Владимир Акентьев: Без обязательного медстрахования никуда

Казахстанцы смогут получить более расширенный доступ к медицинской помощи

Share
Share
Share
Tweet
Share
Владимир Акентьев: Без обязательного медстрахования никуда- Kapital.kz

«Страхование – это вклад многих в несчастье некоторых», - сыплет крылатыми фразами первый заместитель председателя правления страховой компании «Коммеск Омир» Владимир Акентьев. Социальное медицинское страхование – не исключение. Вот только несчастье у каждого участника этого вида страхования – свое. У работодателя – головная боль с отчислениями, у держателя полиса – просто головная боль, а вот государство, облагая обязательствами первых и вторых, на себя берет ответственность по повышению качества медицинских услуг. Что произойдет к 2017 году, когда будет запущено обязательное медстрахование? Об этом Владимир Акентьев рассказал в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz.

– Владимир Леонидович, говоря о медицинском страховании, мы, как правило, предполагаем добровольный формат страхования, чем же это новшество - обязательное социальное медицинское страхование – интересно? Да и новшество ли это?

Вы правы, в общем-то, мы ничего нового не изобрели. Сейчас просто хотим ввести то, что во многих странах, где продвинутая экономика, давно существует. Это продукт, который позволит гражданам Казахстана иметь более расширенный доступ к медицинской помощи, по сравнению с тем медицинским пакетом, который государство предлагает сейчас. Для того, чтобы реализовать весь этот процесс, будет организован Фонд обязательного медицинского страхования. Государство будет единственным участником и управляющим этого фонда. И работодатели, и работники будут отчислять туда определенные средства для формирования средств Фонда. В принципе рассматривалось много моделей в мире, в том числе в тех странах, которые мы называем развитыми. Например, в Британии оно вообще бесплатное. В итоге мы остановились на наиболее оптимальной модели, на мой взгляд – германской. Существует она еще со времен Бисмарка. Здесь в формировании здоровья работника участвуют три стороны – государство, работодатель и сам работник. Вот приблизительно то, что нас будет ожидать.

- Если прибавить к пяти процентам, которые будет отчислять работодатель еще два – обязательство самого работника, получается семь процентов. Внушительная сумма, а что взамен?

Да, здесь уточню, что конечные 5% для работодателя будут вводиться не сразу. С 2017 года это будет два процента, и каждый год прибавляем еще по два. Таким образом, к 2020 году работодатель будет отчислять 5% из зарплатного фонда, плюс работник свои 2%, также из зарплаты. Касательно того, что работник получит взамен. Тут складывается интересная картина. Первый пакет – это базовый пакет. Его будут иметь все, независимо от того, платят за них взносы в Фонд или не платят. Сюда входит экстренная помощь, скорая медицинская помощь, какое-то плановое лечение, амбулаторное и так далее. Второй - это основной пакет, который будут иметь практически все работающие люди, за которых будут уплачены вот эти самые взносы, пять +два. Это расширенный пакет, он включает в себя кроме всего прочего еще и профилактический осмотр, и сестринский уход, и дополнительные опции. Последний пакет – приравнен больше к VIP, когда человек хочет получить какое-то сверхлечение, сверхвозможности, разумеется, за отдельную плату. Другими словами, наполнение каждого пакета будет зависеть от цены.

- Владимир Леонидович, из трех названных вами сторон – участников этого вида страхования, на Ваш взгляд, кто остается в наибольшем выигрыше? А кто в наименьшем?

Очень трудно что-нибудь сказать по этому поводу. Мы понимаем, почему сейчас вводится обязательное медицинское страхование.

Государству уже не хватает ресурсов для того, чтобы финансировать здравоохранение. Это объективные совершенно причины. Кроме того, население стареет. Мы знаем, что за последние десять лет продолжительность жизни увеличилась почти на 10 лет, а основные потребители медицинских услуг, это люди старше 50 лет. Потом в связи с внешними факторами, которые на нас всех влияют - это падение цен на нефть, это финансовый кризис, мы ведь хорошо понимаем, что поступления в бюджет государства резко сократились. Но люди есть люди и это главный капитал, их нужно лечить. Разработка данного законопроекта предполагает, что если медицина будет платной, то это заставит наших граждан следить за собственным здоровьем, отказаться от вредных привычек, заниматься спортом, не обязательно профессиональным. Что-то делать для сохранения собственного здоровья. Ведь как часто странно бывает. Человек купил автомобиль, к примеру, он его бережет, гладит, полирует. А ведь человеку досталось самое ценное, что есть на земном шаре – это здоровье. И он его совершенно не бережет. Относится как к чему-то данному. Даже автомобиль, после пробега, изнашивается. Поэтому я думаю, что тут две стороны из трех сторон выигрывают особенно, это государство и работник. Работодатель, понятно, не с большой охотой идет на это дело, для него это дополнительные траты. Насколько я знаю, даже Национальная палата, а предпринимателей обращалась в наш парламент и министерство здравоохранения с просьбой пересмотреть все это хозяйство.

- А готовы ли больницы и поликлиники к этому, как вы говорите «хозяйству»?

Это тоже правильный вопрос. Мое личное мнение, вот этот вид страхования надо было вводить после реформы здравоохранения. В настоящее время мы работаем по добровольному виду страхования. Это большой опыт, около 15 лет. Мы часто слышим жалобы клиентов на клиники. Человек приходит, он не совсем адекватен, он болен, требует к себе повышенного внимания, хочет, чтобы его нормально в больнице встретили, нормально обслужили и достойным образом пролечили. Но он приходит и этого всего не получает, отсюда и жалобы. И когда работает добровольное медицинское страхование, у нас есть возможность менять клиники. То есть если мы видим, что идут частые жалобы на какую-либо из больниц, мы разрываем договор.

- Вот в связи с этим вопрос, насколько выгодно клинике работать по страховой линии? Иной раз складывается впечатление, что пациентам со страховыми полисами некоторые врачи и не верят в то, что они больны, поскольку они не приносят живой нал?

Нет, я думаю, что это не совсем справедливое наблюдение. Когда человек приходит со страховым полисом, клинике это намного выгоднее. Зачастую если говорить честно, они начинают человека «раскручивать». Когда человек приходит со страховкой, его можно прогнать по десятку врачей, поставить предварительный диагноз под вопросом и тратить его полис, образно говоря. Ну, а потом он придет к одному врачу, потратив у других его коллег тысяч 30-40, и ему поставят диагноз. Это называется гипердиагностика. Зачастую, людям со страховым полисом выписывают очень дорогие лекарства. Хотя есть аналоги в несколько раз дешевле. Это издержки рыночной медицины.

- Если говорить о правилах начисления этих самых процентов из зарплаты, все-таки есть категории, которые будут освобождены от уплаты взносов. Понятно, когда речь идет о многодетных матерях, людях с ограниченными возможностями, но почему в этом списке, к примеру, представители правоохранительных органов?

Действительно, те категории, которые вы перечислили – многодетные матери, инвалиды – это само собой разумеющееся. Вообще от взносов будет освобождена вся социально незащищенная часть населения - неработающие, пенсионеры, многодетные семьи, инвалиды и так далее. А почему сотрудники правоохранительных органов в этом списке – мне трудно ответить на этот вопрос. Это люди, которые получают такую же зарплату как все остальные. Не знаю.

- Может быть, это можно объяснить тем, что у них есть, к примеру, своя служба, которая следит за здоровьем наших полицейских, и они вроде как не нуждаются в медицинском сопровождении? Возможно такое?

Вполне возможно. Кстати, вы задели еще один вопрос – не приведет ли введение обязательного медицинского страхования к сокращению тех служб, которые оказывают медицинские услуги на предприятиях? Вот, например, очень крупные наши предприятия, крупнейшие наши налогоплательщики и работодатели – «Казцинк», «Арселор», «Казахмыс» и так далее, все они имеют свои клиники, своих врачей. Конечно, там не полный спектр услуг, но он имеется. И работодатель на это выделяет определенные суммы. Будут ли они работать дальше – вопрос открытый.

- Вы уже затронули тему настроений тех же работодателей. На Ваш взгляд, насколько справедливы недовольства представителей МСБ?

Скажу так, одно послабление им все-таки сделали. Средства, которые пойдут в Фонд, будут относиться к вычетам из налоговой отчетности. И это правильно. То есть работодатель должен быть заинтересован в том, что его работник здоровый. МСБ сейчас ведут в основном такую политику – часть сокращает работников, часть сокращает зарплаты. Я никогда в жизни не был пессимистом, но привести это может к серым схемам выплаты зарплаты, те люди, которые захотят уйти от этих обязательств, будут отчитываться по минимальным показателям. В общем, поживем, увидим. У нас ведь был уже печальный опыт с Фондом медицинского страхования в Казахстане в 1998 году. Разработчики на сто процентов учли все недостатки, которые были тогда. Почему так долго не возвращались, потому что плохое помнится очень долго, 17 лет прошло. Они учли все противовесы, все издержки. А то, что дополнительная нагрузка, то тут, в общем-то, законы экономики, законы физики срабатывают. Помните закон Ломоносова – ничего из ничего не возникает, и никуда не исчезает. Все только переходит из одного состояния в другое.

- То есть, работодатель, вкладываясь в обязательное медицинское страхование, где-то сэкономит?

Да. На вычетах из налогообложения. И, повторюсь, это правильно.

- Сэкономленная сумма будет равнозначна потраченной?

Нет, она не будет покрывать все затраты, она покроет только часть. Но все-таки, дело в том, что разговор о внесении этих средств на вычеты идет, то есть мы пришли к нормальной, цивилизованной форме. Это хоть каким-то образом будет стимулировать работу МСБ.

- Средства будут перечисляться в Фонд медицинского страхования. На что впоследствии будут потрачены эти деньги?

Когда Минздрав излагал концепцию законопроекта, он декларировал, что эти средства будут потрачены на приобретение какого-то современного оборудования. Мы часто наблюдаем, как родители объявляют сбор средств на лечение ребенка за границей, только потому, что у нас нет соответствующего оборудования. У меня часто возникает вопрос – почему? У них другие руки или головы? Почему в Германии или Корее могут, а у нас не могут? Я думаю, что квалификация большей части наших врачей достаточно высока, не хватает лишь технических ресурсов. Естественно часть будет потрачена на повышение зарплат работников здравоохранения, тоже справедливо. Ну и часть средств на расширение палат, клиник, дополнительный уход, и так далее. Сейчас трудно прогнозировать. Совершенно будет ясно после первого года работы. Будут отчеты - куда потратили деньги, по крайней мере, так обещали.

- Страховые компании в данном процессе участвовать не будут вообще?

К сожалению, нет. Страховые компании от этого процесса удалены. Какие были соображения – трудно сказать. Мое личное мнение, страховые компании должны были быть включены в этот процесс, чтобы создать конкурентную среду. Человек должен иметь право выбора, право выбора пакетов. У страховых компаний, у которых есть добровольное страхование, у них уже развитая сеть, наработанный опыт, свои врачи, свои клиники, свои ассистансы – это структуры, которые организуют медицинские услуги, они работают в промежутке между страховой компанией и клиентом. Как будет работать Фонд – я думаю, покажет опять же время. Средства там будут очень немалые, это огромные деньги и если с умом ими распорядиться, то когда-нибудь мы будем гордиться нашей медициной.

- Будем надеяться на это, спасибо вам за интересную беседу!

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вверх
Новости партнеров: