У нас существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов
АВТОР

09.06.2017 • 09:55 4863

У нас существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов 09.06.2017 • 09:55

Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний

Национальный банк всерьез занялся работой над ошибками в банковском секторе. Помимо вопросов к игрокам, у регулятора возникли вопросы к аудиторам. Критика прозвучала на нашем сайте от заместителя председателя Национального банка Олега Смолякова. По его словам, «аудиторские организации подтверждают отчетность финансовых организаций. Это один из основных инструментов, обеспечивающих прозрачность деятельности финансовых организаций, а также выполнение Национальным банком своих контрольных и надзорных функций. Также на основе анализа финотчетности организаций Нацбанк получает объективную информацию о деятельности финансовых организаций, необходимую для принятия соответствующих решений. И от того, насколько аудиторы будут добросовестно выполнять свои обязанности, зависит точность и объективность получаемой нами информации». В основном вопросы связаны с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финансовых организаций. К примеру, вопрос оценки займов, выданных финорганизациями.

Для прояснения ситуации «Капитал.kz» обратился к Асель Хаировой, управляющему партнеру KPMG в Казахстане и Центральной Азии — компании, входящей в «большую четверку». Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний.

— Асель, не так давно Нацбанк сделал ряд критических заявлений в отношении аудиторских компаний, в частности, связанных с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финорганизаций. Также регулятор призвал к ужесточению ответственности аудиторов. Почему, на ваш взгляд, этот вопрос стал актуальным сейчас?

- Как мы видим, на банковском рынке наблюдается непростая ситуация, и финансовые институты столкнулись с рядом вызовов. Но опять же, на рынке финансовых услуг представлены не только банки, но и рейтинговые агентства, страховые компании, депозиторы, заемщики, оценщики, аудиторы, а также регулятор. Каждый из них несет свою ответственность, поэтому стабильность и устойчивость действующей модели финансовой системы зависят от качественного взаимодействия всех этих игроков. Вопрос особой ответственности аудиторов, возможно, возник в силу недопонимания целей аудита финансовой отчетности и так называемого «разрыва» между ожиданиями от аудита пользователями отчетности, включая регулятора, и действительной зоной ответственности аудитора. Как я уже говорила, у каждого участника рынка финансовых услуг есть своя миссия и зона ответственности, что не исключает взаимодействия между звеньями единой цепи.

— Но вопросы возникли к данным аудированной финотчетности. Действительно ли она не отображает реального положения дел в банках?

— Здесь я хотела бы обратить внимание на четыре важных аспекта. Во-первых, аудитор проводит работу в отношении финансовой отчетности, а за нее несут ответственность руководители банков и лица, отвечающие за корпоративное управление. Во-вторых, аудиторы в рамках своей работы основываются на принципах разумной уверенности, а не полной гарантии. Абсолютная гарантия отсутствия искажений в финансовой отчетности не может быть достигнута в связи с ограничениями, присущими аудиту и аудиторским процедурам. В-третьих, аудиторы выражают свое мнение на основе принципа существенности, при этом уровень существенности определяется аудитором исходя из профессионального суждения в соответствии с требованиями Международных стандартов по аудиту (МСА). В-четвертых, аудитор проводит аудит и выражает мнение согласно требованиям этих стандартов, законодательно утвержденных в Казахстане. В то же время регулятор проводит свою проверку в соответствии с внутренними стандартами и правилами, которые отличаются от МСА и могут привести к другим результатам.

Напомню, что в Казахстане аудиторские отчеты и прилагаемые к ним финансовые отчетности размещаются на сайтах банков, а также в Депозитарии финансовой отчетности. Любой пользователь, включая акционеров, потенциальных инвесторов, регуляторов, государственные органы, рейтинговые агентства, покупателей, поставщиков, заемщиков, вкладчиков, сотрудников и других контрагентов, может получить аудиторские отчеты в открытом доступе. Соответственно, у нас, несомненно, существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов, которые добавляют уверенность и доверие к финансовым отчетностям, выпускаемым банками.

— И все же перейдем к замечаниям регулятора, с какими вы можете согласиться, а с какими — нет?

— Я бы не стала делать заявления от имени всех игроков, но в отношении того, что делает KPMG, смогу дать краткое резюме.

Стоит обобщить основные замечания в три категории. Первая — оценка выданных банками займов и сомнения регулятора в достаточности провизий по кредитным портфелям, в частности, в отношении реструктуризированных займов и крупных займов, представляющих значительную часть ссудного портфеля и имеющих признаки приближающегося дефолта заемщика. Вторая группа — обоснованность будущих денежных потоков, а также эффективность предоставляемых страховых полисов в качестве покрытия рисков дефолта в целях расчета провизий по обесцененным кредитам. И третья категория — качество отчетов по оценке залоговых активов, используемых как подтверждение адекватности стоимости залогового обеспечения.

Оценка возмещаемости кредитного портфеля основана на суждениях как со стороны руководства банков, так и со стороны аудиторов. В новых форматах аудиторских отчетов за 2016 год аудитор раскрывает процедуры по ключевым аудиторским вопросам, а в случаях аудита банков могут описываться процедуры, примененные для оценки выданных кредитов. Понимая, что в результате тех или иных профессиональных суждений мы приходим к определенным выводам, наша задача, чтобы эти суждения имели аргументацию, были обоснованы и разумны, в особенности в отношении нестандартных активов. В работе же регулятора, как мы понимаем, применяются определенные, четко регламентированные правила оценки с минимальным количеством субъективных суждений, что, несомненно, является установленной для целей регулятора практикой. Однако может в результате продемонстрировать другие, по сравнению с работой аудитора, результаты.

Чтобы пояснить свою позицию, я хотела бы акцентировать основные моменты нашей работы по каждой из обозначенных выше категорий.

Первое. Кредиты, выданные банками, являются одним из существенных аспектов нашего аудита банков, и в KPMG существуют тщательно отработанная программа и внутренние инструкции по проведению аудита этих активов, основанные на требованиях МСА и законодательства РК, включая постановления, правила и инструкции Национального банка.

Как показывает практика, зачастую причинами реструктуризации займов могут быть рыночные основания, но если же реструктуризация происходит в связи с финансовыми затруднениями или нарушениями сроков или сумм выплат по кредиту, то мы рассматриваем эти факты в качестве признаков обесценения. В таких случаях мы проводим дополнительную аудиторскую работу, такую как проверка адекватности суждений, используемых банком при расчете провизий по реструктурированным займам, проверка операционных финансовых моделей этих заемщиков и залогового обеспечения таких займов. На основании всех полученных аудиторских доказательств аудитор может прийти с предложением к руководству банка о начислении дополнительных провизий либо согласиться с позицией банка в случаях, когда дисконтированные денежные потоки от операционной деятельности заемщика и/или залоговое обеспечение дают достаточное покрытие риска потенциальных потерь по займу. Соответственно, признаки обесценения не во всех случаях приводят к признанию убытка от обесценения. Как правило, индивидуально существенные займы попадают в наши выборки и проверяются отдельно.

Второе. Основными источниками подтверждения возвратности займов являются операционные денежные потоки и «твердые» залоговые активы, которые мы аудируем на предмет обоснованности и вероятности получения возмещения при реализации залога. Касательно будущих денежных потоков от операционного бизнеса заемщика для оценки займов хотела бы отметить, что применение будущих денежных потоков не запрещено, а, более того, регулируется требованиями п. 5 Правил по созданию провизий, утвержденных Нацбанком РК.

В крайне редких случаях, когда страховые полисы все же рассматриваются как варианты для дополнительных аудиторских доказательств, мы внимательно читаем условия договоров страхования для четкого понимания того, что является страховым случаем и какова степень вероятности покрытия убытков при наступлении случаев дефолта по займам.

Третье. Возражения или замечания по качеству отчетов по оценке залогового имущества представляются банкам, но в итоге являются ответственностью и предметом взаимоотношений между заказчиком-банком и оценочной компанией. Формат и содержание аудиторского отчета не предполагают раскрытие всех наших наблюдений и замечаний по процессу аудита, но если таковые замечания имеют систематический и существенный характер, влияющий на системы контролей и процессы, включая принятие некачественных отчетов по оценке, то такие рекомендации отражаются в письме к руководству, нежели в аудиторском отчете.

Как указано выше, мы в ходе своего аудита учитываем замечания, озвученные регулятором в прессе. Касательно того, почему у Нацбанка все же имеются такие вопросы по качеству оценки займов, то, по моему предположению, эти вопросы могут относиться к конкретным банкам и ситуациям, и, соответственно, такое понимание и открытый диалог регулятора с конкретными аудиторами помогут конструктивно разрешить существующие вопросы или разногласия в подходах. Также не исключаю, что подходы, применяемые аудиторами и Национальным банком к оценке займов, отличаются.

— То есть между аудиторами и регулятором не было взаимодействия?

— Да, признаю, раньше не было достаточного взаимодействия аудиторов с регулятором. Но с начала года ситуация изменилась, сегодня у нас есть конструктивный диалог с Нацбанком, в частности с департаментом банковского надзора, в ходе которого мы обсуждали вопросы в рамках озвученной в прессе критики. Такой диалог, по нашему мнению, однозначно важен для аудиторов, поскольку позволяет понять позицию Нацбанка, а также оценить дополнительные зоны риска, выявленные регулятором в ходе проверок.

Если же рассуждать о том, насколько для Национального банка достаточны аудиторские отчеты для эффективного осуществления своих надзорных функций, то, возможно, ожидания от использования только таких аудиторских отчетов завышены в текущих регуляторных условиях по нескольким причинам. Во-первых, регулятор в ходе своих надзорных проверок уже получает требуемую информацию в оперативном режиме и у него зачастую есть информация для обсуждения результатов проверки с руководством банков. Во-вторых, аудиторское мнение предоставляется в отношении финансовой отчетности в целом и предназначено для широкого круга пользователей, в то время как регулятор может быть заинтересован в специфичном акценте или в какой-либо конкретной области деятельности финансовой организации, которые стандартный формат аудиторского отчета не предоставляет. В-третьих, регуляторы в некоторых странах с развитой финансовой системой, помимо заключений аудитора по финансовой отчетности, пользуются также дополнительными отчетами, которые наиболее соответствуют их целям. Например, по вопросам риска ликвидности, комплаенсу с правилами в отношении «предотвращения мошенничества и финансирования терроризма», некоторым аспектам внутреннего контроля и рыночных рисков, комплаенсу с правилами системы управления рисками и корпоративного управления, а также безопасности IT-систем и другим вопросам.

Внимание, которое регулятор обращает на вопрос достоверности финансовых отчетностей финансовых организаций и их подтверждение аудиторскими компаниями, по моему мнению, является своевременной и правильной тенденцией в контексте современных вызовов и озвучиваемой Нацбанком необходимости оздоровления банковской системы. Однако, рассматривая элементы критики регулятора, считаем, что ответы на них в нашем случае надо конкретизировать отдельно по ситуациям.

— В интервью Олег Смоляков отметил, что в банковском секторе наблюдался вывод капитала связанным компаниям: «Эти транзакции следовало отражать на уровне финансовой отчетности как движение собственного капитала, то есть выплату дивидендов, а не расходы по оплате работ и услуг. Аудиторским организациям при проведении аудита нужно обращать особое внимание на подобные операции и формат их раскрытия в финансовой отчетности». Уточните, пожалуйста, по данному вопросу. Могут ли аудиторы выявить этот факт?

— Работы и услуги, такие как рекламные, маркетинговые, информационные или консалтинговые, обычно являются необходимыми операционными статьями для эффективного функционирования банков. Использование связанных компаний для оказания таких услуг и работ возможно, и в таких случаях требуется раскрытие этих операций и балансовых остатков в финансовой отчетности. Признание затрат по приобретенным товарам, услугам или работам в отчете о прибылях и убытках или в капитале зависит от конкретных обстоятельств и является предметом нашего акцентированного внимания. В определенных случаях, когда операции по приобретению товаров, услуг и работ со связанными компаниями не имеют обоснования, для чего такие услуги или работы были приобретены, то в капитале производится признание всей суммы транзакции. По приобретению и продаже финансовых инструментов в результате операций со связанными сторонами выводы требуют рассмотрения условий стандарта МСБУ 39 «Финансовые инструменты» и могут отличаться от вышеуказанной позиции в отношении операций с товарами, работами и услугами. Аудиторы обычно рассматривают такие операции со связанными сторонами в соответствии с требованиями стандартов и проверяют полноту и правильность раскрытия такого рода операций в финансовой отчетности банка.

— Регулятор намерен усилить ответственность аудиторских компаний. Каково ваше отношение к данному вопросу?

— Ответственность аудитора заключается в получении разумной уверенности в том, что финансовая отчетность в целом не содержит существенных искажений вследствие недобросовестных действий или ошибок, и в выпуске аудиторского отчета, содержащего наше мнение. Аудиторское мнение может быть безоговорочным либо содержать модификации в случае, если аудитор не согласен с позицией банка или не имеет возможности получить достаточные аудиторские доказательства от руководства банка по существенным суммам либо раскрытиям.

То есть ответственность аудитора четко регламентирована Международными стандартами по аудиту и законодательством РК, и в ходе диалога с регулятором мы пришли к взаимопониманию, и Национальный банк это подтверждает, что под «усилением ответственности» понимается «оказание качественных аудиторских услуг в соответствии с законодательной, регуляторной и профессиональной ответственностью».

— Нацбанк нацелен на коммуникации и взаимодействие с аудиторскими компаниями. На какой контакт вы с ним рассчитываете?

— Как я уже отметила, у нас выстроился регулярный и конструктивный диалог с Национальным банком, в ходе которого мы обмениваемся профессиональным мнениями и находимся в поиске решений трудных вопросов, связанных с обострением в соотношениях пруденциальных нормативов, финансовых результатов банков и аудиторского мнения.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Нацбанк KPMG Асель Хаирова

09.06.2017 • 09:55 4863

Поделиться
Loading...
  • Kapital.kz – информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. Запрещается использование материалов Центра деловой информации Kapital.kz казахстанскими интернет-СМИ, несмотря на наличие гиперссылки на источник. Данным разрешением обладают исключительно информационные партнеры. Также не допускается перепечатка материалов делового портала Kapital.kz, которые прозвучали в эфире радиостанций, телеканалов, появились на страницах газет или были размещены на интернет-ресурсах, являющихся информационными партнерами Kapital.kz.
    Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus