Медицинский туризм: кому в Казахстане лечиться хорошо?
АВТОР

30.06.2016 • 09:22 4322

Медицинский туризм: кому в Казахстане лечиться хорошо?

В прошлом году нашу страну посетили 3623 иностранных пациента

По оценкам специалистов из Harvard Medical International, еще 10 лет назад из Казахстана ежегодно «уплывало» порядка 200 миллионов долларов за счет пациентов, выезжавших за границу на лечение. Тогда ситуация была близкой к возникновению реальной угрозы национальной безопасности. Сегодня ситуация поменялась кардинально. Главным достижением последних лет стало то, что Казахстан вошел в число 22 стран мира, проводящих уникальные высокотехнологичные операции на открытом сердце. По некоторым данным, в прошлом году нашу страну посетили 3623 иностранных пациента. Много это или мало? И что сегодня Казахстан может предложить зарубежным гостям, которые едут в нашу страну за здоровьем? Об этом в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказал генеральный директор медицинского центра «Сункар» Куаныш Керимкулов.

- Куаныш Джамбирович, как вам показатель по пролечившимся в нашей стране иностранцам. 3623 человека – это может впечатлять?

- Если говорить об этой цифре, то данные сильно занижены. В Казахстане обслуживается в два и даже три раза больше иностранных медицинских туристов. Все дело в том, что многие из них, обращаясь в медицинские организации, не фиксируют, гражданами какой страны они являются, рассчитываются в основном нашей национальной валютой, платежи не проходят через банковские транзакции, и, естественно, вести учет в таких случаях невозможно.

Мы вообще должны понять, что такое медицинский туризм. Он должен иметь четкое определение. Как и во многих странах, у нас есть внешний медицинский туризм и внутренний – для наших граждан, пациентов, которые проживают в Казахстане и приезжают в тот или иной город из других регионов. Внешний – понятно, когда приезжают люди из других стран.

- Как развиваются эти два пласта медицинского туризма в рамках Казахстана?

- Я считаю, что в принципе в Казахстане дела идут неплохо. Эта отрасль развивается очень эффективно. Понятно, что туризма нет в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, в основном он платный и чаще всего оказывается частными медицинскими компаниями. То есть частный сектор в медицине привлекает деньги из-за рубежа.

- Об ассортименте медицинских услуг, интересных иностранцам. Есть вот такие данные: наиболее востребованными в 2013 году были микрохирургическое удаление грыжи диска позвоночника, экстракорпоральное оплодотворение, кардиохирургические операции на клапанах сердца и эмболизация маточных артерий. Что думаете, действительно ли в основном за этими операциями едут в Казахстан?

- Думаю, нет. Основными услугами все-таки являются диагностика, check-up (обследование, которое человек сознательно хочет пройти, чтобы узнать больше о своем здоровье – прим. ред.) и онкология. В основном приезжают из России, Узбекистана и Кыргызстана, редко из Таджикистана. Здесь вообще сложно выявить какую-либо тенденцию, неважно в какой сфере. Вы должны понимать, что в основном, как я уже сказал, эти услуги оказываются частными клиниками, не государственными. Естественно, частные учреждения не предоставляют подобную информацию, да ее никто и не запрашивает. Если бы в Казахстане была какая-то информационная система, может быть, возможно было бы отследить рынок. Но ее нет.

- Ну, давайте будем исходить из того, что имеем, какой информацией располагаем. Вы сказали диагностика, обследования и онкология. На ваш взгляд, этого достаточно для того, чтобы говорить о развитии медицинского туризма?

- Давайте я расширю ваше понимание о том, какие медицинские услуги мы оказываем для граждан других стран. Например, наши врачи могут проводить диагностику, КТ, электроэнцефалографию на расстоянии. Многие наши частные компании это и делают. Да, это не совсем медицинский туризм, но там оборот превышает даже уровень в обычном медицинском туризме. Вы также должны понимать, что стоимость наших врачей в разы дешевле, чем стоимость их коллег в той же России или странах Европы. Нашему врачу не обязательно платить 100 долларов за определенное исследование, наш врач готов и за 10 долларов оказать эту услугу и будет счастлив. Конечно, денежное несоответствие, некая дискриминация есть. Но в целом, если говорить о покупательной способности тенге, то на те же 10 долларов в Казахстане можно купить примерно столько же продуктов, условно говоря, сколько на 100 долларов, скажем, в Европе.

- Да, разброс цен на одни и те же услуги в разных странах удивляет. Вот информация, которая попалась мне на глаза: трансплантация костного мозга в Казахстане обходится в 51 тысячу долларов. В то же время в России такая операция стоит 90 тысяч. Трансплантация печени в нашей стране в пять раз дешевле, чем в Турции. Она обходится в 20 тысяч. В то же время трансплантация почки в Казахстане стоит 16 тысяч долларов, а в России – 40 тысяч. Как нам удается держать такие цены?

- У нас в Казахстане есть три порядка цен на медицинские услуги. Первый порядок – это цены, которые определяет Комитет оплаты медицинских услуг при Минздраве. Это самый высокий уровень цен, например, там почка приблизительно стоит, как вы говорите, 16 тысяч долларов. Есть порядок чуть ниже – это те услуги, которые оплачивают страховые компании. И самые низкие цены на уровне платных услуг. Например, в этой категории в Казахстане платная пересадка почек не дороже 10 тысяч долларов. Иностранцы приезжают и пользуются. Им легче пересадить почку в Казахстане за эти деньги, чем пересаживать ее в Китае, Пакистане или Европе за 50 тысяч долларов.

- Так из чего складывается такая цена? Из работы врачей? А цена на сам биоматериал, то есть та же самая почка в разных странах стоит одинаково или нет?

- Причина вот в чем. В Казахстане медицинские услуги не обременены налогами – ни корпоративным, ни НДС. Плюс материализация наших зарплат достаточно высокая, номинальная стоимость очень низкая. Другими словами, основные затраты в этом направлении – это, да, фонд оплаты труда.

- Так то, что наши врачи не обременены налогами – это плохо?

- Конечно, это очень плохо. Все должны понимать, что любой налог, если он правильный, у него всегда созидательая функция. Когда налог отсутствует, это значит есть высокий ущерб, который наносит политика государства самой отрасли.

- Интересная мысль, а вы ее доносили до нужных людей?

- Конечно, я писал в правительство.

- Какой была реакция?

- Там посчитали, что я немного неадекватен.

- А каков ваш личный опыт, в рамках центра «Сункар»? Как обстоят дела с медицинским туризмом?

- Я постоянно мониторю свой бизнес, объемы, которые нам приносят иностранные пациенты, и те услуги, которые мы оказываем за границу. На сегодня объем небольшой. Он составляет менее 5%, но все равно это достаточно нормальный, средний мировой показатель.

- А что касается выездного туризма, какая тенденция здесь? Как много казахстанцев выезжает за рубеж в поисках лечения?

- Казахстанцы выезжают часто и в больших количествах. И это солидные потери для государства. Понятно, чем больше недоверия общества к нашей медицине, тем чаще люди будут уезжать за границу. Это маркер недоверия. Поэтому, чтобы это устранить, чтобы люди больше лечились в Казахстане, нужно произвести в самой системе немало изменений. Одно из главных – внедрить внутреннюю национальную аккредитацию медицинских организаций. При этом эту аккредитацию ни в коем случае не должна проводить ни одна общественная организация, и не государственная. Аккредитацию должны проводить только частные организации. Налогоплательщик не должен оплачивать нерадивость учреждения и врачей. Что такое аккредитация? Это когда внешнее, третье лицо несет ответственность перед пациентом.

- А как вы сегодня оцениваете уровень доверия к отечественной медицине?

- Я бы сказал так: он мог бы быть лучше, и деньги бы не уходили из Казахстана, а напротив, вливались в страну. И для этого, вот что самое интересное, государству не нужно нести большие затраты, нужно просто изменить соответствующую нормативно-правовую базу. И все.

- И все-таки в продолжение темы выездного туризма, за какими услугами едут казахстанцы за бугор?

- Чаще всего едут на check-up. Выезжают также на некоторые операции, в том числе для лечения онкологии. Немало выездов за лечением по новым технологиям. Таковых в Казахстане еще пока очень мало, или их вообще нет. Например, исследования на позиторном эмиссионном томографе с редкими радиофармпрепаратами у нас в Казахстане пока нет. Человек вынужден выезжать. Или, например, есть некоторые методики лечения онкологических заболеваний, которые используются для лечения запущенных 3, 4 степеней, чего в Казахстане также нет.

- Услышала информацию от ваших коллег о том, что франшизой «Сункара» заинтересовались за рубежом, в Чехии, по-моему…

- И чехи, и россияне, и грузины. В России мы уже внедрились, там наша франшиза уже внутри страны. А с другими государствами пока ведутся переговоры. Больше всего их интересует та форма корпоративного управления и медицинская информационная система, которую мы используем в нашей клинике.

- А в чем уникальность корпоративного управления и информационной системы вашей клиники?

- Уникальность в том, что совет директоров несет полную материальную ответственность за недостигнутый KPI. То есть, если мы возьмем даже простой финансовый результат, к примеру, клиника должна зарабатывать 1000 долларов в год. Если не заработали – члены совета директоров доносят компании недополученную прибыль из своего кармана.

- Как давно вы практикуете такую модель? Насколько уже пришлось раскошелиться членам совета директоров?

- Недавно. Всего полтора года. Пока раскошеливаться не пришлось, напротив, были существенные бонусы.

- Куаныш Джамбирович, давайте подытожим наш разговор. При каких условиях, на ваш взгляд, возможно развитие медицинского туризма в нашей стране? Какой должна быть благодатная почва?

- В первую очередь нужно ввести налоги. И также нужно ввести обязательное медицинское страхование, но не в той форме, которую нам сейчас предлагает закон. Здесь лучше всего ничего не придумывать. Есть 30 стран, модели которых мы должны придерживаться. Все успешные государства почему-то пользуются не английской, не немецкой моделью страхования, а американской, потому что она делает отрасль более устойчивой, более развитой, а граждан более защищенными. У нас же в законе все еще не прописаны такие вещи, как «что является страховым случаем», «кто страховщик», «кто будет перестраховочной компанией», и, естественно, многие вещи упущены. Но я думаю, что наше правительство найдет бреши в этом нормативно-правовом акте и все будет нормально. Я повторюсь: чтобы сделать что-то хорошее, нужно это «что-то хорошее» у кого-то скопировать, внедрить, а потом уже через 5-10 лет потихоньку добавлять свои инициативы. У нас хорошие врачи, хорошие специалисты, у нас шикарные университеты, у нас даже стандарты диагностики на мировом уровне. Ресурсы есть, нужно научиться ими пользоваться.

- Спасибо за интересную беседу и полезную информацию. Успехов вам!

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Сункар Медицина Казахстан Куаныш Керимкулов

30.06.2016 • 09:22 4322

Поделиться
Новости партнёров
Loading...
  • Kapital.kz – информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. Запрещается использование материалов Центра деловой информации Kapital.kz казахстанскими интернет-СМИ, несмотря на наличие гиперссылки на источник. Данным разрешением обладают исключительно информационные партнеры. Также не допускается перепечатка материалов делового портала Kapital.kz, которые прозвучали в эфире радиостанций, телеканалов, появились на страницах газет или были размещены на интернет-ресурсах, являющихся информационными партнерами Kapital.kz.
    Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus