USD
473.15₸
-5.430
EUR
515.12₸
-5.720
RUB
5.40₸
-0.040
BRENT
81.09$
+0.080
BTC
65988.10$
-1695.500

Жанель Кушукова: Барьеры в ЕАЭС как лакмусовая бумажка

Вице-министр торговли и интеграции РК о защите национальных интересов в Евразийском экономическом союзе и альтернативных маршрутах для поставщиков

21052
Фото: Руслан Пряников

Взаимная торговля между Казахстаном и странами Евразийского экономического союза, по информации Министерства торговли и интеграции РК, за 2022 год возросла на 6,5% по сравнению с 2021 годом и составила 28,3 млрд долларов. При этом экспорт увеличился на 24,3%, до 9,7 млрд долларов, а импорт, наоборот, снизился на 0,9%, до 18,6 млрд долларов.

Вместе с тем за прошлый год товарооборот с Россией вырос на 6,1%, до 26,1 млрд долларов, с Беларусью – на 14,1%, до 1,017 млрд долларов, с Кыргызстаном - на 7,5%, до 1,129 млрд долларов и с Арменией – на 0,2%, до 41,6 млн долларов.

«Несмотря на текущие геополитические шоки, мы продолжаем наращивать торговлю как с государствами-членами ЕАЭС, так и с третьими странами», - отмечает вице-министр торговли и интеграции Казахстана Жанель Кушукова.

В интервью с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz она рассказала, какие меры предпринимает сегодня Правительство РК, чтобы защитить национальные интересы страны в Евразийском экономическом союзе и каким образом изменилась взаимная торговля Казахстана в ЕАЭС. Также Жанель Кушукова обозначила, как решаются проблемы казахстанских поставщиков из-за нарушения логистических цепочек после введения анитроссийских санкций.

Напомним, что в начале февраля текущего года в Алматы прошло очередное заседание Евразийского межправительственного совета, где затрагивался широкий спектр вопросов торгово-экономического сотрудничества. При этом, по словам премьер-министра Казахстана Алихана Смаилова, до сих пор остаются вопросы, которые не дают странам-членам ЕАЭС в полной мере ощутить все преимущества интеграционного союза.

- Жанель Сабыровна, расскажите, пожалуйста, какие меры предпринимает сегодня Правительство Казахстана, чтобы защитить национальные интересы нашей страны в Евразийском экономическом союзе? Помнится, еще перед принятием стратегии ЕАЭС в 2020 году президент страны Касым-Жомарт Токаев отметил, что Казахстан несет серьезные экономические издержки в рамках этого союза, в том числе из-за барьеров для казахстанских товаров на пути к российскому рынку.

- Здесь, скорее, можно говорить о недополученных выгодах, на которые Казахстан изначально рассчитывал при интеграции.

Союз должен обеспечивать свободный доступ к рынкам участников. Однако казахстанские предприниматели в процессе освоения самого большого в ЕАЭС российского рынка сталкиваются с различного рода барьерами. Это объясняется стремлением защитить внутренний рынок от конкурентов. Например, были случаи, что в пищевой продукции отдельных казахстанских компаний находили кишечные палочки, из-за чего им приходилось  останавливать поставки.

В таких ситуациях подключается наше министерство, как координатор евразийской интеграции, затем мы задействуем другие государственные органы: выясняем обстоятельства, доказываем, тестируем, обсуждаем на разных уровнях и добиваемся того, чтобы наши товаропроизводители могли вернуться на рынок соседнего государства.

Собственно, для устранения барьеров и была создана Евразийская экономическая комиссия - площадка, где мы обсуждаем спорные моменты, договариваемся и прописываем общие условия торговли. Однако нам нужны конкретные кейсы, ведь пока наши компании не столкнутся с чем-то подобным, мы не узнаем о наличии барьера.

В целом барьеры в ЕАЭС как лакмусовая бумажка, отражение того, что казахстанские товаропроизводители начинают активизироваться на рынках стран-партнеров.

На сегодня нам удалось устранить уже 61 барьер из 70 классифицированных, и мы не намерены на этом останавливаться.

- Но надо заметить, что в марте 2022 года, кроме глобальных санкций, сама Россия ввела ограничения на вывоз определенных товаров, например, таких как сахар, зерно, промышленное оборудование, канцелярские принадлежности, причем сделала это в одностороннем порядке, нарушая тем самым принципы ЕАЭС…

- После объявления санкций Россия пыталась стабилизировать внутренний рынок. И действительно, в марте мы столкнулись с негативной ситуацией из-за ограничений вывоза на ряд товаров из России.

Что касается сахара, то у нас были достаточно жесткие и долгие переговоры в рамках ЕАЭС. Россия является крупным поставщиком этого продукта, так же как и Беларусь, на наш рынок, и ни для кого не секрет, что большинство наших перерабатывающих предприятий «подсели» на российский дешевый сахар. Следовательно, введенные ограничения стали шоком, прежде всего, для переработчиков.

По результатам бурных обсуждений нам удалось добиться льготы на беспошлинный ввоз 450 тыс. тонн этой продукции. При том, что пошлина на сахар составляет 340 долларов за тонну, а на сырец - 140-250 долларов за тонну. Тем самым мы  создали возможность для альтернативных поставок сахара или сырья для сахарных заводов, чтобы удовлетворить внутренние потребности страны в этом продукте. В свою очередь цены на сахар выросли, в том числе под давлением инфляционных ожиданий, когда граждане начали скупать его «про запас».

По итогам переговоров российская сторона разрешила ввоз сахара по контрактам, заключенным до введения запрета, а потом согласилась на увеличение размера объема ввоза сахара по льготе и продление льготы до конца года.

Если говорить про пшеницу, то вы знаете, что мы выращиваем ее сами. Вместе с тем мы нуждались именно в зерне для посева. Эту проблему мы тоже решили путем переговоров, российская сторона внесла изменения в свое постановление и выпустила семена для посева на наш рынок в период посевной.

Относительно канцелярских товаров, здесь есть ряд аспектов. Во-первых, многие западные бренды приостановили деятельность в Российской Федерации, в связи с чем прекратились поставки и в нашу страну. Следующее, это товары, которые поставлялись крупными дистрибьюторами через Россию в Казахстан.

Следует отметить, что для крупных международных компаний казахстанский рынок - маленький, поэтому казахстанским поставщикам напрямую невыгодно было поставлять сюда такую продукцию. В этих случаях поставки осуществлялись через российских дистрибьюторов. Соответственно, когда ввели санкции, данные товары перестали поставляться в Россию, и соответственно к нам. Собственно, так же, как и многие бытовые товары, гигиенические средства и даже лекарства.

Но мы видим, что сегодня казахстанский бизнес уже начал перестраиваться, заключать контракты напрямую с Турцией и другими странами. Конечно, в определенной степени все это сказывается на конечной цене товара.

По поводу промышленного оборудования тоже хотелось бы прояснить ситуацию. Правительством России установлен запрет на вывоз иностранного оборудования из страны, и распространяется он на оборудование иностранных компаний, которые остановили свое производство и покидали российский рынок. Так получилось, что казахстанские компании, которые приобретали оборудование через российских поставщиков, попали под «общую раздачу». 

Здесь решения находились в процессе переговоров с российской стороной по каждому конкретному случаю.

- Не кажется ли вам, что этот союз больше выгоден России, чем Казахстану?..

- Я считаю, что такого масштаба союзы выгодны скорее малым экономикам, которые могут ощутить преимущество большого рынка.Возьмем, например, российский рынок с населением порядка 150 млн человек и Казахстан с численностью 19 млн.

То, что Россия нам продавала до ЕАЭС, она бы нам продавала и без него, ведь между нами всегда была зона свободной торговли, в общем объеме импорта одна треть традиционно приходится на поставки из России.

Между тем, договором о формировании ЕАЭС мы закрепили обязательство четырех свобод: свобода перемещения товаров, услуг, капитала и трудовых мигрантов. Для соблюдения данных обязательств была создана Евразийская экономическая комиссия.  Как я уже говорила, комиссия стала легитимной площадкой для того, чтобы требовать исполнения принятых обязательств, к примеру, устранения барьеров при доступе на рынки партнеров, к госзакупкам и т.д. При необходимости можно обратиться в суд, но на деле решение спорных вопросов происходит на полях комиссии.

Хочу подчеркнуть, что сотрудничество в рамках ЕАЭС строится на равноправии и взаимовыгодности. Пока союз этому отвечает, он будет нашим приоритетом. Еще раз напомню, речь идет о четырех свободах: перемещение товаров, услуг, капитала и трудовых мигрантов. То есть основная выгода для нас заключается в свободном доступе на рынок, который почти в 10 раз больше нашего внутреннего. Это очень важно, в том числе с точки зрения привлечения инвестиций. Теперь иностранные инвесторы понимают, что, инвестируя в производство в Казахстане, они получают рынок порядка 180 млн потребителей, так как произведенные в Казахстане товары, свободно обращаются по всей территории ЕАЭС.

Вот представьте, что вы обрабатывали свои 10 соток и получали определенный урожай. Теперь перед вами открывается поле в несколько гектаров. Безусловно, вы можете оставаться на своем участке, а можете поднапрячься и выйти за его пределы. И если у вас возникают сложности, то есть инструмент их решения. Но многое зависит от самого бизнеса, его возможностей и желания осваивать новые территории.

- Насколько тогда в условиях геополитической ситуации изменилась торговля Казахстана со странами-членами ЕАЭС, а также с третьими странами?

- Нельзя сказать, что текущая ситуация драматически изменила характер или географию внешней торговли Казахстана.

Основными товарами казахстанского экспорта традиционно остаются - руды, металлы, уран, ферросплавы, оксид алюминия. Но при этом растет и доля отечественной обработанной продукции, в частности, при экспорте в ЕАЭС.

Из-за текущей геополитической ситуации у России сократились поставки стали и руды в страны Европы, что привело к снижению казахстанского экспорта в Россию металлопроката на 31%, руд и концентратов железных - на 77,6% и драгоценных металлов - на 7,7%, так как на российском рынке наблюдается профицит своей продукции.

Что касается экспорта в Беларусь, то здесь наблюдается сокращение поставок каменного угля на 91% (с 38,9 до 3,5 млн долларов), нефтепродуктов на 87,4% (с 4,7 до 0,6 млн долларов) и др. Среди импортных товаров из Беларуси сократились поставки говядины на 83% (с 28,2 до 4,8 млн долларов), грузовых автомобилей - на 80,8% (с 8,9 до 1,7 млн долларов) и сахара - на 32,2% (с 17,8 до 12,1 млн долларов).

В свою очередь Казахстан переориентировал экспорт каменного угля в Швейцарию и Турцию, увеличив объем на 96 млн долларов и на 70,4 млн долларов, соответственно.

Наряду с этим экспорт Казахстана в третьи страны за прошлый год увеличился на 42,2% и составил 74,7 млрд долларов, в том числе значительный рост наблюдался по нефти, ферросплавам и газу - на 51%, 42% и 6%. Это произошло из-за увеличения их стоимости, так как физические объемы поставок остались на уровне 2021 года.

Одновременно в 2022 году вырос импорт в Казахстан из третьих стран на 38,9%, до 31,4 млрд долларов. Казахстан стал больше импортировать автомобилей (рост в 2,2 раза), лекарственных средств (рост на 26%), электроники (рост более 30%). Причинами такого тренда стало повышение цены на эти товары, а также рост прямых поставок товаров, дистрибуция которых ранее осуществлялась через Россию.

Следует отметить, что на долю торговли со странами ЕАЭС приходится 21% от общего товарооборота Казахстана, а с государствами Европейского союза - 29,8%. Поэтому страны дальнего зарубежья, в равной степени важны для нас и как рынки сбыта, и как поставщики на внутренний рынок востребованного необходимого оборудования и высокотехнологичной продукции.

- А как вы оцениваете риски вторичных санкций для казахстанских предприятий и в целом для страны? Влияет ли на взаимоотношение с Западом наше членство в ЕАЭС?

- Тут многое зависит от казахстанских предпринимателей: если они будут пренебрегать санкционными ограничениями и запретами, то существует большая вероятность, что они попадут под вторичные санкции. При этом также возникают вопросы и к государству. На сегодня правительством осуществляется мониторинг торговли товарами, включенными рядом стран в санкционные списки.

Мы с Россией являемся членами Евразийского экономического союза, условиями которого является свободное перемещение товаров. Это наши западные коллеги очень хорошо понимают. Так же учитываются наши исторические тесные торгово-экономические связи. Отдельные наши заводы едва ли не взаимодополняют друг друга, что-то производится у них, что-то у нас. 

Все эти аспекты подробно проговариваются с  партнерами как в ЕАЭС, так и с другими странами.

В целом отмечу, что торгово-экономические связи у Казахстана достаточно диверсифицированы. Мы торгуем со 160 странами мира, при этом Россия, страны ЕС и Китай являются основными торговыми партнерами.

- Хотелось бы тогда знать, как государство сегодня пытается решить проблемы казахстанских поставщиков из-за нарушения логистических цепочек после введения антироссийских санкций? Ведется ли работа по поиску альтернативных маршрутов в обход России? 

- Казахстан является самым большим государством из не имеющих выхода к морю, так называемых «land-locked-countries». Соответственно, включение в санкционные списки транспортной отрасли России и Беларуси требует от нас, как вы правильно отметили, поиска новых маршрутов доставки товаров на традиционные рынки сбыта.

В настоящее время правительство активно работает в этом направлении. Основной задачей является наращивание Транскаспийского маршрута, усиление роли транспортного коридора «Север-Юг», обеспечение безбарьерного движения товаров через Китай.

Также видится перспективным наращивание поставок товаров через страны Персидского залива и далее в направлении Южной Азии.

В целом перспективными и альтернативными на сегодня являются четыре маршрута.

Первый - мультимодальный Middle corridor (TMTM), по которому стало возможным осуществлять транзит между Китаем (а также странами Центральной Азии) и европейскими странами, а главное -  экспортно-импортные перевозки между Казахстаном и Европой. Хочу отметить, что импорт через ТМТМ вырос на 91%. Наибольший рост произошел по химикатам и соде, черным металлам, сокам и напиткам. Черные и цветные металлы переориентировались по маршруту ТМТМ, а также в направлении Китая, Узбекистана и Афганистана.

Второй маршрут - железнодорожный коридор KTI (Казахстан – Туркменистан – Иран), который может служить инфраструктурой для перевозок в Иран и далее для выхода на рынки стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Африки.

Третий - мультимодальный коридор МТК «Север-Юг». Он стыкуется с большинством широтных транспортных коридоров, используемых для международных перевозок грузов в евроазиатском сообщении. Надо заметить, что роль МТК «Север-Юг» существенно возрастает в условиях формирования «новой логистики», обеспечивая кратчайшие расстояния перевозок грузов между странами ЕАЭС и Южной Азией, Восточной Африкой и Ближним Востоком.

Четвертый - железнодорожный южный коридор (Алматы – Ташкент – Ашхабад – Иран – Турция), как альтернативный маршрут для транзита и выхода к Турции и азиатским рынкам.

Однако в этой работе очень важен системный подход – необходимо предоставить удобную логистику, обеспечить снятие барьеров на пути следования товаров, а также договориться с контрпартнерами о поставках.

В то же время важно понимать, что иностранные партнеры с радостью примут казахстанские товары, если наши производители смогут обеспечить ритмичность поставок и стабильность качества.

- Еще один вопрос, волнующий общественность. Известно, что к 2025 году в Алматы должен быть сформирован наднациональный орган по регулированию финансового рынка ЕАЭС, что он будет представлять из себя и может ли с его созданием снизиться роль местного финрегулятора?

- Нет, создание наднационального органа однозначно не предполагает снижения роли местного регулятора и не означает, что кто-то будет покушаться на нашу финансовую независимость или устанавливать для нас, например, ставки рефинансирования. Тем более никакой речи нет о введении единой валюты.

Мандат национальных регуляторов финансового рынка каждого государства-члена ЕАЭС и независимость в вопросах денежно-кредитной политики, обеспечения финансовой стабильности, допуска участников финансового рынка, надзора за субъектами рынка сохранятся.

Предполагается, что основными задачами наднационального органа станут развитие общего финансового рынка и обеспечение недискриминационного доступа на рынки других членов союза.

Орган планируется сформировать в виде департамента, который будет следить за выполнением правил игры в ЕАЭС.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.