Как заработать миллионы на IT
Экономика
16.05.2019

Как заработать миллионы на IT

Формула окупаемости IT проектов: опыт румынской «дочки» КМГ

«Умные» системы, искусственный интеллект и  роботизация.  Казахстанская  нефтянка в стране и за рубежом уходит в «цифру».  Какова универсальная формула окупаемости для ИТ-проектов  в отрасли, как смартфоны  трансформируют сервис на АЗС, как инвестировать в  бизнес-аналитику  с  потенциальной рентабельностью в полмиллиона евро в год и почему будущее в ИТ за интеграторами систем и  знатоками научной фантастики - об этом и не только мы поговорили с Тимуром Тазабековым - IT-директором самого крупного казахстанского нефтегазового актива за рубежом KMG International. 

– 100 IT-проектов. Такое количество технологических инициатив европейское подразделение КМГ планирует реализовать в ближайшую пятилетку. Звучит  впечатляюще, но насколько реально и целесообразно  интегрировать сразу десятки  цифровых проектов за такой достаточно небольшой срок? 

– На самом деле это средний показатель, который может быть и выше, учитывая масштабы и профиль бизнеса компании.  Мы  достаточно крупная производственная Группа, которая владеет в Румынии двумя НПЗ  и нефтехимическим комплексом, а также собственной сетью АЗС в  странах Восточной Европы. В целом же через все  каналы продаж казахстанско-румынский бренд нефтепродуктов Rompetrol представлен сегодня на 11 международных рынках.  А предлагаемые ИТ-решения - это улучшения и  оптимизация во всех  звеньях  бизнес-цепочки от переработки до трейдинга и ретейла.

-  И все-таки какой бизнес-сегмент  является ключевым в ваших цифровых дорожных картах?  Нефтепереработка или ретейл?  

- Я всегда рекомендую рассматривать оцифровку производства в комплексе, а не как отдельные независимые продукты. В IT-архитектуре все взаимосвязано и важен каждый элемент: от датчиков и сетей до приложений и интеграции между ними. При правильной синергии можно добиться максимального эффекта от любого проекта,  то есть критически важно видеть картину в целом.  

-  Можете  обозначить самые  масштабные ИТ-проекты, которые, на ваш взгляд, дают наибольший результат для всей Группы?

 - В целом к топ-3 наиболее значимым IT-проектам я могу отнести Business Intelligence & Data Science – это бизнес-аналитика на разных направлениях Группы, автоматизация закупок на базе SAP Ariba и, конечно же, Advanced Process Control (АРС) на производстве. Все инициативы и IT-проекты Группы, так или иначе, направлены на получение компанией экономического эффекта.  

– Каков размер текущих и планируемых инвестиций KMGI в оцифровку производства?

– В этом году объем инвестиций составил $2,5 млн. В общей сложности в течение следующих 5 лет в оцифровку производства мы намерены направить около $7 млн. Эта сумма запланирована в Дорожной карте цифровизации нефтеперерабатывающего завода Petromidia до 2023 года.  Но, естественно, планы пересматриваются и корректируются ежегодно.

– Что влияет на пересмотр планов?

– Прежде всего это связано с появлением новых технологий,  которые могут сместить наш приоритет по какому-либо проекту в другую сторону. То есть может появиться IT-решение, применение которого в перспективе даст большую прибыль. В таком случае компания может пересмотреть планы или,  например, вообще отказаться от какой-то инициативы.

– Сколько времени необходимо, чтобы «отбить» вложенные в цифровую трансформацию средства?

 – Срок возврата инвестиций зависит от конкретного проекта. Если одни позволяют менее чем за полгода получить хороший финансовый эффект и вернуть вложенные деньги, то другие имеют более долгий пробег. В среднем срок окупаемости проекта составляет 2 года.

 - То есть нет какой-то определенной формулы окупаемости для ИТ-проектов в нефтянке?

- Инвестиции в инфраструктуру – это в первую очередь закладка фундамента, который расширит возможности применения новых технологий в той или иной сфере. И формула окупаемости таких вложений  достаточно сложная и вариативная. Можно инвестировать всего 30 тыс. евро в какой-либо проект, но прежде нужно вложить определенный бюджет в поднятие инфраструктуры или произвести апгрейд по серверной части, который и позволит внедрить данное решение. Допустим, наложить аналитику на производственные процессы и увидеть потенциальную прибыль в размере около полумиллиона.

–  Какие решения позволяют вам получать такую продвинутую аналитику?  

– Это пилотный проект Data Science Platform, который  мы запустили в конце 2018 года.  Так называемый Центр детальной аналитики. Это не только весьма полезный для бизнеса инструмент мониторинга и прогнозирования, но и очень рентабельная инвестиция в развитие. Судите сами, в DSP мы инвестировали около 38 тыс. евро. По нашим подсчетам, прогнозируемая прибыль составит порядка 500 тыс. евро в год при сроке окупаемости проекта менее 6 месяцев.

   Впервые Data Science Platform мы внедрили на точке дизельного помутнения на заводе, но это решение с успехом можно применять и в маркетинге, и в ретейле, и в логистике. То, на что человеку потребуется 45 минут, программа сделает за считаные секунды, при этом  выдаст самые оптимальные и точные расчеты. 

 – Назовите наиболее успешные примеры внедрения ИТ-решений в розничных продажах на АЗС?

– В ретейле примеров успешного внедрения ИТ-решений довольно много. Один из них – Client Relationship Management. Это система, которая позволяет в очень удобном виде управлять взаимоотношениями с клиентами. Изначально мы внедрили ее в Румынии, увидели хорошие результаты и сейчас вводим CRM в дочерних организациях в странах нашего присутствия. Также можно выделить систему мониторинга уровня топлива. В депо и на автозаправочных станциях мы устанавливаем автоматические уровнемеры, которые контролируют расход и уровень топлива, тем самым защищая нас от хищений.

–  Наиболее значимый тренд сегодня – оплата услуг через смартфоны. Вы как-то планируете использовать телефонный банкинг  в  сервисах компании?

– Мы уже это делаем. Сейчас  готовимся к запуску пилотного проекта – это новая система авторизации на АЗС, которая позволит клиентам заправляться в сети Rompetrol с телефона. Мы установили специальные датчики на топливораздаточных колонках, которые при подъезде  к АЗС распознают автомобиль клиентов. Считыватель, вмонтированный в  пистолет заправочного шланга, определяет лимит топлива в каждой конкретной машине, и система автоматически отправляет push-уведомление на телефон клиента с информацией о том, сколько бензина он залил. Благодаря этой технологии  теперь не обязательно выходить из авто, чтобы заправиться или произвести оплату. Все можно сделать буквально в один клик.

– Как идут дела по развитию облачных бизнес-решений?  

–  Мы используем 3 облачные платформы: Oracle Cloud, Microsoft Azure и Private Cloud. Платформа Oracle уже внедрена, и туда переведены все наши базы данных, находящиеся в системе SAP. Microsoft Azure в основном мы используем как корпоративный рабочий инструмент для пакета приложений Office 365 и SharePoint. Также на базе облака Microsoft мы сейчас тестируем бизнес-аналитику.

Private Cloud – личная облачная платформа, которую мы подняли на собственном виртуальном массиве внутри компании. Она используется для размещения конфиденциальной информации и внутренних приложений компании. Это некий элемент безопасности. И здесь дело не в недоверии к Microsoft или Oracle, просто мы считаем, что определенную информацию спокойнее держать, как говорится, у себя под боком. Кстати, за последние два года в IT-безопасность мы вложили порядка $2 млн.

– Ранее вы говорили о том, что  наибольший экономический эффект был достигнут за счет Advanced Process Control на НПЗ и решения Terminal Automation System на топливных базах. Эти проекты продолжают доказывать свою рентабельность?

– Да, и мы еще долго будем видеть хорошие результаты  от данных проектов. Но, как и в любом процессе, связанном с повышением  производительности, положительный эффект на старте всегда больше, чем впоследствии. Это как вытачивание деревянной фигуры: сначала делаешь  большие срезы, а затем все меньше и меньше, т. к. как тонкие детали требуют внимательности и аккуратности. То же самое и на НПЗ. Когда мы только запустили Advanced Process Control и Terminal Automation System  на производстве, экономический эффект был гораздо больше, чем сейчас, но тем не менее он есть.

– То есть ощутимые результаты можно получить лишь на первых этапах автоматизации процессов?

– Совершенствование бизнес-процессов всегда дает положительный экономический результат. Вопрос лишь в том, что и где именно автоматизировать. В частности, раньше НПЗ Petromidia, где все делал человек, априори не мог при меньших затратах получать большую прибыль. С внедрением Advanced Process Control производственные процессы стали более эффективными и быстрыми. Изначально экономический эффект был колоссальным. Сейчас мы устанавливаем АРС на других установках, но прибыль уже более инкрементальная. Просто они сами по себе менее прибыльные, чем та первая установка, на которой мы тестировали систему усовершенствованного управления технологическим процессом.

На НПЗ Petromidia мы применяем все те же элементы, что используются в автоматизации любого другого процесса производства. Это индустриальный интернет вещей (IIoT), большие данные (Big Data) и облачные сервисы.

-  А не приводит ли автоматизация к сокращению рабочих мест? Многие эксперты считают, что  роботизация  - верный путь к тотальной безработице.  

- Это очень философский вопрос. Наверняка многие читали Айзека Азимова, смотрели фильмы «Терминатор» и «Стартрек» и понимают, что фантастика является своеобразным пророком технологического развития.  По роду своей деятельности я внимательно слежу за всеми новостями в этой области и могу сказать, что с каждым годом искусственный интеллект становится все сложнее. Сейчас роботы могут выполнять больше функций, чем 15 лет назад, но они по-прежнему остаются набором баз знаний. И все необходимые алгоритмы в него закладываем мы, люди.

 И независимо от развития технологий высококвалифицированные специалисты всегда будут востребованы на рынке труда. Роботы же призваны не просто заменить людей, а, наоборот, дать им возможность отойти от тяжелой рутинной работы и направить освободившееся время на креативные созидательные аспекты своей деятельности.

- Какой совет вы дали бы молодым IT-специалистам?  Какие компетенции важны для ИТ-директора будущего?

- Первый и самый важный совет: любить то, чем занимаешься. В IT много разных интересных направлений, и в каждом из них нужны хорошие специалисты. Это я могу сказать абсолютно точно. Сейчас на вес золота хорошие интеграторы систем. Мы в Rompetrol  чувствуем этот дефицит. Также в будущем большая часть IT-рынка будет приходиться на профессионалов, специализирующихся на больших данных, машинном обучении и индустриальном интернете вещей. Я считаю, что уже через несколько лет в этих областях будет большой взлет.  

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть