USD
450.79₸
EUR
482.21₸
RUB
5.05₸
BRENT
82.20$
-0.080
BTC
66304.80$
-401.000

Глава ВТБ (Казахстан) о работе после санкций: План Б сработал автоматически

Как изменилась стратегия дочернего банка, и почему российский акционер решил не продавать свой бизнес в РК, рассказал Дмитрий Забелло

56197
Фото: Руслан Пряников

Сегодня ВТБ - это единственный российский банк, который продолжает работать на территории Казахстана после введения санкций.

В середине прошлого года финансовый институт начал нести существенные убытки и объявил о трансформации своей бизнес-модели, в результате чего был докапитализирован акционером на 43 млрд тенге.

Как после этого изменилась стратегия дочернего банка? И почему российская финансовая группа решила не продавать свой бизнес в Казахстане? Об этом корреспондент Kapital.kz. поговорил с председателем правления ВТБ (Казахстан) Дмитрием Забелло.

- Дмитрий Александрович, когда объявили, что казахстанская дочка ВТБ попала под санкции США и ЕС, насколько быстро вы начали разрабатывать новую стратегию? 

- Все развивалось достаточно стремительно. Мы понимали, что в первую очередь нам нужно выполнить все обязательства перед нашими клиентами и партнерами. Крайне важно было сохранить их доверие, чтобы продолжать деятельность дальше. И мы не допустили ни одного дефолта, это была большая работа, команда трудилась практически круглосуточно. Мы понимали, что у нас есть обширные экспертизы, мы представлены практически во всех регионах Казахстана в течение 14 лет и на тот момент обслуживали 153 тыс. клиентов физических и юридических лиц.

Тогда уже было понятно, что мы остаемся единственным российским банком, и есть достаточно серьезная необходимость обеспечивать торговый оборот между Казахстаном и Россией. Эта роль была определена акционером как стратегическая, и нам оперативно предоставили дополнительный капитал.

Таким образом, вокруг внешнеэкономической деятельности мы  начали выстраивать свои внутренние бизнес-процессы - и достаточно быстро. Можно сказать, что с 1 июля прошлого года мы вошли в новую реальность, начали жить новыми стратегическими ориентирами.

- Как изменилась после введения санкций база корпоративных клиентов, сколько клиентов ушло, сколько пришло из числа резидентов и нерезидентов?

-  На момент принятия санкций у нас было примерно 12 тыс. клиентов юридических лиц, и это количество не изменилось, отток был не более 8%, в основном за счет клиентов, работающих с санкционными (для РФ - ред.) валютами. При этом у нас очень сильно увеличилась база клиентов, которые работают по внешнеэкономическим направлениям, связанным с тенге, российским рублем, белорусским рублем и другими несанкционными (для РФ - ред.) валютами. Количество этих клиентов за очень короткий промежуток времени выросло  в 15-16 раз.

В свою очередь, мы как работали, так и работаем с крупным, средним и малым бизнесом.

Да, мы приостановили активность на рынке кредитования юридических лиц, но планируем вернуться в эти операции чуть позже. При этом мы существенно нарастили операции, связанные с внешнеэкономической деятельностью. И, конечно же, здесь нужно сказать про роль онлайн-сервисов. Хоть мы и раньше имели достаточно развитую структуру онлайн-банка, но теперь сделали акцент именно на ВЭД, предоставив нашим клиентам возможность в течение 5 минут осуществлять конвертацию по рыночным курсам, а также все необходимые операции, связанные с валютным законодательством. Мы продолжаем развивать наши онлайн-платформы и видим устойчивый положительный спрос  на операции именно в этом направлении.

- Что произошло с вашим банковским бизнесом, если говорить в разрезе розницы, МСБ, корпоративного сектора?

- Давайте начнем с финансового результата. По итогам 1 полугодия наша прибыль достигла 4,6 млрд тенге. Мы видим, что структура доходов досанкционная и послесанкционная сильно изменилась, но при этом темпы их роста мы сохранили.

За 1 полугодие 2023 года мы нарастили объемы процентных доходов по сравнению с 1 полугодием 2022 года примерно в 3 раза, до 2,3 млрд тенге, доходы от комиссионных операций выросли почти в 2 раза, до 2,9 млрд тенге. Прочие (непроцентные) доходы превысили 9 млрд тенге против убытка годом ранее.

Структура доходов напрямую является следствием той бизнес-модели, которую мы взяли на вооружение с середины прошлого года. Опять же, центральная линия - это обслуживание внешнеэкономических потоков между Российской Федерацией и Республикой Казахстан. И именно наращивание нашего присутствие в этом сегменте позволило нам сосредоточиться в том числе и на гарантийных операциях, но вокруг ВЭД.

Что касается розницы, мы практически не останавливались по кредитованию физических лиц, достаточно быстро адаптировав нашу бизнес-модель. У нас работает довольно большое количество точек продаж по всему Казахстану именно по рознице, их практически не сокращали.

Что у нас появилось из нового? В первую очередь, эмиссия карт «Мир». Мы единственные в Казахстане выпускаем и обслуживаем карты «Мир» в полном формате. За относительно короткий промежуток времени количество выданных карт уже превысило 12 тысяч и растет ежемесячно. Целевая аудитория - это те, кто учатся в России или приезжают к нам из России.

В прошлом году мы значительно нарастили банкоматную сеть, практически в 2 раза, до 70 устройств, чтобы люди могли снимать наличные тенге с карт «Мир».

Объем операций за прошлый год вырос в 10 раз - клиенты сняли примерно 190 млрд тенге.

На сегодняшний день мы наращиваем переводы по картам «Мир», в этом году запустили также исходящие переводы. В настоящее время POS-терминалы стоят в 12 городах Казахстана, где картами «Мир» можно осуществлять операции уже безналичного характера. То есть мы стали стремительно развивать историю карт «Мир» у нас в Казахстане.

Наша клиентская база в этом году устойчиво растет. Если в прошлом году была коррекция, связанная с выходом операций с санкционным валютами, то в этом году мы говорим об устойчивом росте клиентской базы практически по всем сегментам.

- Какие направления вам пришлось оптимизировать, чтобы остаться на рынке? Как изменился штат банка после введения санкций?

- Конечно, мы оптимизировали бизнес-процессы в соответствии с новыми реалиями. При этом численность персонала сильно не сократилась.

Были такие локальные истории, когда мы понимали, что снижаем свою активность на рынке кредитования, но наращиваем во внешнеэкономической деятельности. Соответственно мы перевели сотрудников на те направления, где увеличили свое присутствие, и уже ощущаем острую необходимость в расширении персонала там.

- Можно ли сказать, что вы стали своего рода монополистом на казахстанском рынке по работе с российскими бизнес-клиентами и казахстанскими компаниями, которые работают с российскими предприятиями?

- Мы точно не являемся монополистами на рынке внешнеэкономической деятельности в Казахстане, мы работаем в конкурентной среде.

Да, наша доля рынка в связи с выходом других российских финансовых институтов из республики значительно выросла и продолжает расти. Мы видим устойчивый спрос на наши услуги - как со стороны резидентов Казахстана, так и российских компаний. На данный момент у нас на балансе имеются контракты ВЭД на сумму около 9 трлн тенге.

Но, повторюсь, мы работаем в конкурентной среде. И наша доля рынка на сегодня, по нашим оценкам, составляет чуть более 10%.

- Когда остановили SWIFT и с вами перестали работать международные платежные системы Visa и MasterCard, был ли у вас уже готов план «Б», ведь насколько известно, Россия давно тестировала платежную систему «Мир»?

- Вы знаете, еще с 2014 года в Российской Федерации был запущен проект по национальной платежной системе, и мы, по сути дела, естественным образом просто перешли на наши возможности, связанные с картами «Мир».

Да, у нас не было акцента на карты «Мир», мы также занимались эмиссией международных платежных систем, но очень быстро и практически безболезненно в этом плане перешли на российские платежные системы. План «Б» сработал, можно сказать, автоматически.

- Платежная карта «Мир» - это больше средство для перевода в Казахстане, либо она все-таки предполагает оплату через терминалы в магазинах, АЗС и т.д.?

- Если в прошлом году с карты «Мир» в основном снимались наличные, в том числе через нашу банкоматную сеть, то в этом году основной объем операций идет в безналичной форме. Все идет так, как и задумывалось - сама по себе платежная система - это классические переводы между картами «Мир» в обе стороны и возможности для расчета в POS-терминалах.

Сейчас мы активно наращиваем сетку POS-терминалов в Казахстане, в первую очередь в приграничных регионах. Понятно, что развитие инфраструктуры требует времени, но мы целенаправленно присутствуем там, где наиболее высокий спрос на обслуживание карт «Мир, или прямо сейчас туда заходим.

- Недавно вы заявили, что начинаете принимать вклады в рублях. Означает ли это, что вы рассчитываете на переток средств россиян?

- Мы действительно начали принимать вклады в рублях с апреля этого года, утвердили соответствующий продукт. Но доля рублевых вкладов и вообще вкладов нерезидентов в портфеле - не более 8%. На данный момент мы имеем рыночную, но самую высокую ставку по рублям в Казахстане - это 1%. И в общем-то, этим мы удовлетворили спрос, который есть на рынке.

- Гарантируются ли вклады в рублях Казахстанским фондом гарантирования депозитов?

- Да, Казахстанский фонд гарантирования депозитов гарантирует вклады в любых валютах в эквиваленте 5 млн тенге.

- ВТБ - единственный банк в Казахстане, который работает под санкциями. Позволяет ли это вам беспрепятственно работать с физическими и юридическими лицами, которые также попали под санкции?

- Санкции, конечно же, очень сильно повлияли на нашу деятельность, но мы работаем внутри финансового рынка Казахстана и соблюдаем все санкционные ограничения, которые здесь присутствуют, а также все законодательные и другие нормы, которые необходимы для нашей деятельности в стране. Мы точно не являемся финансовым институтом для обхода каких-то санкций.

Наша главная задача – заниматься обслуживанием здоровых текущих потоков между Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Это основная работа, которую мы здесь проводим. 

- Прошлый год ваш банк закрыл с убытком на сумму около 34 млрд тенге, однако по итогам 1 полугодия текущего года вы уже получили прибыль в размере 4,6 млрд тенге. Насколько это является результатом обновленной бизнес-модели ВТБ, либо это все-таки отголоски предыдущей досанкционной деятельности?

- Это является прямым следствием нашей новой стратегии.

Сегодня мы приступили к работе над новой трехлетней стратегией, и, как уже нам стало понятно из истории прошлого года, ее центральная часть будет посвящена обслуживанию внешнеэкономической деятельности. То, что связано с кредитованием юридических лиц, малого и среднего бизнеса, мы тоже закладываем в стратегию, но вернемся к этому чуть позже.

Что касается физических лиц, мы продолжим развивать кредитование розничных клиентов, планируем еще больше нарастить свою активность по эмиссии карт «Мир», нам это направление нравится, оно показывает свою доходность и устойчивый спрос на рынке.

В целом мы видим, что сегодня глобальный рынок меняется и меняется очень сильно. Мы оказались в авангарде всех этих перемен. Но там, где мы находимся сейчас, оказалось, как ни странно, лучше для нас.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.