USD 411.54₸
EUR 458.13₸
RUB 5.84₸
BRENT 35.27$ ↓ -1.310
BTC 9570.74$ ↑ +0.014
ETH 237.17$ ↑ +0.079
LTC 47.29$ ↑ +0.059
Курсы валют в Казахстане
ГлавнаяЭкономикаДанияр Джумекенов: Перестройка на экономику простых вещей потребует много времени

Данияр Джумекенов: Перестройка на экономику простых вещей потребует много времени

Основным выгодоприобретателем экономики простых вещей должен стать бизнес, считает аналитик Wall Street Invest Partners

Правительство страны понимает важность развития экономики простых вещей и основными ее выгодоприобретателями должны стать представители МСБ.  Но как долго может происходить процесс перехода отраслей страны на экономику простых вещей и почему не стоит ожидать реализации амбициозного плана развития агропромышленного комплекса в ближайшие пару лет центру деловой информации Kapital.kz рассказал аналитик Wall Street Invest Partners Данияр Джумекенов.

- Данияр, давайте предположим, что программа экономики простых вещей успешно реализуется. Какие изменения для субъектов бизнеса она сможет продемострировать в ближайшие пять лет?

- В случае успеха программы доля МСБ в экономике через 5 лет вполне может увеличиться до 35%, а число созданных рабочих мест достигнуть 30 тыс. При этом доля обрабатывающей промышленности в ВВП способна вырасти с текущих 11% до 13,5%. Да, основными выгодоприобретателями программы по развитию экономики простых вещей должны стать представители МСБ: 1,3 млн субъектов обеспечивают около 30% ВВП Казахстана. Министерство национальной экономики выделило им 1 трлн тенге, 400 млрд из которых должны пойти именно на развитие товаров повседневного использования. Стоит помнить и о существовании Дорожной карты бизнеса-2025. Посредством стимулирования МСБ государство в значительной степени диверсифицирует экономику и добивается стабильных бюджетных поступлений за счет налоговых выплат. Кроме того, это способствует развитию среднего класса – главного драйвера любой крупной экономики. На Западе доля небольших компаний в ВВП превышает 50% – к этому показателю стоит стремиться и нам. Правда, добиться таких результатов вряд ли получится раньше 2050 года.

- Вы согласны со списком приоритетных направлений программы, который сформировало государство? Какие шансы продемонстрировать рост у агропромышленного комплекса в этой программе? 

- Вижу в качестве приоритетных направлений развития легкую, мебельную, пищевую промышленность, производство строительных материалов. Все они должны способствовать появлению большого количества предприятий, работающих в конкретной нише. Что касается АПК, то, к сожалению, амбициозным планам по развитию сектора вряд ли будет суждено сбыться в ближайшие 1-2 года. Речь здесь идет не только о падении объемов инвестиций, но и прочих препятствиях: главным образом – удорожание доллара. Например, сельскохозяйственная техника в Казахстане не производится, а импортируется. Несмотря на страну – производителя, стоимость техники привязана к долларам, из-за чего она растет каждый раз после турбулентности на валютном рынке. Не говоря уже о более «мелких», но не менее важных статьях расходов, как семена для выращивания кормовых культур, которые также завозятся в страну.

- Но о секторе много говорят. В том числе и в плане господдержки...

- Да, внимание к сектору на сегодня повышенное, в сравнении с периодом 5-7 лет ранее. В настоящее время частичную поддержку АПК оказывает и отсрочка на выплату кредитов, но оплачивать лизинг техники все равно приходится. Поэтому в данный момент скорее речь идет о «выживании», нежели активном развитии. Радует одно – несмотря на карантин, преград для транспортировки сельхозпродукции нет, благодаря чему сильные игроки могут даже увеличить отгрузку за границу. Более успешная борьба с коронавирусом по сравнению с другими игроками предоставляет нашей продукции (например, муке и зерну) конкурентное преимущество.

- Какие, по вашему мнению, главные препятствия для развития АПК?

- Главным вызовом для АПК на ближайшее будущее является необходимость создания большого числа крупных кооперативов путем объединения более мелких игроков. Китай, Ближний Восток, Россия и прочие с радостью будут приобретать у Казахстана огромный перечень продукции, но только в больших объемах, которые сейчас в стране не производятся, но вполне могут. Например, в Узбекистане производят 300 тысяч тонн рыбы в год, а у нас всего лишь 50 тысяч тонн, несмотря на большое количество водоемов. Производство можно увеличить как минимум в 10 раз. Параллельно с этим процессом и будет происходить замещение иностранной продукции на внутреннем рынке. Если получится стать конкурентными на внешнем рынке, то и внутри страны это не составит проблем.

- Как долго может продлиться процесс перестройки на экономику простых вещей?

- Процесс перестройки требует очень много времени: после развала СССР прошло не так уж много времени для создания качественно новой экономической модели. Можно возразить, что существуют примеры «экономического чуда», когда государства умудрялись в короткий срок перейти из разряда «аутсайдеров» к статусу одних из самых развитых инновационных стран. Однако если бы чудеса происходили повсеместно, то они перестали бы быть чудесами. На деле можно назвать всего несколько стран, где смогли добиться ошеломительных успехов за относительно небольшой промежуток времени.Тот же самый Китай оставался аграрной страной большую часть ХХ века, несмотря на неоднократные попытки реформировать страну. Даже после старта активного участия американцев в китайской экономике в 1979 году стране потребовалось порядка 20 лет, чтобы количество людей, живущих за чертой бедности ($1,9 в день), начало ощутимо снижаться.

- В общем, от «ресурсного проклятия» нам пока никуда не деться?

- Можно много говорить о «ресурсном проклятии», но именно благодаря сырьевой сфере наша страна имеет возможность сейчас развивать другие отрасли. Достаточно взглянуть на наших соседей из постсоветского пространства: к сожалению, даже наличие серьезного промышленного сектора, на момент обретения независимости, не стало гарантией успешной интеграции в новую экономическую реальность.

- Если продолжать сравнения, то что вы бы выделили в первую очередь?

- Помимо наличия необходимых финансовых ресурсов в Казахстане, стоит выделить и серьезный человеческий потенциал. Долгое время квалифицированные кадры предпочитали работать в более денежных нефтегазовых компаниях, но ситуация начинает меняться. Первый автомобиль в стране был произведен в 2003 году, а уже в 2019-м объем выпуска составил 50 447 машин порядка 170 моделей 20 ведущих брендов. Да и в целом за последние 10 лет политики индустриально-инновационного развития наблюдаются неплохие результаты: было создано порядка 190 тысяч дополнительных рабочих мест (вне нефтегазового сектора), продуктовая сфера выросла в 2 раза, до 1,5 трлн тенге, а налоговые поступления от обрабатывающей промышленности увеличились на 844 млрд тенге.

При желании можно найти недостатки госпрограмм, однако достаточно трудно игнорировать тот факт, что прогресс начался, а ответственные за развитие экономики ведомства получили практический опыт, который ранее отсутствовал, благодаря чему дальнейшее продвижение будет более простым.

- Какие шансы перефокусировать инвесторов в среднесрочном периоде?

- Сейчас правительство прикладывает много усилий для привлечения средств в отрасли машиностроения, легкой промышленности и пищевой сферы. К сожалению, коронавирус может «поставить крест» на всех планах. Карантинные меры могут привести к ощутимым потерям в глобальной экономике: по самым оптимистичным прогнозам, она может сократиться на 2,5%. С проблемами должны столкнуться все крупные инвесторы: Нидерланды, США, Китай, Россия и другие. Пока страны будут приходить в себя от последствий карантина, инвесторы будут соблюдать осторожность и займут выжидательную позицию. По сравнению с 2019 годом финансовые вливания в Казахстан могут сократиться на 20%.

- Может случиться так, что ориентированность на экономику простых вещей или импортозамещение приведет к экономической самоизоляции страны?

- В любом случае полностью самоизолироваться от других не получится. В наше время ни один завод не создает всю продукцию собственными силами – это попросту невыгодно. Зачастую привлекаются поставщики сразу из нескольких стран. На уровне государства правительство может поддерживать убыточные сферы и вводить ограничения против иностранных конкурентов, чтобы избежать масштабных увольнений на уже созданных предприятиях, но редко когда эта стратегия приносит выгоду на длительной дистанции. Таким образом, создавать неэффективные компании с нуля является заведомо проигрышным предприятием.

 - Какого-то повального интереса к ориентации на внутреннюю базу сейчас нет?

- Зачем ограничивать себя отечественными потребителями, если за границей государства существует практически бездонный рынок. Да и совершенно не факт, что у местных производителей получится в равной степени конкурировать по всем направлениям с игроками из других стран. Важную роль в конкурентной борьбе играет возможность максимально снизить издержки на производство продукции. Как ни крути, но в странах «третьего мира» получается достигнуть наименьших затрат за счет невероятно низких заработных плат. Вследствие чего в западных странах совершенно спокойно относятся к тому, что в повседневной жизни пользуются товарами, изготовленными частично или полностью в азиатских странах, и активно развивают свои наиболее удачные направления экспорта.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: