USD
418.31₸ ↑
+0.140
EUR
491.93₸ ↓
-2.140
RUB
5.68₸
BRENT
44.99$ ↓
-0.060
BTC
11757.31$ ↓
-0.021
ETH
392.11$ ↓
-0.013
LTC
57.81$ ↓
-0.007
Автор: Индира Мальтиева Финансы
28.09.2017 09:30 ·
4432

Тренды под контролем

Как адаптировать бизнес в условиях трансформации

«Совершенствуя бизнес, улучшаем мир» – под таким девизом работает международная компания EY. Наибольшую актуальность и значимость эта фраза приобретает в условиях «новой» реальности. А она, как известно, требует не только радикального пересмотра бизнес-процессов, но и подходов к работе с клиентами. «Капитал.kz» опросил руководителей четырех основных практик EY в Казахстане и узнал, какие тренды наблюдаются в каждой из областей их деятельности и как оперативно адаптировать бизнес в эпоху постоянных перемен.

Пол Кон, руководитель практики аудиторских услуг EY в Казахстане и Центральной Азии

- Пол, расскажите, пожалуйста, каким образом компании в Казахстане сегодня развивают свою финансовую функцию и какие тренды вы наблюдаете?

- Сегодня мы видим, что многие компании уже не ограничиваются лишь годовой финансовой отчетностью и стремятся улучшить и расширить возможности своей финансовой функции в целом. Так, например, помимо повышения качества и обеспечения своевременности финансовой отчетности, компании внедряют усовершенствованные информационные системы менеджмента с тем, чтобы вовремя узнавать о ключевых финансовых явлениях и формируемых данных, повышать качество внутреннего аудита, а также функции казначейства и управления оборотом наличных средств.

Раньше большинство наших Alumni (т.е. бывшие сотрудники) уходили в другие компании и занимали там позиции, связанные с финансовой отчетностью. Сегодня же многие из них специализируются на внутреннем аудите, управленческой отчетности или работают в казначействе.

- Каким образом изменилось восприятие рынком ценности аудита?

- Сегодня мы наблюдаем, что компании по-другому смотрят на независимый аудит, иначе воспринимают и обосновывают его необходимость. В былые времена, аудит компанией из «Большой четверки» был необходим лишь для того, чтобы заполучить доступ к рынкам капитала и рассматриваться инвесторами. Сегодня многие наши клиенты – это казахстанские предприятия, которым вовсе необязателен аудит как таковой, и все же они видят смысл в его проведении. Так как сами ценят точность отчетности, хотят быть в курсе возникновения возможных налоговых и прочих обязательств, ценят предоставляемые рекомендации касательно процедур внутреннего контроля. И в конце концов, хотят видеть зоны для улучшения своей финансовой функции относительно передовых международных практик и стандартов.

- Каким образом аудит сегодня адаптируется под наблюдаемую digital повестку?

- Внутри нашей глобальной системы EY с каждым днем мы все больше опираемся на передовые технологичные инструменты в аудите. Сегодня многие решения уже носят цифровую природу. И речь не только о том, что происходит внутри EY. Многие из новшеств внедряют и наши клиенты. В нашей практике мы уже используем такие новейшие инструменты, которые позволяют избегать погрешностей при обработке огромных массивов данных в более сжатые сроки, и это добавляет нам уверенности в нашей работе.

- Помимо аудиторских услуг, EY оказывает бухгалтерские консультационные услуги. Расскажите, пожалуйста, об основных трендах этой практики EY в Казахстане.

- В департаменте аудиторских услуг создан отдел оказания консультационных услуг в области бухгалтерского учета и подготовки финансовой отчетности, который в глобальной структуре именуется Financial Accounting Advisory Services (FAAS).

Можно сказать, что финансовые директора и их команды сегодня находятся под давлением. С одной стороны, им приходится всё больше вовлекаться в вопросы формирования бизнес-стратегии и планирования. С другой – владельцы и регуляторы требуют предоставления более развернутой информации. В Казахстане FAAS помогает в поиске и разработке решений для усовершенствования системы учета в компаниях с тем, чтобы отвечать требованиям времени.

- О каких важных глобальных трендах в вопросах бухгалтерского учета и финансовой отчетности вы хотели бы рассказать?

- С появлением новых технологий, всё привычное меняется. Не может стоять на месте и функция бухгалтерского учета. Поскольку она призвана отражать текущие операции и происходящие события для их представления в финансовой отчетности. Так, сразу два стандарта МСФО по учету доходов и финансовых инструментов вводятся в действие со следующего года, которые могут оказать трансформационное воздействие на уже сложившуюся практику ведения учета.

Обновляются также и МСФО по методу начисления, специально разработанные для общественного сектора (МСФО ОС). Руководители международных организаций признают, что МСФО ОС по методу начисления позволяют правительствам составлять транспарентную и понятную финансовую отчетность. Она позволяет принимать более качественные решения в управлении государственными финансами, обеспечивая подотчетность и завоевание доверия граждан.

Эксперты FAAS оказывают поддержку в адаптации к новым МСФО и МСФО ОС с использованием передовых технологических возможностей работы с большими данными.

- Тема новых МСФО остается наиболее популярной и обсуждаемой. В связи с их сложностью для восприятия, один из основных вопросов – затраты на внедрение и обучение персонала бухгалтерской службы. Как вы относитесь к данной проблеме?

- Передовые компании рассматривают применение новых МСФО не только с точки зрения обеспечения соответствия, но и как возможность улучшить качество финансовой информации и перейти на «умный» бухгалтерский учет для своевременного принятия правильных решений для своего бизнеса.

Мы с удовольствием делимся опытом и знаниями с нашими клиентами, т.к. существует множество неопределённостей для компаний на этом пути. Учитывая сроки в переходных положениях в новых МСФО, наши эксперты из отдела FAAS предлагают клиентам поддержку по ускоренному переходу на новые требования учета.

- Что EY делает для повышения прозрачности в работе казахстанского бизнеса?

- В EY есть практика Climate Change and Sustainability Services (CCaSS). Ее эксперты помогают национальным и частным компаниям в таких направлениях, как подготовка и аудит нефинансовой отчетности – это один из основных инструментов для принятия решений о вложениях крупными международными инвесторами, а также активное участие в продвижении инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО). Здесь подразумевается подготовка страновых отчетов, устранение дублирования и упрощение отчетности недропользователей и т.д.

Ксения Бабушкина, руководитель практики консультационных услуг EY в Центральной Азии и на Кавказе

- Ксения, сегодня мы являемся свидетелями стремительных изменений, которые происходят повсеместно – и в бизнесе, и в жизни. Какие мысли у вас на этот счет? Поспеваем ли мы за темпом изменений?

- Этим летом в рамках EXPO у нас была уникальная возможность познакомиться с технологиями будущего лицом к лицу. Многое из представленного либо вызвало, либо в скором времени вызовет большие изменения в бизнесе и обществе – приближая будущее поминутно. На выставке я смотрела на лица посетителей, наблюдала реакцию на все представленные футуристичные решения и поймала себя на мысли, а точнее на вопросе: а готовы ли мы, собственно, к будущему во всех смыслах? Ведь многие новейшие технологии требуют соответственно и более высокого уровня образования и навыков. Более того, стоит только вникнуть в принципы работы той или иной технологии, как она уже успевает в буквальном смысле устареть, и снова мир движется к каким-то другим, еще более усовершенствованным достижениям.

Раньше, на мой взгляд, у большой части общества и бизнеса была роскошь пребывать в «зоне комфорта», сохраняя занятую нишу и пользуясь результатами предыдущих побед и заслуг. Сейчас этой возможности уже нет, по крайней мере, для бизнеса точно, причем не зависимо от его модели. Даже в традиционных видах деятельности уже не применимы былые ориентиры. Раньше сама способность адаптироваться была условием для выживания. Тогда как сегодня уже недостаточно просто уметь адаптироваться, важна скорость, с которой вы адаптируетесь. В EY мы ежедневно видим потребность в быстрой адаптации на примерах наших клиентов и изменений нашей собственной деловой среды.

Возвращаясь к Вашему вопросу – готовы ли мы к завтрашнему дню, к изменениям, которые, скорее всего, уже начали необратимое движение, к следующей волне инноваций. Мне кажется, нет одного ответа для всех. В EY цель практики консультационных услуг – это оказание содействия нашим клиентам в том, чтобы вовремя задавать правильные вопросы и находить правильные ответы. Мы работаем с нашими клиентами над тем, чтобы не просто своевременно приспосабливаться к переменам, а быть авторами и вдохновителями перемен.

- Как вы можете обозначить вклад возглавляемой вами практики в становление Казахстана за прошедшие 25 лет и каким вы видите будущее взаимодействие EY со страной и бизнесом?

- В Казахстане мы были неотъемлемой частью важных реформ и изменений в течение 25 лет работы. Мы помогали нашим клиентам в становлении, росте и развитии. Более того, мы помогали им находить новые направления и возможности в самых разных секторах экономики – в горнорудной индустрии, нефтегазовой промышленности, сфере финансовых услуг, государственном управлении, строительстве и многих других. Все это время мы были частью местной и глобальной экономики. Вместе с ней переживали взлеты и падения, но главное – сумели выстоять трудные времена и вырасти.

В последующие 25 лет и не только, мы намерены продолжить содействовать нашим клиентам – теперь уже с учетом всех возможностей современных инноваций. Это потребует от нас должным образом трансформировать также свою модель и подходы.

Мы постоянно оттачиваем и свои навыки – будь то в области кибербезопасности, блокчейн, роботизации и других направлениях digital. Эти новейшие инструменты зачастую имеют свою специализацию индустрийного характера, и это мы тоже учитываем. Мы стремимся стать региональным лидером и обеспечить доступ к качественным услугам и эффективным решениям мирового класса по такому актуальному вопросу как кибербезопасность.

- Вам лично комфортно жить в эпоху постоянных перемен?

- Я знаю, что для многих людей такое количество постоянной неопределенности, вызванной переменами, – это и большой стресс, и большая ответственность. Для меня лично – это, прежде всего вызов, увлекательная задача, которую хочется решить с пользой для себя и окружающих. Это страшно, волнительно, интересно и точно не дает расслабиться. Я и наша команда с удовольствием помогаем нашим клиентам стать и оставаться «future ready».

- Ксения, нам известно, что в составе возглавляемой вами практики есть также Академия бизнеса EY. С учетом обсужденных изменений, возможно, меняется и роль образования… Все-таки за кем же, на ваш взгляд, будущее?

- Будущее за тем, кто стремится быть современным в знаниях и навыках. За тем, кто умеет быстро реагировать на изменения и требования рынка. За тем, кто ставит перед собой задачу стать профессионалом в своей сфере или лидером в своей области.

- Какие знания и навыки важно иметь в будущем?

- EQ (эмоциональный интеллект). Он позволит компаниям оперативно реагировать на изменения без негативного влияния на персонал и деятельность компании.

Soft skills. Soft skills связаны с коммуникациями и навыками, необходимыми для успешной работы в своей сфере, в команде, в отношениях с людьми за пределами коллектива, клиентами и другими внешними стейкхолдерами. Владение этими навыками помогает продуктивно решать рабочие задачи и двигаться вперед.

Международные квалификации. Must-have для специалистов разных областей. Во-первых, любая профессиональная квалификация – это, прежде всего, массив знаний и навыков в определенной области, которые помогают увереннее принимать решения на работе. Во-вторых, обладатели международных квалификаций востребованы работодателями во всем мире. Международные квалификации подтверждают не только высочайший уровень профессионализма, но и выделяют личные качества каждого выпускника, такие как упорство, умение достигать цели и доводить начатое до конца. В-третьих, обладатели престижных международных дипломов и сертификатов становятся членами профессиональных сообществ, объединяющих тысячи специалистов по всему миру. 

Константин Юрченко, руководитель практики налоговых и юридических услуг EY в Казахстане и Центральной Азии

- Константин, какие наиболее важные тренды в вопросах налогообложения вы можете отметить?

- На сегодняшний день очевидным трендом в мировой практике является аутсорсинг различных функций, в том числе и учетных. Администрирование отчетности – это не просто тренд в портфеле финансовых и кадровых услуг, но и реальный инструмент, позволяющий сократить издержки, повысить эффективность и прозрачность процессов, а также минимизировать ошибки и выплату связанных с этим штрафов.

Экспертная команда EY в Казахстане на протяжении 25 лет оказывает полный спектр услуг по ведению бухгалтерского учета, подготовке финансовой, налоговой, управленческой отчетности, расчету заработной платы, кадровому администрированию, принимая во внимание все особенности и нюансы бизнеса клиента.

Решения EY по аутсорсингу учетных функций призваны помочь прогрессивным компаниям в достижении амбициозных целей и задач, фокусируясь на основной деятельности и доверив вспомогательные функции надежному партнеру в лице EY.

- Тема налогового администрирования по-прежнему остается наиболее популярной и обсуждаемой как в кругах малого и среднего, так и крупного бизнеса. В этой связи вопрос налоговых проверок, и в частности, целесообразности обжалования результатов налоговых проверок – один из основных вопросов. Как в целом вы оцениваете шансы налогоплательщиков на позитивное завершение налоговых споров?

- Вопрос интересный и сложный. В первую очередь я бы отметил изменение общей процедуры обжалования результатов налоговой проверки. Фактически сейчас снижен эффект неожиданности в отношении крупных налогоплательщиков, подлежащих мониторингу, ввиду наличия у них возможности ознакомиться с предварительным актом налоговой проверки и направить возражения еще до того, как им будут доначислены суммы налогов. То есть, как и предполагалось при разработке указанного положения, новая процедура может способствовать уменьшению количества налоговых споров, так как больше спорных вопросов может быть закрыто еще на стадии налоговой проверки.

Относительно шансов налогоплательщика на позитивное завершение налогового спора, однозначного ответа дать невозможно, потому как каждый случай уникален. Зачастую споры возникают вследствие различного толкования норм налогового законодательства самим налогоплательщиком и органами государственных доходов, а также отсутствием у налогоплательщика достаточных ресурсов для сбора и формирования надлежащей доказательственной базы.

Наша задача как консультантов и представителей налогоплательщиков, состоит в том, чтобы детально проанализировать потенциальный спор, определить вероятность его успешного завершения, собрать аргументы и продумать стратегию защиты интересов компании. В целях полного и всестороннего рассмотрения материалов каждого конкретного спора и подготовки к обжалованию у нас в команде, помимо юристов и налоговых специалистов, также есть эксперты, имеющие многолетний опыт работы в государственных органах – судах и налоговых комитетах.

Что касается практики EY, несмотря на то, что налоговые споры являются одними из наиболее сложных вопросов, с гордостью могу заявить, что процент выигрышей составляет 57% от общего количества споров.

- Расскажите, пожалуйста, о последних трендах и нововведениях в сфере налогообложения физических лиц.

- Последние несколько лет во многих странах мира наблюдается тренд по усилению контроля над зарубежными активами своих граждан для предотвращения уклонения от уплаты налогов. Так, например, до 2017 года одним из оснований подачи декларации по индивидуальному подоходному налогу (ИПН) для резидентов было наличие у них средств на банковских счетах за рубежом. С этого года помимо средств на своих банковских счетах за рубежом, казахстанцы должны уведомлять налоговые органы о наличии у них в собственности недвижимости за рубежом, а также о ценных бумагах, эмитенты которых находятся за пределами республики, и о долях участия в уставном капитале юридических лиц, зарегистрированных не в Казахстане.

Еще одним крайне важным изменением законодательства с 2017 года стало введение административной ответственности за сокрытие имущества, подлежащего отражению в декларации по ИПН, в размере 250 МРП. Неустранение нарушения в течение года грозит штрафом в 500 МРП. При этом ответственность возникает по каждому банковскому счету и объекту имущества.

Описанные нововведения можно рассматривать как часть международного тренда, а также как подготовку к введению всеобщего декларирования в Казахстане, запланированного на 2020 год. Казахстан также заявил о намерении присоединиться к автоматическому обмену налоговой информацией, разработанному Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Он предполагает обмен информации между налоговыми органами стран-участниц об активах и доходах своих граждан. На данный момент к инициативе присоединились более 60 стран.

Нами была создана специальная группа по работе с частными клиентами, включающая в себя специалистов по корпоративным и персональным налогам, а также юристов. Все участники группы обладают международным опытом в данной сфере, многолетней практикой налогового планирования и соблюдения налогового законодательства для физических лиц с крупным частным капиталом, опытом работы с банками и международными финансовыми организациями.

Тимур Пулатов, руководитель практики консультационных услуг EY по сделкам в Центральной Азии и на Кавказе

- Тимур, ваша команда Transaction Advisory Services хорошо известна на рынке корпоративных сделок. Расскажите подробнее, чем она занимается и в чём ваше преимущество?

- Департамент по сопровождению сделок (TAS) представлен в казахстанской практике EY с 2003 года. За плечами нашей команды огромное количество успешно закрытых сделок. Полагаю, она крупнейшая и самая опытная в Центральной Азии и на Кавказе. Наш успех обусловлен тем, что мы объединяем целый ряд команд, которые оказывают различные услуги, связанные с сопровождением сделки по купле-продажи бизнеса, а также предлагаем клиенту комплексное решение, так сказать, под ключ или от а до я.

Мы всегда стараемся вникнуть в потребности клиента и предложить ему максимально оптимальное решение. Многие клиенты уже оценили удобство нашего комплексного подхода к сделкам, когда один деловой партнер в лице EY может содействовать и в составлении списка потенциальных покупателей/инвесторов или целей для поглощения, и в подготовке актива к продаже. Или, наоборот, в исследовании рисков и проблем на приобретаемом активе (due diligence), а также может разработать финансовую модель и оценить актив, просчитать различные сценарии сделки, помочь со структурированием, посоветовать на переговорах, подсказать с оптимальным налогообложением и также обеспечить полное юридическое сопровождение сделки.

- Каковы сегодня основные тренды в вашей сфере деятельности?

- Один из важнейших трендов, которые мы наблюдаем в течение последних нескольких лет, – это консолидация, происходящая в крупных финансово-промышленных холдингах страны. В 90-х и 2000-х годах многие из холдингов активно собирали активы и росли во всех направлениях, в каких они могли развиваться. Но сейчас мы видим, что многие начали фокусироваться на тех секторах, в которых у них есть серьёзные конкурентные преимущества. В результате многие холдинги начинают выделять и продавать активы в секторах, которые более не являются для них ключевыми, и наоборот активно консолидируются в тех, где у них есть специализация и экспертиза.

Мы помогаем им в таких процессах, как: технико-экономическое обоснование (ТЭО), качественные бизнес-планы для финансирования органического роста, помощь с приобретением активов для консолидации и другое. Кроме того, нашу команду часто привлекают, когда нужно выгодно продать не ключевые активы и высвободить капитал для усиления роста в главных секторах.

Также стоит отметить, что наблюдается рост активности на рынке сделок, и это может быть предвестником того, что мы прошли «дно», и бизнес-сообщество адаптировалось жить в новых реалиях. Одно из главных изменений состоит в том, что нет легкодоступных кредитных денег, и в целом с ликвидностью трудности на рынке. В связи с этим, участники рынка обращаются к инвесторам, тщательно изучают риски и анализируют сценарии.

- Учитывая тесный круг бизнес-среды, зачем привлекать консультантов, если многие бизнесмены могут по своим контактам предложить покупателям свои активы или наоборот связаться с возможными продавцами?

- Действительно, многие бизнесмены на нашем рынке либо знакомы, либо могут связаться друг с другом через коллег и друзей. Однако предложить сделку потенциальному контрагенту не значит успешно ее закрыть, т.к. многие сделки срываются на разных этапах. Именно поэтому присутствие правильно мотивированного консультанта часто оказывается тем фактором, который значительно увеличивает шанс на успех. Ведь кроме ведения сделки, бизнесменам необходимо не снижать фокус на основном бизнесе. Более того, содействие профессионалов, имеющих за плечами множество успешно закрытых сделок, помогает избежать лишних ошибок и выстроить процесс наиболее эффективным образом.

Также стоит отметить, что лучшие активы имеет смысл показывать не только местным бизнесменам, но и потенциальным международным инвесторам. Здесь релевантная международная сеть партнёров EY помогает открыть двери, в которые не так просто достучаться.

- Как проходит приватизация?

- Мы активно содействуем участникам процесса приватизации. Так, весной текущего года мы помогли нашему клиенту (крупнейшему оператору магистральной железнодорожной сети Казахстана) закрыть сделку по продаже 50% завода дизельных локомотивов американской компании. А позже – реализовать еще часть активов китайским инвесторам.

В ближайшем будущем мы намерены продолжить содействовать нашим клиентам в ряде приватизационных сделок. Радует тот факт, что к столь важному процессу привлекаются профессиональные консультанты международного уровня. И такой подход действительно позволяет достигать хороших результатов.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.