Сергей Смирнов: Четвертый НПЗ нам только снится…
АВТОР

30.10.2015 • 14:37 10441

Сергей Смирнов: Четвертый НПЗ нам только снится…

Эксперт рассказал о ситуации на рынке ГСМ

События, которые сегодня разворачиваются вокруг народной марки бензина АИ-92, да и в целом всего рынка ГСМ, для обывателя остаются загадкой. У каждого казахстанского автовладельца имеющиеся познания о развитии отечественной нефтяной отрасли никак не вяжутся с печальной действительностью. «Черное золото в нашей стране течет рекой, откуда такие цены на АЗС?» – говорят автолюбители. Еще большую неразбериху в умы граждан внесло заявление министра энергетики Владимира Школьника о том, что в ценообразовании бензина мы оглядываемся на Россию. Эксперт нефтегазового рынка Сергей Смирнов в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал о природе зависимости цен на бензин от рубля, а также поделился прогнозами и своими ожиданиями от запуска четвертого НПЗ в Казахстане.

- Сергей Леонидович, о зависимости цен на бензин в Казахстане от российского рубля сказано было уже немало. Причины изучены и разложены, как говорится, по пунктам. Интересно другое, вот те 30-40%, которыми россияне обеспечивают наш рынок, когда мы сможем «вернуть» посредством собственных ресурсов?

- Да, действительно, зависимость происходит из-за недостатка нефтепродуктов на нашем рынке. Покрыть этот объем действующие в Казахстане НПЗ были в состоянии в 1991 году, мощность этих заводов тогда составляла 18 млн тонн (при объемах нефтедобычи в 25 млн тонн). Но прошли годы, заводы морально и физически износились, и сейчас они выше 15 млн тонн перерабатывать просто не могут.

- Такая ситуация на всех трех НПЗ?

- Да. В сравнении с Павлодарским и Шымкентским НПЗ особенно тяжелая ситуация на Атырауском заводе. Он был построен по ленд-лизу еще в 1945 году, его неоднократная модернизация так и не привела к достижению заявляемых властями параметров переработки, и до сих пор он является самым отсталым НПЗ в республике.

- А что касается качества производимого на этих НПЗ бензина. Действующие заводы в настоящее время ведут активную работу по модернизации и к 2017 году обещают обеспечить рынок высокооктановым бензином, что думаете?

- Я боюсь, что наши власти опять в эти сроки не уложатся. Дело в том, что, когда в мае 2009 года был принят комплексный план модернизации этих НПЗ, сроком окончания указывался 2014 год. Сейчас уже заканчивается 2015 год, и что мы имеем: на Атырауском заводе в октябре был запущен комплекс по производству ароматических углеводородов, и тот, нужно отметить, был введен с опозданием на год. Что касается остальных заводов, то на них также полностью модернизация не проведена. Так, в Шымкенте буквально на днях введена лишь установка по гидроочистке, что позволяет выпускать дизельное топливо класса Евро-4 и Евро-5, но и она еще пока не вышла на рабочий режим. На Павлодарском заводе, по-моему, едва закончили проектно-сметную документацию, то есть до завершения работ еще далеко, и я полагаю, что в оставшийся срок там также не уложатся.

- А как сильно процессы по модернизации сказываются на конечной стоимости бензина?

- Для этого обратимся к прошлому. Когда утверждался план этих трех заводов в 2009 году, называлась цена модернизации – 3,5 млрд долларов. И, кстати, по этой причине тогда отказались от строительства нового завода (стоимость его строительства тогда оценивалась в 6 млрд долларов). То есть почти двукратная экономия средств. В прошлом году чиновниками называлась цифра в шесть миллиардов долларов. Отпуск тенге в свободное плавание приведет к дальнейшему удорожанию модернизации заводов. Погрязшая в долгах национальная компания «КазМунайГаз» финансировать ее не в состоянии, и модернизация проводится на заемные деньги. Так, на модернизацию Атырауского НПЗ в 2012 году был взят банковский кредит, который должен быть возвращен к 2025 году. Возврат взятых на модернизацию заводов кредитов, безусловно, ляжет на потребителя, который будет покупать бензин.

- А касательно четвертого НПЗ, который, по некоторым заявлениям, уже вот-вот начнет работать. Какая информация у вас?

- Ситуация с четвертым НПЗ более чем странная. Возможность его строительства обсуждается уже более десяти лет. Но с места этот проект так и не сдвинулся. Даже требование президента Нурсултана Назарбаева предоставить ему в марте прошлого года расчеты по строительству и месту расположению четвертого НПЗ выполнено не было. В ход пошли различные оправдания. В частности, чиновники заявили, что на топливном рынке страны тогда возникнет избыток бензина и им необходимо время для определения объемов переработки сырья и рынков сбыта полученных нефтепродуктов. Раньше они этого сделать, видимо, не могли. Сейчас этот НПЗ предлагается строить в Мангистауской области. Однако на него пока нет даже ТЭО (технико-экономическое обоснование. – Ред.). И, если он и будет построен, то рассчитан на иранскую нефть, которая может пойти после снятия санкций с Ирана. Нашей нефти не только на новый завод - как минимум «шестимиллионник», - но и на расширенные мощности модернизированных заводов просто не хватит. Сейчас на наших НПЗ может перерабатываться не более 15 млн тонн, а по завершении модернизации объемы переработки должны возрасти до 18,5 млн тонн. Вопрос – где взять недостающие объемы? В последние годы у нас идет сокращение уровня добычи: с почти 82 млн тонн в 2013 году он упал до 80,8 млн тонн в 2014 году. В текущем году ожидается еще меньше – около 80 млн тонн. Наши самые крупные поставщики нефти – Тенгиз и Карачаганак – не смогут дать необходимые для переработки объемы, поскольку работают по соглашениям о разделе продукции. Главное, вся налоговая политика страны ориентирована на экспорт сырья, а не на его переработку. К примеру, при поставках сырой нефти на отечественные НПЗ платится НДС, а при ее экспорте – нет. Такая ситуация провоцирует нефтедобытчиков поставлять сырье на экспорт, а не на обеспечение им наших НПЗ.

- Интересные цифры были озвучены профильным министерством. Речь идет о марже АЗС. Так, нам предлагается вот такое распределение: оптовая цена на 61% состоит из цены недропользователя, 22% приходится на переработку нефти, 16% уходит на налоги и доход от продажи составляет всего один процент. Получается, не так уж выгодно в нашей стране продавать бензин, вы как думаете?

– Эти данные приводил Владимир Школьник, насколько я знаю. В противовес ему могу привести структуру ценообразования на АИ-92, к примеру, в России. Там на сырую нефть приходится 6%, переработка и транспортировка практически такая же, как у нас – 22%, маржа при реализации бензина на оптовом рынке в России около 17%. Все остальное это налоги (акцизы, НДПИ, НДС и т. д). Таким образом, если в России почти 50% от стоимости горючего формируется за счет различных налогов, то в Казахстане за счет сырья. Поэтому в России свыше 50% от стоимости топлива идет в бюджет, а в Казахстане достается именно оптовым компаниям, поскольку и поставщики сырья, и получатели нефтепродуктов – это одно и то же лицо, если быть точнее, аффилированные компании. И поэтому тут одним процентом дело не обходится. Если в России их коллеги получают 17% прибыли, то, как у нас они могут получать всего один процент и не бедствовать?

- А если вникнуть в правила работы оптовиков и розничных торговцев, какие они сегодня?

- Основными поставщиками сырья на НПЗ и соответственно получателями нефтепродуктов в Казахстане являются пять компаний – это ТОО «Petrosun», АО «КазМунайГаз – Переработка Маркетинг», ТОО «Petroleum Operating», ТОО «Саутс-Ойл» и компания «Litasko SA». На них приходится 86% в общем объеме перерабатываемой нефти и около 88% бензина, 86% - дизтоплива и 77% - мазута, отгруженных с НПЗ нефтепродуктов. Таким образом, свыше 80% оптового рынка нефтепродуктов принадлежит этим, диктующим политику на рынке, пяти компаниям, у которых розничные сети в основном приобретали топливо. При этом оптовые цены на нефтепродукты (в отличие от розничных цен на АИ-92, АИ-80 и дизтопливо) государством не регулировались. Это позволяло оптовым поставщикам при «замороженных» розничных повышать закупочные цены на свою продукцию. Так, в текущем году только за период с марта по май включительно оптовые цены на АИ-92 выросли на 26%. Другой пример: при повышении в августе прошлого года стоимости литра АИ-92 с 115 тенге до 128 тенге из разницы в 13 тенге оптовым поставщикам досталось 11 тенге, розничным всего 2 тенге. Режим сдерживания цен на бензин АИ-92 закончился 4 сентября, когда Минэнерго отказалось от его регулирования. Рассматривается предложение об отказе от регулирования цен на АИ-80 и дизтопливо. Однако рыночные механизмы не могут действовать на рынках таких безальтернативных продуктов как бензин. Особенно в условиях дефицита. В этой сфере государству надо ввести регулирование оптовых цен с установлением маржи для розницы.

- Согласны ли вы с тем, что если какой-либо продукт на рынке представлен в избытке, соответственно цена на него будет приемлемой. К примеру, Южно-Казахстанский регион. Здесь область на 98% обеспечивается за счет областного НПЗ. И Южно-Казахстанской области не нужны 30-40% российского бензина, тогда чем объясняется рост цены здесь?

- В нормальной рыночной экономике действительно рынок диктует цену. И это было бы, если бы наши НПЗ могли полностью удовлетворить спрос. Но у нас дефицит топлива лечится только одним способом: повышением цен. Другой способ – увеличение объемов производства – властям, видимо, не по силам. Высокие цены в ЮКО можно объяснить, во-первых, желанием избежать перетоков топлива из одного региона в другой. Представьте, если в ЮКО бензин будет стоить 110 тенге, а где-нибудь в Костанае – 130. Конечно же, начнется его переток из Южно-Казахстанской области в Костанайский регион. Соответственно, на юге возникнет дефицит. Во-вторых, низкая конкуренция на топливном рынке ведет к тому, что топливо стараются продавать по максимально высокой цене.

- Так каков ваш прогноз относительно цен?

- Цены, безусловно, будут расти. В частности, это связано как с укреплением рубля, так и проводимым Россией «налоговым маневром» в нефтяной отрасли. Последний, предусматривая ступенчатое снижение экспортной пошлины и увеличение налога на добычу полезных ископаемых, ведет к росту себестоимости производимых нефтепродуктов. Соответственно, будет дорожать закупаемое у России топливо, тем более что у нас цена отпущена в свободное плавание. Мы уже видим, к чему это приводит. Как только 4 сентября были сняты ограничения, тут же получили скачок цен на АИ-92 до 130 тенге за литр. Потом вмешался антимонопольный комитет, провел какие-то разборки, правда, никого, похоже, не наказали, цены упали до 125. Однако, ненадолго: сегодня на заправках КазМунайГаза мы видим цену в 130 тенге, за ними потянулись ценники и на других АЗС.

- Спасибо за интересный разговор!

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

бензин ГСМ НПЗ Сергей Смирнов

30.10.2015 • 14:37 10441

Поделиться
Новости партнёров
Loading...
  • Kapital.kz – информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. Запрещается использование материалов Центра деловой информации Kapital.kz казахстанскими интернет-СМИ, несмотря на наличие гиперссылки на источник. Данным разрешением обладают исключительно информационные партнеры. Также не допускается перепечатка материалов делового портала Kapital.kz, которые прозвучали в эфире радиостанций, телеканалов, появились на страницах газет или были размещены на интернет-ресурсах, являющихся информационными партнерами Kapital.kz.
    Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus