Андрей Тимченко: Историю банка надо разделить на «до» и «после» приобретения Байтереком

Глава Bereke Bank о снятии санкций, возможной докапитализации и перспективах развития финансового института

22217
Фото: Руслан Пряников

В начале сентября текущего года национальный управляющий холдинг «Байтерек» стал полноправным и единственным собственником казахстанской «дочки» Сбербанка, которая позже была переименована в Bereke Bank.

Предполагалось, что после смены российского акционера и последующего ребрендинга процесс вывода банка из санкционного списка Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) Министерства финансов США ускорится. Однако пока преемник Сбербанка формально остается под санкциями.

Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz встретился с новым председателем правления Bereke Bank Андреем Тимченко и выяснил, как с его приходом изменится стратегия финансового института, в какие сроки банк будет докапитализирован и есть ли уже претенденты на его покупку.

Напомним, что Андрей Тимченко возглавил Bereke Bank в середине ноября, до апреля текущего года он руководил казахстанской «дочкой» «Альфа-банка», которая также попала под антироссийские санкции и была продана всего за три недели Банку ЦентрКредит.

- Андрей, почему вы согласились занять должность председателя правления Bereke Bank, ведь несколько месяцев назад мне в интервью вы сказали, что планируете запустить свой цифровой банк?

- Да, надеюсь, когда-нибудь я к этому вернусь (к цифровому банку – Ред.).

Мне кажется, что поддержать Bereke Bank в этой ситуации было очень важно. На мой взгляд, государство в лице «Байтерека» сделало очень мужественный в долгосрочном плане шаг, выкупив банк, поэтому, когда мне предложили занять должность, я посчитал своим долгом поучаствовать в этом. Я верю, что у банка большой потенциал.

- Как с вашим приходом изменится стратегия Bereke Bank?

- Я считаю, что стратегия Bereke Bank достаточно сбалансирована, у банка есть сильные позиции практически по всем направлениям - и в корпоративном сегменте, и в малом и среднем бизнесе, и в рознице. Банк был универсальным, устойчивым и эффективным, а также лидером в освоении государственных программ. Поэтому я уверен, что стратегия сохранится.

На ближайшую перспективу стоит вопрос о том, чтобы после выхода из-под санкций банк был продан частным международным инвесторам. Наверное, по мере прихода этих инвесторов могут быть какие-то корректировки, но я бы не ожидал радикального изменения стратегии.

Я думаю, после снятия санкций мы быстро будем возвращать позиции в рознице, а все, что касается корпоративных клиентов, а также малого и среднего бизнеса, тут все будет зависеть от размера капитала. Из-за убытков, которые были до сделки с «Байтереком», банк потерял более 2/3 своего капитала, соответственно объем возможного кредитования ограничен, поэтому у нас нет планов, за короткий период сразу все вернуть.

Наша задача сейчас не быстро нагонять бизнес, а стабилизировать банк. Первое, что мы должны для этого сделать: закрыть валютную позицию, которая осталась после сделки с ПАО «Сбербанк», завершить все взаиморасчеты с бывшим акционером, выйти из-под санкций, выправить коэффициенты адекватности капитала. Все эти вещи уже в процессе.

После снятия санкций несколько месяцев уйдет на восстановление корреспондентских отношений и отношений с Visa и MasterCard.

Как раз в этот период важно найти инвесторов, потому что именно им будет отведена главная роль, какая у банка должна быть стратегия. На данный момент бежать куда-то или менять что-то кардинально, что может потом не совпасть с видением нового акционера, нецелесообразно. Нужно, чтобы все сошлось.

Мы продолжим расти, большой фокус будет на привлечение депозитов, причем как физических, так и юридических лиц. У нас будет достаточно консервативная кредитная политика. То есть у нас нет цели захватить рынок, мы будем выбирать клиентов с максимально качественным финансовым положением.

- Что нового вы намерены привнести в банк? Планируете ли для этих целей задействовать свою предыдущую команду с Альфа-банка?

- Я уже привлекаю команду из Альфа-банка, при этом пытаясь максимально сохранить команду Сбербанка. Обе команды сильные, активные - каждая в своих направлениях задавала тон на рынке. Уверен, что две культуры друг друга обогатят, хотя и в Сбербанке, и в Альфе работали выходцы из самых разных банков, в том числе из России, Украины и других стран. Это очень разнородная команда – яркая и интересная.

В свое время Альфа-банк имел несколько узкоспециализированных бизнесов, за счет чего был эффективен. Я постараюсь такой узкоспециализированный фокус привнести в Bereke Bank, но при этом сохраняя универсальность. Некоторые организационные изменения внутри Bereke Bank уже начали происходить, они позволят повысить качество сервиса и качество процессов, чтобы быть лучшими на рынке.

- Ожидается ли в целом сокращение штата и оптимизация затрат, в том числе за счет заработной платы сотрудников?

- Нет, существенная оптимизация и сокращение сотрудников уже произошли в этом году, еще когда банк принадлежал ПАО «Сбербанк», это происходило, насколько я знаю, автоматически, по мере уменьшения объемов бизнеса, объемов продаж.

Сейчас я не вижу необходимости что-то сокращать.

Да, всегда есть возможность для оптимизации, автоматизации процессов, повышения эффективности, но это плавный, постепенный процесс, никаких резких движений я делать не планирую. Соответственно сокращать зарплату сотрудникам тоже не буду.

- Как изменится состав правления? Своих заместителей вы сами будете подбирать?

- Да, это моя команда. Но руководителей будет согласовывать, в том числе совет директоров, регулятор в соответствии со всеми стандартными процедурами.

- А уже известны их имена?

- Сейчас идут обсуждения, пока в процессе.

- Bereke Bank на протяжении нескольких месяцев нарушает пруденциальные нормативы, по последним отчетным данным, убыток банка составляет около 170 млрд тенге. Хотелось бы знать, когда банк все-таки будет докапитализирован и будет ли в этом участвовать государство?

- Во-первых, историю банка надо разделить на «до» и «после» приобретения «Байтереком». Убытки, про которые вы говорите, на самом деле были еще больше до приобретения холдингом, из официальной отчетности это видно. С момента приобретения банк находится уже в позитивной «территории», показывает ежемесячно хорошую прибыль и за счет определенной валютной позиции, которая осталась в наследство от Сбербанка. Поэтому уже на 1 декабря банк пруденциальные нормативы по достаточности капитала выполняет.

Дальнейшая докапитализация возможна при вхождении международных инвесторов, которые, вероятно. не только выкупят банк, но и вольют определенные деньги в капитал. Время покажет. Этот процесс будет происходить уже после снятия санкций.

- Но недавно на сайте Казахстанской фондовой биржи была опубликована информация, что Bereke Bank принял решение увеличить количество объявленных акций до 1 млрд штук. То есть это означает, что докапитализация все-таки произойдет?

- Это не означает, что докапитализация обязательно произойдет.

В рамках плана по поддержке банка один из сценариев предусматривал, что «Байтерек» может докапитализировать его, и в случае если это понадобится сделать быстро, то уже должна быть зарегистрирована дополнительная эмиссия акций. Но на данном этапе докапитализация не предполагается, в этом нет необходимости, потому что банк итак вышел на исполнение коэффициентов адекватности.

- Существует ли уже конкретный план по «оздоровлению» банка?

- Да, и в большой степени он реализовался.

Как я сказал ранее, банк вышел на исполнение нормативов достаточности капитала, в связи с чем, на мой взгляд, проблем с этим уже нет. В целом, я считаю, что опасения по поводу устойчивости Bereke Bank напрасны, у банка очень качественный кредитный портфель, достаточно резервов и залогов, исторически сложилась большая клиентская база. И что меня удивляет, несмотря на все санкции и ограничения в операциях, огромное количество и физических, и юридических лиц продолжают пользоваться услугами банка.

С сентября, то есть с момента приобретения банк показывает существенный рост депозитов физлиц и юрлиц. И я сейчас говорю не про связанные с государством привлечения. Да, государство поддержало Bereke Bank большим объемом депозитов квазигосударственного сектора, но помимо этого, депозитная база сама быстро растет, и показатели возвращаются в норму.

Ну и наверное странно предполагать, что даже, если бы какие-то проблемы имели место, то государство бросило бы банк после его приобретения. Поэтому, мне кажется, надежность Bereke Bank - это эквивалент надежности государства в нашем случае.

- Есть ли какие-то ориентиры, когда Bereke Bank выведут из-под санкций? Как они сегодня ограничивают работу банка?

- Сейчас из-за санкций мы, к сожалению, не можем осуществлять операции в долларах и евро, также клиенты не могут пользоваться картами Visa и MasterCard вне нашей сети, это наверное самые основные ограничения.

Снятие санкций ожидается где-то до конца февраля. Пока мы получили лицензию от OFAC для завершения сделок с участием банка до 31 марта 2023 года. В настоящее время идет активный процесс по делистингу, снятию санкций, который требует ряда шагов, связанных с уведомлением Конгресса США, там своя сложная государственная процедура. Но нам говорят, что проблем со снятием санкций не будет, потому что мы уже не имеем никакого отношения к Сбербанку России.

- Насколько известно, предыдущему акционеру в лице российского Сбера до сих пор не выплатили дивиденды за прошлые годы, в какие сроки планируется это сделать?

- Это будет зависеть от решения «Байтерека», мне сложно комментировать. Но я считаю, что мы готовы уже выплатить дивиденды в полном объеме, и очень вероятно, что до конца года это сделаем.

- На показателях банка это не отразится?

- Мы будем исполнять все показатели адекватности капитала, то есть это обязательное условие для выплаты дивидендов.

- Также хотелось бы знать, вернули ли уже бывшему акционеру 150 млрд рублей, которые предоставлялись в качестве кредита казахстанской «дочке» для поддержания ликвидности?

- Да, это было сделано сразу при заключении сделки купли-продажи.

- Можете ли озвучить стоимость, за которую «Байтерек» приобрел Bereke Bank?

- Я не могу ее озвучить, потому что не знаю, так как сделку проводил не банк, а «Байтерек». То есть в данном случае банк представлялся объектом продажи. Поэтому данный вопрос лучше адресовать руководству холдинга.

- Как раз в октябре глава холдинга «Байтерек» Канат Шарлапаев заявил, что Bereke Bank – интересный актив для международных инвесторов и что холдинг рассматривает различные варианты по его продаже в частные руки. Кто сегодня проявляет интерес и есть ли уже какие-то конкретные договоренности и даты по покупке банка?

- Пока никаких конкретных обсуждений не идет, просто потому, что мы еще находимся под санкциями, и все возможные потенциальные инвесторы ждут завершения этого процесса. Когда банк выйдет из санкционного списка, и кто-то официально заявится, тогда мы, конечно, объявим.

- На какие качества «Байтерек» будет обращать внимание при выборе инвестора для Bereke Bank?

- На данный момент сложно говорить о каких-то конкретных критериях. Но я думаю, если инвестор будет международным с высоким рейтингом - это станет большим плюсом. Скорее всего, требования будут стандартными, а не какими-то специфическими для этой конкретной сделки, то есть в первую очередь будут смотреть на уровень, масштаб и качество самого инвестора, его рейтинги, международные позиции, размер собственного капитала, экспертизу, которую он может принести в Казахстан. Во-вторых, это условие самой сделки, я предполагаю. И третье - способность инвестора принять решение быстро, чтобы это не растянулось на несколько лет.

- А вы сами лично не думали в перспективе зайти в долю акционерного капитала Bereke Bank, как частный инвестор?

- Я не олигарх (смеется). Если будет решение о каких-то продажах - распределениях, то теоретически это возможно, но это сложный процесс. Тут надо понимать, что банк находится в государственной собственности, поэтому его продажа – ответственный, процедурный, прозрачный процесс. И, наверное, неправильно, если я буду в нем фигурировать, как интересант. Скорее я должен оставаться в роли топ-менеджера.

Снова повторюсь, что государство в лице «Байтерека», правительства сделало мужественный шаг, когда спасло Сбербанк, и хочу выразить за это свою благодарность главе холдинга Канату Шарлапаеву. Я считаю, это была шикарная сделка, не только потому, что спасли системообразующий банк, сохранили рабочие места, но и сама покупка банка была совершена на выгодных условиях и в нужный момент. Сейчас Bereke Bank быстро возвращается к нормальной деятельности.

- А почему так долго шли обсуждения по купле-продаже Сбербанка?

- Сложно сказать, меня на тот момент не было в банке. Но это всегда непростой вариант, ведь чем крупнее институт, тем больше в нем компонентов, бизнеса, параметров. В данном случае, я предполагаю, что участвовали еще и различные государственные структуры. Чем больше участников, тем медленнее процесс.

- Можно ли ожидать, что с приходом новых акционеров название Bereke Bank изменится?

- Здесь, наверное, не мое субъективное мнение должно учитываться, а маркетинговые исследования. Само название хорошее, смысл тоже у него хороший, но я бы ему чисто визуально добавил немного современности и сексапильности.

- Спасибо, Андрей, за интервью! Желаю вам успехов на новом месте!  

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.