте Верховного суда следует, что с 2012 года и до продажи указанной компании собственники завода были одними и теми же.

Кроме того, в публикации указано, что Ержан Данышбаев, будучи банкротным управляющим, уладил все разногласия с кредиторами. Но по факту он проигнорировал позицию главного кредитора, в данной ситуации  Сбербанка, которому принадлежало более 94% голосов от общего числа кредиторов, которых он лишился из-за действий банкротного управляющего, попав в пятую очередь кредиторов. Все это давало основания, для того чтобы признать действия Данышбаева незаконными. 

Итак, кредитор, не согласившись с полученными 116 млн тенге, снова обратился в Верховный суд за восстановлением нарушенных прав. Ходатайство было написано на имя председателя Верховного суда Жакипа Асанова. В ходе судебных разбирательств ответчиками по делу являлись Ержан Данышбаев, ТОО «B. N. Western Munai Gas Ltd», собрание кредиторов компании, а также ТОО «Oral Munai». Последнее как покупатель завода знало о несогласии крупного кредитора с установленной продажной стоимостью, а банкротный управляющий, помимо нарушения законодательства, еще и продал завод по заниженной цене. Также ответчиком была указана компания-оценщик на основании того, что она занизила стоимость завода. Здесь стоит отдать должное позиции самого Верховного суда, который перестраивает работу и подход к рассмотрению обращений и ходатайств.

В июне 2018 года, выступая на Совете иностранных инвесторов, Жакип Асанов отметил, что в Казахстане трезво оценивают положение дел в судах и готовы менять мышление, культуру и поведение судей. «Это требует дальнейшей трансформации судебной системы, и мы готовы на это пойти. Ведь, чтобы достичь успеха, у нас на сегодня есть все», – сказал глава Верховного суда. По его словам, казахстанские суды неидеальны и подвержены коррупции. «В этом мы неуникальны. Такие проблемы есть почти во всех странах с развивающейся экономикой», – отметил он и привел цифры.

В 2018 году было рассмотрено около 40 таких дел. «В пользу инвесторов приняты решения в 38% случаев, а это $62,5 млн. Цифра даже больше, чем в международных арбитражах», – заключил председатель Верховного суда. Так вот, изучив материалы дела в отношении ТОО «B. N. Western Munai Gas Ltd», глава Верховного суда внес представление в коллегию по гражданским делам о пересмотре в кассационном порядке решений судов двух предыдущих инстанций из-за «нарушения судами единообразия в толковании и применении норм материального права». В результате изучения всех состоявшихся судебных актов, а также документов и доводов сторон коллегия Верховного суда признала действия Ержана Данышбаева незаконными, отменила решения районного и городского алматинского суда, права главного кредитора в процедуре банкротства были соблюдены. Поэтому ликвидированное ТОО «B.N. Western Munai Gas Ltd» было восстановлено, имущество завода вернули в имущественную массу, был назначен новый банкротный управляющий, который проводит процедуру банкротства на законных основаниях.

Для того чтобы имущество НПЗ на время поведения аукциона не расхищалось, его охраняли сотрудники специализированной компании. Новый управляющий организовал независимую повторную оценку завода, и, согласно составленному заключению, стартовая цена продажи составила 2,2 млрд. тенге. С нее и начались электронные торги. Завод на торги выставлялся дважды, но торги не состоялись, так как не было покупателей. Затем продажа была произведена отдельными лотами: недвижимое и движимое имущество по отдельности. Таким образом, нефтеперерабатывающий завод был реализован за 950 млн тенге. Однако почему-то эта сумма в материале наших коллег превратилась в 630 млн тенге, хотя материалы на сайте электронной торговой площадки свидетельствуют о том, что сделка состоялось за 950 млн тенге вместо почти что 7 млрд тенге, которые ТОО «B.N. Western Munai Gaz Ltd» должна была заплатить Сбербанку.

Причем принадлежащий компании НПЗ не простаивал, как писали наши коллеги. Это ТОО являлось участником Государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития 2014-2015 годов и в этот период увеличило производственную мощность до 150 тысяч тонн нефтепродуктов в год, а в будущем планировало нарастить оборот до 200 тысяч тонн нефтепродуктов в год, то есть предприятие управлялось эффективно. А неисполнение своих обязательств перед кредиторами компания объясняла «иными причинами», которые не связаны с платежеспособностью. Хочется еще раз отметить, что вся информация по данному делу имеется на сайте Верховного Суда и Электронной торговой площадке, где каждый желающий может с нею ознакомиться. С точки зрения юриспруденции, благодаря вмешательству Верховного суда дело пришло к своему логическому завершению - те, кто должен заплатить кредиторам, заплатили. Только вызывает сожаление тот факт, что на это понадобились годы и некоторые кредиторы все же понесли миллиардные убытки. А еще невольно начинаешь задумываться, сколько еще есть примеров недобросовестного поведения компаний, подрывающего доверие к нашему рынку в целом.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.