Эффект от ГПФИИР-2 зависит от качества ее реализации
АВТОР

18.06.2014 • 15:10 7261

Эффект от ГПФИИР-2 зависит от качества ее реализации

Александр Идрисов рассказал о парадоксах первого этапа индустриализации в РК

Роль государства при проведении индустриальной программы должна сводиться лишь к созданию максимально комфортных условий для запуска предприятий. При этом оно не обязано оказывать прямую финансовую поддержку бизнесу, полагает управляющий партнер Strategy Partners Group Александр Идрисов. В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» руководитель экспертной группы по разработке ГПФИИР-2 рассказал о парадоксах первого этапа индустриализации в РК и особенностях второй пятилетки:

- В Казахстане завершается первая пятилетка ГПФИИР. Как вы оцениваете итоги ее реализации?

- Для того чтобы индустриализация состоялась, нужно лет двадцать, как это было в других странах, например, в Южной Корее. В Казахстане пока программа реализуется только три полных года. Но уже образованы специализированные институты, апробированы инструменты, создано более 40 тысяч рабочих мест в промышленности. Если сравнивать с Россией, то в годы кризиса там было потеряно около 800 тысяч рабочих мест в промышленности.

Казахстану удалось компенсировать влияние кризиса. Вклад в рост ВВП обрабатывающего сектора в РК превысил темпы роста вклада в ВВП сырьевого сектора. Безусловно, увеличить долю обрабатывающей промышленности за такой короткий период сложно. Если учитывать, что на реализацию проектов индустриализации было направлено меньше половины запланированных бюджетных средств, то результат первой пятилетки  вряд ли можно назвать плохим.

- Результаты ГПФИИР-1 в Казахстане часто подвергаются критике. Проблемные проекты в рамках программы исчислялись десятками…

- Не стоит забывать, что начало первой пятилетки совпало с кризисным периодом. На тот момент очень важно было дать бизнесу сигнал, что государство будет максимально поддерживать предпринимательские инициативы в промышленности. Все активные инициативы бизнеса были проанализированы и систематизированы, запущены новые программы и инструменты поддержки.

В целом, эта работа выполнена: завершены проекты, стартовавшие до ГПФИИР, и начата реализация новых проектов. Конечно, есть проблемные проекты, но их доля незначительна. И все они – проекты «первой волны», те, которые были включены в ГПФИИР в 2010-2011 годах.

Важнее другое. В первой пятилетке государству пришлось взять на себя часть ответственности за реализацию проектов. Но оно не может быть проектным менеджером, несущим на себе коммерческие риски и риски неэффективного менеджмента проекта. Это задача предпринимателей и инвесторов. Правительство же должно отвечать за промышленную политику, то есть за создание условий для реализации этих проектов, чтобы помочь инвесторам брать на себя риски. Для подавляющего количества проектов речь идет об их обеспечении общими системными мерами государственной поддержки: компенсация процентных ставок, налоговые льготы, строительство инфраструктуры и т.п. Вот за это и должно нести ответственность правительство.

Многие предприниматели рассчитывали на получение от правительства прямого финансирования. Есть государственные институты, которые осуществляют такое финансирование. Но Банк развития Казахстана не может финансировать все проекты. Безусловно, решающую роль должны играть коммерческие банки. Проблема в том, что долговое финансирование всегда будет требовать обеспечение или гарантии. Нельзя прийти просто с улицы и попросить в долг у государства десятки миллионов долларов, не вложив собственные средства. К сожалению, мы сталкиваемся с особенностями менталитета некоторых предпринимателей в Казахстане. Они уверены, что государство обязано давать деньги на их проекты. Но предпринимателями называются только те, кто рискуют, вкладывая собственные средства. Либо предприниматель прикладывает усилия, чтобы найти партнеров, которые внесут эти деньги. Находит частных инвесторов, убеждает их в том, что предлагаемый бизнес интересный. Эти инвесторы вносят какой-то капитал. И когда пропорция капитала, условно говоря, будет равна 40% собственного капитала и 60% заемного, то тогда будет разумная структура финансирования.

Но у нас существует проблема доступа к акционерному капиталу. Его внутри страны практически нет. Нужны фонды прямых инвестиций. Стратегических инвесторов может привлечь государство, включая региональные власти. Но дело в том, что стратегическому инвестору, как правило, не нужен местный партнер. Им ничего не нужно. Кроме конкретных условий: изменения законодательства, защита собственности, инфраструктура, квалифицированный персонал. И роль государства – обеспечить эти условия. Можно создать фонд государственных гарантий, но такой фонд будет в состоянии предоставлять гарантии только незначительным по масштабу проектам. Государство также может принимать участие в финансировании проектов национального масштаба. Оно может это делать через национальные компании. Однако речь идет о проектах, которые имеют существенное значение для экономики страны и обеспечивают значительный мультипликативный эффект.

- Насколько рационально, по вашему мнению, распределялись выделенные на реализацию ГПФИИР средства?

- В первую пятилетку почти все деньги были вложены в дорожно-транспортную инфраструктуру. Это парадокс первой пятилетки. То есть в основном деньги были потрачены не на реализацию промышленной политики. В части, где национальные компании инвестировали в проекты, результат достаточно хороший, проекты реализуются. Но транспортная инфраструктура только косвенно имела отношение к ПФИИР. То есть существовала проблема планирования средств. Не было четкого понимания, что такое ГПФИИР, где границы программы. Внутри правительства только формировалось это понимание.

Так, в рамках промышленной политики есть «обрабатывающая промышленность» и «добывающая». ГПФИИР – это только «обрабатывающая промышленность». Развитие добывающей промышленности и инфраструктуры будет осуществляться на основе отдельных программ. Отдельно туризм, отдельно сельское хозяйство. Ранее в Казахстане ПФИИР рассматривалась как вся экономика страны. Это важная, но относительно небольшая часть экономики, которая только зарождается, которая должна занять когда-то достойную долю. Если она займет 10%, то это будет отличный результат.

- По вашему мнению, насколько вложения в ГПФИИР-1 соответствуют итогам?

- Первая сумма, выделенная на реализацию госпрограммы по индустриальному развитию, была незначительна. Более 60% бюджета ГПФИИР на 2010-2014 не связаны с прямой реализацией промышленной политики. Как я говорил ранее, около половины финансирования было затрачено на развитие транспортной системы, до 10% бюджета было затрачено на мероприятия, даже формально не соответствующие целям и задачам ГПФИИР. Например, мониторинг ядерных испытаний, субсидирование авиаперевозок. Деньги ушли из бюджета ГПФИИР.

В Казахстане доля бюджета, используемого для развития промышлености, в два раза меньше, чем в Китае, и в четыре раза меньше, чем в Южной Корее, в три раза меньше, чем в Иране и Беларуси. Очень сложно в таких условиях говорить об опережающем и форсированном развитии промышленности.

- Вы возглавляли экспертную группу по разработке «ГПФИИР-2». В чем она будет совершеннее первой пятилетней программы индустриализации?

- Программа по качеству одна из лучших в мире на сегодняшний день. По крайней мере все эксперты, которые знакомы с ней дают такие оценки. А это ведущие мировые эксперты. Все теперь зависит о того, как она будет реализована. В Казахстане есть еще одна проблема – программ очень много, но с их реализацией возникают трудности. К сожалению, такая же проблема есть и в России.

ПФИИР-2 будет иметь несколько существенных отличий. Во-первых, определены четкие приоритеты. Денег никогда не бывает достаточно, поэтому нужно фокусироваться на том, где будет достигнут самый высокий эффект для экономики страны. Индустриализация не делается ради индустриализации, а инновации ради инноваций. В конечном итоге цель программы – увеличить благосостояние населения.

Во-вторых, определены даже конкретные товарно-продуктовые группы – сегменты, которые необходимо развивать внутри приоритетных секторов, на которых нужно фокусироваться.

В-третьих, будет реализовываться новая кластерная политика. Будут создаваться три типа кластеров. Это национальный уровень кластеров – один уже заявлен – нефтегазовый. Он будет находиться под прямым наблюдением и контролем правительства. Далее территориальные – это кластеры, которые имеют хороший экспортный потенциал и условия для развития определенных секторов. На региональном уровне это может быть, к примеру, производство кожевенных изделий. Их будут создавать местные власти, а государство будет поддерживать некоторые из них на конкурсной основе. Не все получат прямое финансирование, а лишь те, кто предложит лучшую концепцию развития кластера и сможет убедить правительство в способности реализовать свои планы.

В-четвертых, это инновационные кластеры – ПИТ «Алатау» и «Назарбаев Университет». 

Важно, что теперь четко разграничили, что же такое ПФИИР. Это обрабатывающая промышленность и инновационные секторы, в том числе переработка сырья, то есть химия и металлургия. Для каждого отдельного сегмента были проработаны меры поддержки как финансового характера, так и нефинансового.

Далее предусмотрено разграничение полномочий между бизнесом и правительством. Региональные проекты будет отбирать Национальная палата предпринимателей с участием акиматов. Она будет нести ответственность за качество, совместно с акиматами, которые будут обеспечивать благоприятный деловой климат. НПП отвечает за качество рекомендуемого проекта и будет ручаться за репутацию предпринимателя. Тогда как акимат отвечает за условия ведения бизнеса, в частности, предоставление льгот, доступа к инфраструктуре.

- Первая пятилетка ГПФИИР была ориентирована на достаточно широкий спектр отраслей. Во второй пятилетке приоритеты, как сообщалось, сужены. Проекты каких отраслей будут иметь преимущество?

- Сейчас спрашивают: «А где фармацевтическая промышленность?» А у вас фармацевтическая промышленность должна быть в приоритетах? А предпосылки есть, что в Казахстане фармацевтическая отрасль может выйти на такой масштаб и может внести значительный вклад в экономику? Есть еще нефтегазовая переработка, есть еще переработка в металлургии,  машиностроение – они имеют больший потенциал роста. Нужно оценивать те секторы, в которых есть высокий потенциал спроса, существуют предпосылки развития в стране, либо уникальное преимущество. Допустим, доступ к сырью или какие-то компетенции уникальные. В Казахстане есть какие-то уникальные компетенции в области фармакологии? Однако может получиться так, что на территории Казахстана появился талантливый предприниматель, который успешно развивает фармацевтический бизнес и демонстрирует хорошие результаты. Соответственно, предусмотрено, что предпочтение будет отдаваться любому проекту, не важно, из какого сектора, если этот проект демонстрирует высокий экспортный потенциал, высокую производительность и высокую добавленную стоимость. Для таких проектов будет предусмотрено 20% средств, выделенных на ПФИИР. Однако 80% будут направлены в приоритетные секторы.

- Каковы шансы у казахстанских производителей для повышения конкурентоспособности?

- Казахстанскому бизнесу нужно завоевывать рынки ближайших стран: России, Центральной Азии, Северного Китая. Мы называем это макрорегионом. Здесь необходимо гарантированно конкурировать. Если Казахстан не сможет конкурировать здесь, то сложно говорить о более отдаленных и конкурентных территориях.

Есть области, в которых Казахстан имеет объективные преимущества. Речь идет о существующих предпосылках. Имеются какие-то технологии, есть просто традиции, сырье, инфраструктура, заводы построены, которые могут выпускать полуфабрикаты, конечную продукцию. К примеру, Казахстан может развивать химическую промышленность как в области минеральных удобрений, так и в области нефти и газохимии. Сырье есть и преимущество, соответственно, тоже есть. Конечно, потребуется развитие инфраструктуры, что-то в этом направлении уже делается. Можно и в Европу поставлять продукцию, и в Россию, и в Азию. Да, нужно будет конкурировать. Поэтому необходимо будет строить предприятия с использованием новейших технологий, привлекать инвесторов, которые в состоянии привнести новые технологии. Это довольно долгий исторический процесс. Вероятно, потребуется 10-15 лет, чтобы создать прочную и современную промышленную базу.

- Сегодня в РК наблюдается приток импорта из России и Беларуси…

- Не все предприниматели готовы к конкуренции, должно пройти время. Вспомним, например, Сингапур. Маленькое государство, но имеет открытые торговые отношения с ведущими странами мира. Сингапур счастлив от того, что у него есть прямые торговые соглашения. Что если бы у него не было этих соглашений? Он бы не мог попасть на эти рынки.

Поэтому ВТО сегодня для Казахстана имеет важное значение. Да, это непросто, нужно начинать суетиться, конкурировать. У нас есть один клиент в России – генеральный директор промышленной группы, представляющей сектор оборудования. Я спрашиваю у них, смотрели ли они экспортные рынки, так как сейчас у них падает нагрузка. На что он отвечает, что у них самая высокая маржа в России, а на экспортных рынках все дешевле, низкая себестоимость.

Да, к примеру, в Германии низкая себестоимость продукции, потому что у них высокая конкуренция. А у нас конкуренции нет, рынки монопольные. Если мы будем вынуждены конкурировать, то придется сжимать издержки и пытаться повышать эффективность, а пока все хорошо. То есть предприниматели Казахстана будут вынуждены искать новые возможности побеждать в конкурентной борьбе.

В условиях ВТО жесточайшая конкуренция. Страны, которые открываются и не подготовились, проигрывают. Но это не означает, что они проиграли навсегда. Потом они начинают использовать преимущества ВТО.

Что сейчас в России происходит в связи с вступлением в ВТО? Ничего страшного не происходит. Есть, конечно, секторы, в которых не очень хорошая ситуация. Где у нас как раз используют Онищенко для защиты, в пищевой промышленности, в сельском хозяйстве. Где мы, конечно, сильно проигрываем по себестоимости.

Сколько казахстанских компаний экспортируют на рынки Китая? Немного. Потому что амбиций нет. Это огромный рынок. На него нужно прийти, набить себе шишки. Да, там тяжело продавать. Требуется время, чтобы научиться продавать, выстраивать дистрибуцию, научиться продвигать свой товар, нанимать китайских сотрудников, построить там завод, вложить инвестиции со своей стороны. Это требует времени и опыта. Для того чтобы появились амбиции у казахстанских предпринимателей, нужно создавать условия для свободной конкуренции. Уверен, что уже в ближайшие годы мы увидим десятки казахстанских компаний, которые будут успешно конкурировать на глобальном рынке. Это проходили все, и Казахстан не исключение. Нужно верить в себя и иметь соответствующие амбиции.

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

ВТО ТС Назарбаев Университет ГПФИИР Александр Идрисов индустриализация в РК

18.06.2014 • 15:10 7261

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Эффект от ГПФИИР-2 зависит от качества ее реализации
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика