Какие факторы влияют на курс тенге?
АВТОР

27.09.2018 • 09:00 1962

Какие факторы влияют на курс тенге?

Основные проблемы нацвалюты не в курсовой политике, а в структуре экономики

Августовское и сентябрьское ослабление тенге вновь актуализировало споры о том, насколько состоявшейся является казахстанская модель свободного плавания обменного курса. Камнем преткновения, уменьшающим уровень доверия к политике монетарных властей, является кажущаяся или существующая тесная корреляция с курсом российского рубля. Валюта одного из основных торговых партнеров Казахстана, как считается, слишком подвержена действию санкционных факторов и стремлению давать рублю максимально ослабляться, чтобы нивелировать внешние шоки.

Причинами продолжающегося и в начале этой недели укрепления рубля стали помимо роста цен на нефть окончание налогового периода и повышение базовой ставки, а главное — решение не осуществлять покупки долларов для резервов Минфина до конца года. Нахождение в едином экономическом пространстве и сильная корреляция курсов валют не сопровождаются наличием каких-то механизмов, позволяющих хотя бы частично учитывать интересы менее крупных экономик ЕАЭС.

За последние две недели рубль укрепился примерно на 5%, а тенге на 6,1%, что демонстрирует недооцененность национальной валюты с точки зрения чистой внутренней макроэкономики. На конец прошлой недели, после состоявшегося укрепления, номинальное ослабление тенге с начала года составляет 6,1%, рубля на существенно большую величину — 15,2%. Тем не менее некоторые эксперты считают, что в условиях нынешнего периода волатильности стратегически важно для роста доверия к «свободному плаванию» максимально дистанцироваться от происходящего с рублем, даже ценой отступления от формальных правил и вмешательства Нацбанка в происходящее на валютном рынке.

Нацбанк не ограничивает пару тенге-рубль

По оценкам экономиста и советника председателя Нацбанка Айдархана Кусаинова, прокомментировавшего существование искусственной корреляции по просьбе делового еженедельника «Капитал.kz», «понятно психологическое человеческое стремление найти какую-то привязку».

«Мы 25 лет жили в этом — и отпустить идею очень трудно. Все ищут ее то к нефти (истории с забавными формулами „Немцова“ типа, курс на цену нефти в долларах — величина постоянная), теперь к рублю… Но объективно нет никакой привязки. В каждый момент времени курс определяется рынком, но сам рынок учитывает товарные потоки. Как он их учитывает, почему и в какое время — это никому не известно. Но Национальный банк никак не привязывает тенге к доллару. Засушливое лето — плохо, влажно — тоже не очень. Но всерьез никто же не обсуждает вопрос „как нам избавиться от погодной зависимости“? Никто не требует от правительства регулировать погоду?» — высказался он. Г-н Кусаинов порекомендовал также попробовать выяснить у сторонников дистанцирования от рубля, на каком именно курсовом уровне осуществляется таргетирование к рублю, поскольку они не делают каких-либо выводов на этот счет. В другом своем комментарии, сделанном на этой неделе, эксперт, однако, отметил, что «в долгосрочной перспективе курс тенге к рублю стабильнее, чем к другим валютам, но жесткой привязки нет — тенге постепенно укрепляется. Это отражает макроэкономические реалии и является нормальным. На более коротких отрезках — во все периоды курс рубля к тенге гораздо менее стабилен, чем курс тенге к евро и юаню. Привязка тенге к рублю никак не выявляется и не подтверждается — ее нет».

Риск № 2

Правдоподобность существования в качестве ориентира какого-то курсового коридора рубля к тенге поддерживается предысторией, связанной со многими валютными кризисами в период существования фиксации в той или иной форме курсов тенге и рубля к доллару. Распространенными сценариями очень часто были помимо снижения цен на нефть и оттока капитала с развивающихся рынков опережающая и значительно более глубокая девальвация рубля и снижение конкурентоспособности казахстанских производителей по отношению к российскому импорту потребительских товаров. Первым и наиболее мощным импульсом казахстанских властей часто оказывалось стремление удержать тенге в том или ином коридоре по отношению к доллару и найти новое курсовое равновесие к рублю, задействуя имеющееся валютные резервы и указывая на то, что фундаментально макроэкономическая ситуация в Казахстане существенно отличается от российской. Оканчивалось это, пусть и менее глубокими, чем российские, девальвациями, и ростом уровня долларизации в экономике.

В сценариях Нацбанка уже после перехода к свободному плаванию вероятное ослабление рубля упоминается обычно в качестве риска номер два после возможного снижения цен на нефть. Все же достаточно сложно представить ситуацию, когда казахстанские правительство и Нацбанк, учитывая исторический опыт, абсолютно хладнокровно воспринимали бы длительный период ослабления рубля по отношению к тенге.

Не укрепление к рублю — драйвер для инфляции

В начале сентября, в момент приближения курса тенге по отношению к доллару к трехлетним минимумам, в своем отчете, посвященном причинам возможного ускорения инфляции, председатель правления Halyk FinanceМурат Темирханов отмечал, что, по его мнению, самым главным проинфляционным драйвером на данный момент является существенное ослабление тенге по отношению к его фундаментально обоснованной стоимости.

По приводимым им оценкам, курс тенге к доллару и к рублю соответствовал фундаментальным факторам в период с конца января и до начала апреля. Отмечаемое обесценение могло бы привести к значительному удорожанию импорта в Казахстан и заметному ускорению инфляции к концу этого года. Аргументируя то, почему масштаб ослабления тенге, каким он был на начало сентября, кажется ему чрезмерным, аналитик пояснил, что товарный импорт из Российской Федерации в Казахстан составляет порядка 37% от всего импорта.

Согласно официальным данным Центрального банка РФ, в валютной структуре расчетов за поставки товаров и оказание услуг по внешнеторговым договорам с Казахстаном доля российского рубля в 2017 году составила 62,9% (среднее значение в 2014—2017 годах — 61,8%). То есть лишь 23% от всего импорта, поступающего в Казахстан, оплачивается в рублях. Оставшийся импорт в основном оплачивается в долларах и в гораздо меньшей мере в других валютах, против которых тенге значительно ослаб. Недопущение сильного ослабления к рублю приводит скорей не к сокращению импорта, а к тому, что выигрыш российских экспортеров по отношению к экспортерам из других стран оказывается меньшим, чем он мог бы быть в условиях более слабого рубля. Это утверждение оспаривается другими экспертами и в частности Айдарханом Кусаиновым, который считает, что если инвестиционный импорт из дальнего зарубежья во многом происходит в проектах в рамках соглашения о разделе продукции, то российскийимпортпотребительскихтоваров имеет существенно иную специфику, поскольку речь идет во многом о продовольствии и потребительских товарах и прямой конкуренции с казахстанскимипроизводителями. При этом Нацбанк, как весьма настойчиво упоминалось ранее, не имеет каких-либо целевых ограничений по курсу тенге — доллар.

В последние годы реальный эффективный обменный курс (РЭОК, помимо соотношения курса валют при его определении учитывается разница в уровне инфляции) тенге по отношению к рублю варьировался достаточно сильно. В августе 2015 года, через 9 месяцев после перехода к свободному плаванию рубля и накануне старта плавания тенге, конкурентоспособностьказахстанскихкомпаний с курсовой точки зрения находилась на минимальном уровне. Рублевый РЭОК был 134,4. Наиболее высокой курсовая конкурентоспособность в торговле с Россией была в январе 2016 — 86,9. По итогам января этого года рублевый РЭОК составлял 88, в июне-июле по мере укрепления тенге к рублю, он вырос соответственно до 94,5 и 92,4. За 2016 год, несмотря на всю резкость изменений в лучшую сторону курсовых условий торговли с Россией, импорт превысил экспорт на $5,814 млрд. Отрицательное внешнеторговое сальдо в условиях значительно более низкого объема торговли уменьшилось по сравнению с 2015 годом курсового дисбаланса, лишь на 2,88%.Возможно, официальная статистика не в полной мере учитывала приобретение автомобилей и совсем не учитывала покупки недвижимости в России казахстанскими физическими лицами в условиях сильного по отношению к рублю тенге в 2015 году. Вероятно, курсовая политика может быть лишь вспомогательным фактором в преодолении зависимости в несырьевом импорте, и настоящие изменения могут быть связаны лишь со структурными подвижками в экономике.

Снижение курса к доллару не должно быть прямо пропорциональным

Экономист и президент научно-образовательного фонда «Аспандау» Канат Нуров, прокомментировавший по просьбе «Капитал.kz» стратегическую важность снижения корреляции тенге и рубля, отметил, что «любое отвязывание — это хорошо, плюс к независимости, но оно должно быть естественным, а не искусственным». «Тенге привязан к рублю в смысле сильной корреляции по причине гравитационного поля российской экономики по отношению к нашей. 20% экспорта в РФ и 40% импорта из РФ — это весьма существенные факторы, не говоря уже о прозрачности нашей с ними границы на протяжении 7,5 тыс. километров. Любое искажение или резкое изменение обменного курса вызовет дисбаланс в потоках товаров и денег, особенно в приграничных областях. И да, конечно, если отвязаться от рубля, то теоретически это существенно облегчит для нашего Нацбанка контроль над уровнем инфляции и стабильностью цен, но практически на текущий момент тяжело говорить о каком-либо импорте инфляции из России», — считает он. Цены на весь импорт из России, по его мнению, могут повыситься только в случае ослабления тенге по отношению к рублю.

«Если у нас и происходит импорт инфляции, то только потому, что цены повышаются на весь импорт из Европы и США, а не из России. Причина — падение рубля к доллару, а наша экономика привязана к доллару не меньше, чем к рублю, если не более, так как почти наполовину все еще долларизирована. Если что и должен делать Нацбанк, так это смягчать прямо пропорциональное падение тенге к доллару вслед за рублем, насколько это возможно, чтобы не вызывать девальвационные ожидания. В импортозависимой экономике девальвация рано или поздно обязательно влечет за собой инфляцию», — резюмировал Канат Нуров.

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

курс доллара Курс тенге Мурат Темирханов Канат Нуров санкции

27.09.2018 • 09:00 1962

Поделиться
Какие факторы влияют на курс тенге?
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus