Как УЗВ повышают прибыльность рыбных заводов

Доходы замкнутого цикла

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

У казахстанской рыбной отрасли очень хорошие перспективы, считает директор ТОО Oceanica Олег Гаврилов. Его компания занимается строительством установок замкнутого водоснабжения (УЗВ) на рыбных заводах страны.

«Мои немецкие партнеры после визита в Казахстан сказали, что мы можем стать вторым Чили с точки зрения развития аквакультуры. Чили – лидер по выращиванию рыбы в неволе. В Алматинской области много воды, недорогая электроэнергия и рабочая сила, но мы не используем эти ресурсы в полную мощность», – сказал Олег Гаврилов.

- Олег, вы начали заниматься бизнесом 25 лет назад, создавая аквариумы, потом «доросли» до океанариумов, а не так давно стали строить УЗВ. Расскажите, почему?

- Толчком стал один из наших крупных проектов – мы построили океанариум в пятизвездочном отеле в Актау. Спустя некоторое время после этого заказчик начал разводить осетра, которого в него заселили. Нам стало интересно попробовать себя в этом, и несложно, потому что океанариум это, по сути, и есть УЗВ.

В таких бассейнах рыба растет в 2 раза быстрее, чем в естественных условиях. Когда рыба живет в УЗВ, ее кормят по часам сбалансированным кормом, воду фильтруют, кроме того, параметры воды можно менять по мере необходимости. В садковом хозяйстве это невозможно сделать: то пошел кислотный дождь, то с полей принесло какие-то химикаты. То есть вы бессильны что-то регулировать, поэтому могут возникать большие проблемы. Сюда же надо добавить ухудшение экологической обстановки в мире и в Казахстане, из-за чего рыбу практически невозможно выращивать в естественных  условиях в больших объемах, а ее потребление в мире растет. Поэтому рыбу изолируют в УЗВ и полностью контролируют процесс роста. Рыбы хладнокровные, температура  их тела равна температуре воды, в которой они живут. Зимой температура опускается, соответственно, жизнедеятельность рыбы замедляется, она перестает питаться и теряет вес. В условиях УЗВ воду можно подогревать, тогда рыба ест круглогодично и набирает вес без остановки.  

Кроме того, можно сортировать рыб по размеру, отравлять в карантин больных особей, чтобы не заражались здоровые.

Еще УЗВ хороши тем, что, рассчитав сколько корма ежедневно нужно давать рыбе, сколько тратить электроэнергии и платить рабочим, можно понимать, сколько ориентировочно можно зарабатывать на рыбоперерабатывающем заводе.

- Одна из наших собеседниц, которая возглавляет рыбный завод в Казахстане, сказала, что рыбоводство – самая высокодоходная часть агропромышленного комплекса.

- Да, действительно.Но блестящие перспективы я вижу в производстве черной икры. Ежегодно в мире согласно Конвенции по международной торговле видами дикой фауны и флоры ООН (CITES) устанавливаются квоты на экспорт черной икры. Например, были периоды, когда Россия не имела права экспортировать черную икру, потому что производители из РФ не могли предоставить точные данные о численности осетровых в каспийских водах. Право продавать свою икру за рубеж имеют только те страны, где рыба выращивается в условиях УЗВ и садковых хозяйствах. Я был в Иране, посещал их садковые хозяйства, так вот они доказали, что выращивают рыбу, а не отлавливают в природе, и им дали разрешение на экспорт. Учитывая существование лимитов, цена на этот продукт будет расти, поэтому у Казахстана есть хорошие перспективы. Но для этого нужны крупные заводы. Я был на таком в Приднестровье, очень впечатляющий.

Мой партнер из Германии Мартин Зандер имеет многолетний богатый опыт по созданию УЗВ на крупных заводах. У немцев очень скрупулезный подход: сначала они строят небольшие заводы, тестируют на них технологии и оборудование, если все хорошо, то производство расширяют.

- Что было после проекта в Актау?   

- К нам приехал заказчик, который решил построить рыбоперерабатывающий завод рядом с Алаколем. Я нахожусь на постоянной связи с производителями рыбы, по их словам, ее много экспортируют в Россию и Европу. Например, капшагайский судак особо никому не был нужен и стоил дешевле, чем сазан. Но после того как там построили завод практически всего судака стали продавать в Германию, где спрос на него выше, чем на осетра, поскольку его мясо считается диетическим, немцы считают судака самой полезной рыбой.

- Расскажите, как строится УЗВ и какое для него используется оборудование.

- Это так называемые танки, куда заселяется рыба. Мы делаем их из бетона, обязательно нужна гидроизоляция, или из полипропилена, который является передовым материалом, мы недавно стали с ним работать. Обязательно нужны специальные фильтры, которые регенерируют воду. Также необходимо механическое очищение воды от корма и фекалий рыб. Кроме того, нужен газообмен: если в воде много азота, углекислого газа, от них надо избавиться и насытить кислородом, это сделает воду пригодной для жизни рыбы. Очень важна дезинфекция воды для того, чтобы там не было патогенных микроорганизмов, которые вызывают болезни рыбы, для этого применяется облучение УФ-установкой. Биологическая очистка воды используется потому, что со временем в ней появляется аммиак – это яд для рыбы, из-за которого она очень быстро умирает. Для такой фильтрации используются специальные бактерии, которые употребляют этот аммиак и преобразуют его в менее опасные нитриты и нитраты. Мы делаем биологические фильтры сами, используя специальные наполнители и систему циркуляции воды.

Вообще, после океанических и морских аквариумов делать УЗВ для содержания осетра очень просто. В аквариуме с морскими рыбами гораздо сложнее поддерживать стабильность параметров, чем в УЗВ, где только одна сложность – высокая плотность посадки рыбы, из-за которой мощность фильтрации воды должна быть намного выше, чем в аквариуме.

Для создания УЗВ мы закладываем в расчеты движение рыбы. Например, форель должна активно плавать, потому что воздух в ее жабры поступает именно при движении. А вот африканский сом может находиться в неподвижном состоянии, потому что у него есть мешки, в которых запасается воздух. Все эти нюансы нам нужно учитывать. Также УЗВ нуждается в движении воды и подсветке.

Кстати, еще мы начали строить устричную ферму, это был проект американского инвестора в Казахстане, но на определенном этапе он не смог его финансировать и закрыл ферму.

Сейчас вместе с моим немецким партнером, о котором я упоминал, мы ведем переговоры по строительству большого рыбного завода, но там нужны крупные инвестиции – не меньше $1 млн. УЗВ с экономической точки зрения выгодно создавать на большом производстве – от 100 тонн рыбы в год.

- Миллион долларов? А можно за меньшие деньги построить?

- Нужно как минимум $200 тыс., дешевле не получится.  

- А вы не хотите запустить свой рыбоперерабатывающий завод или по производству икры?

- На данном этапе бизнеса – нет, потому что это очень дорогие проекты, для которых нужен серьезный соинвестор. Пока я такого не встретил.  

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: