USD
410.70₸ ↑
+0.720
EUR
465.28₸ ↑
+3.070
RUB
5.80₸ ↑
+0.050
BRENT
42.25$ ↓
-0.040
BTC
9233.50$ ↓
-0.018
ETH
241.19$ ↓
-0.016
LTC
44.28$ ↓
-0.012
Автор: Меруерт Сарсенова Бизнес
29.06.2020 09:00 ·
11759
Фото: Руслан Пряников

KAPLAN, LEE & PARTNERS: Синергия профессионалов для серьезных задач

Партнеры адвокатской конторы о решении объединиться

«На самом деле, когда мы с Андреем Ли только познакомились, у меня сразу возникло к нему доверие. А это немаловажный аспект для совместной юридической практики. Я понял, что могу положиться на этого человека», - рассказывает Александр Каплан о своем будущем напарнике. Он же является инициатором и управляющим партнером KAPLAN, LEE & PARTNERS.  

«Я уверен, что этот союз принесет плоды и пользу всем нашим клиентам, которые у нас уже есть и которые в будущем к нам придут», - добавляет его коллега, старший партнер Андрей Ли. 

Почему адвокаты решили объединиться и что получилось в результате интеграции их знаний и опыта, они поделились в интервью  с корреспондентом Kapital.kz

- Александр, Андрей, расскажите, почему вы решили объединиться и создать совместную адвокатскую контору? 

Александр Каплан (А.К):  Изначально у меня была своя юридическая компания, в которой мы работали вдвоем с уже нынешним младшим партнером KAPLAN, LEE & PARTNERS Ильясом Ибраимовым. Потом я стал замечать, что поток клиентов с каждым годом увеличивается и мы физически не успеваем обрабатывать все запросы. Таким образом, пришла идея масштабироваться. В то же время я начал думать об изменении формата деятельности, вот и предложил Андрею создать совместно адвокатскую контору. Он так же, как и я, юрист-финансист, у него огромный разносторонний опыт работы с банками, страховыми компаниями и другими финансовыми организациями.

Что интересно - мы с Андреем около пяти лет работали в одном здании, на одном этаже, каждый по своей специализации, и за все это время даже не пересекались в коридоре. (Смеется.)

Андрей Ли (А.Л.): Да, мы решили интегрировать наши знания и создать что-то универсальное, но в своем роде уникальное. У Александра, например, большой опыт в уголовных делах, связанных с экономической деятельностью, у меня - в гражданской сфере и судебных процессах, у Ильяса - в части взаимодействия с судебными исполнителями, а также по обжалованию решений государственных органов. То есть мы нашли точки соприкосновения, дополняя друг друга.

Партнеры адвокатской конторы KAPLAN, LEE & PARTNERS
Партнеры адвокатской конторы KAPLAN, LEE & PARTNERS

- Получается, что вас в команде пока только трое? 

А.К.: Пока да, но сразу подчеркну, что наша адвокатская контора работает не на объем в отличие от других юридических фирм. У нас такая концепция, что мы беремся главным образом за сложные ресурсоемкие дела и рассматриваем в основном единичные кейсы. При этом вкладываемся в них на 100%. 

Безусловно, в дальнейшем мы планируем расширение штата, но только за счет профильных «звезд». То есть будем приглашать исключительно талантливых, грамотных и «голодных до работы» ребят. 

Александр Каплан, управляющий партнер KAPLAN, LEE & PARTNERS
Александр Каплан, управляющий партнер KAPLAN, LEE & PARTNERS

- В чем все-таки состоит ваше уникальное предложение?

А.К.: Наше уникальное предложение состоит в решении экономических споров. Это то направление, в котором мы двигаемся давно и успешно, находим в нем всевозможные лазейки, знаем, где лучше применить тот или иной закон, в каком отношении законодательство неоднозначно, какие у него есть шероховатости и подводные камни. Сюда можно отнести и взыскание долгов, и корпоративные споры, а также гражданские и уголовные дела, связанные с оборотом денег, движением капитала, хищением, вымогательством, коррупцией, мошенничеством, уклонением от уплаты налогов, фиктивными договорами и счет-фактурами и т. д.

А.Л.: Вместе с этим мы можем брать дела, завязанные на спорах внутри компаний как в части трудового права, так и разногласий между учредителями. Плюс ко всему мы проводим дью-дилидженс, иными словами, юридический аудит. Например, если какая-то компания решила приобрести другую, то с точки зрения юриспруденции мы можем рассказать инвестору обо всех рисках, с которыми он столкнется в процессе приобретения. В этом направлении мы вплотную работаем с финансистами, бухгалтерами и экономистами. 

Кроме того, я хотел бы еще пояснить, почему люди знают наши имена и идут к нам, - мы не мыслим стандартно, как многие. Разумеется, все дела протекают в рамках закона, однако нам уже неоднократно приходилось составлять разного рода нестандартные изощренные схемы (я бы сравнил их с игрой в шахматы), которые выстреливают на перспективу. В конечном итоге все поворачивается в ту сторону, которая нам нужна. И даже если был проигран бой, то финальную войну мы все равно выиграем. Тем не менее основная наша задача - стараться не доводить клиентов до суда. 

Андрей Ли, старший партнер KAPLAN, LEE & PARTNERS
Андрей Ли, старший партнер KAPLAN, LEE & PARTNERS

- Вы работаете только с юридическими лицами?

А.К.: Не только. Около 30%  наших клиентов - физические лица.

- У вас, как у звезд юриспруденции, и расценки на услуги, наверное, тоже «небесные»?

А.Л.: Я бы не стал утверждать, что расценки у нас высокие или низкие, но сказал бы, что в целом, если сравнивать аналогичные услуги по Алматы и Нур-Султану, стоимость на них уверенно средняя, может, чуть выше. Конечно, все зависит от той или иной категории дел.

Опять же, если говорить о постсоветском пространстве, той же России, то расценки у нас примерно одинаковые. Но если смотреть с точки зрения клиентов, обращающихся к нам из Европы, США, Канады, Японии, то некоторые из них удивлялись, почему за столь высокую квалификацию мы запрашиваем, по их меркам, такие низкие гонорары. Бывало так, что по этой же причине иностранцы сомневались в нашей квалификации и просили ее подтвердить.

В целом же наши расценки гибкие и зависят от многих факторов, в том числе от сложности дела, которая, в свою очередь, оценивается по нашим предполагаемым трудозатратам, количеству вовлекаемых в процесс людей (курьеров, узких специалистов, судебных исполнителей и т. д.) и пр. 

- Сколько дел было выиграно за последнее время? 

А.Л.: Статистика выигранных дел за полугодие у нас достаточно высокая - более 80%. 

Портить ее мы не собираемся, поэтому принципиально не беремся за те дела, которые, знаем заведомо, будут проигрышными. Ведь не секрет, что среди наших коллег есть и такие, которые могут тянуть клиента в пропасть, брать за это деньги и говорить, что все хорошо, когда на самом деле все плохо. 

Для нас репутация всегда была и остается важнее любой прибыли. За это клиенты нас уважают и рекомендуют другим.

А.К.: Помню, что за время карантина ко мне обратилось около 5 компаний с разными задачами, но мне пришлось им отказать, потому что шанс выиграть в их случаях был  ничтожный. К тому же я не хотел вселять в них ложные надежды. Хотя была возможность заработать достаточно большие суммы.

А.Л.: Правда, не всегда выигрыш зависит только от нас, на это влияет как позиция клиента, так и предоставление полной информации по делу.  Бывали  дела, которые мы проигрывали или отзывали иски из-за того, что некоторые клиенты утаивали от нас ту или иную  информацию, но такие случаи единичны и являются скорее исключением, чем правилом.

- Можете рассказать что-то из своей практики по этому поводу?

А.Л.: Да, был такой интересный случай, когда к нам обратился мужчина с просьбой взыскать долг с его бывшего бизнес-компаньона в размере 150 тыс. долларов.  Он заявил, что его должник не вернул ему деньги и давно не выходит с ним на связь. При этом у него на руках имелась расписка. Соответственно мы обратились в суд с иском о взыскании. Но у клиента была просьба, чтобы на этот процесс пришел сам должник. Мы ходатайствовали в суде о непосредственном присутствии ответчика. Начался суд, пришел должник, посмотрел на нас и говорит: «Я же вернул ему деньги». И показывает расписку уже от нашего клиента о возврате денег. Мы в недоумении.

После этого они оба выходят в коридор, о чем-то разговаривают, что-то подписывают, потом возвращаются. Позже выясняется, что нашему клиенту нужно было срочно поговорить со своим уже бывшим бизнес-компаньоном, но он не знал, как до того «достучаться», поэтому и прибегнул к нашим услугам. Однако за то короткое время, пока они с бывшим партнером разговаривали в коридоре суда, ему удалось взять у него расписок еще  на 1 млн долларов.

В этой ситуации было принято решение оставить исковое заявление без рассмотрения.

- По вашим наблюдениям, менялась ли за последние годы судебная система? 

А.К.: Однозначно. Судебная система меняется и перестает быть однобокой. Конечно, многие недочеты еще остаются, но в целом судиться стало сейчас гораздо комфортнее, чем пять лет назад. Суды уже не так сильно поддерживают государство, как раньше. Также мы наблюдаем, что за счет внедрения электронных технологий (судебный кабинет, разные электронные сервисы) значительно снизились коррупционные риски, процесс стал более прозрачным. К тому же последние наши споры в суде доказывают, что обычный человек без всякого адмресурса может реально победить.

А.Л.: Наверное, еще ввиду сложившейся некогда ментальности создается мнение, что, если на другой стороне стоит государственный орган, в частности налоговый, который, по сути, работает, для того чтобы пополнить бюджет, значит, необходимо выносить решение в его пользу. Такая тенденция действительно имела место, и радует, что она понемногу меняется. 

А.К.: Однако я не перестаю удивляться, чем бывают мотивированы наши госорганы, когда подают иски. 

В связи с этим тоже поделюсь одной несообразной историей из своей практики, которая коснулась нашего клиента - компании, осуществляющей строительство одной из частей дороги Казахстана Западный Казахстан - Западный Китай. Налоговый орган подал на нее иск за то, что та якобы не построила эту самую дорогу. Обоснование было следующим: за четыре года в компании числилось всего 12-13 человек, на балансе значилось 3 единицы техники, сумма налоговых платежей поступила незначительная. Таким образом, у компании не было достаточно материальных ресурсов для строительства дороги.

Но, что самое интересное, дорогу уже ввели в эксплуатацию приказом министра и даже сделали платной. К слову, именно по ней мы приехали в суд. (Смеется.)

Мы связываемся с нашим клиентом, и тот нам предоставляет как доказательство 35 договоров субподряда - на перевозку щебенки, песка, укладку дороги, асфальтирование и так далее. Почему было задействовано так мало сотрудников? А зачем компании в штате иметь много людей, когда можно их нанять. По какой причине мы платили мало налогов? Да потому что наша компания-заказчик, с который мы работали, банально нам задолжала деньги и мы с ней из-за этого судились. 

И когда стоишь в суде и объясняешь это налоговику, его аргументы заканчиваются. Но на вопрос судьи, поддерживаете ли вы до сих пор свое требование, он отвечает: да. А все потому, что он не имеет права отозвать иск и, что особенно поражает, будет идти до конца, пока не дойдет до Верховного суда.

- Действительно, парадоксальная ситуация… А сколько дел у вас на данный момент в обращении?

А.К.:  (считает) Около 27 дел.

- Для троих партнеров это не многовато?

А.К.:  На самом деле нет, учитывая, что у нас правильно настроен тайм-менеджмент. 

В свою очередь мы построили работу в конторе так, чтобы минимум времени тратить на текущие административные вещи и больше времени отводить на анализ, разработку каких-то сложных единичных документов и т. д. Этому я научился, когда еще работал в big4 в далеком 2008 году. 

А.Л.:  Дополню, что у нас рабочий день не такой, как в обычных организациях, то есть мы можем работать и в субботу, и в воскресенье, а в понедельник, например, отдохнуть, а можем работать и вовсе без выходных. Благодаря четкому, отработанному графику мы спокойно справляемся со всеми делами. Более того, скажу, что такой уровень загруженности для нас - ниже среднего показателя. Поэтому до предела еще далеко. 

Безусловно, наша адвокатская контора нацелена на то, чтобы больше заработать, и это нормально. Но мы не будем браться за дела, если не сможем их полноценно и качественно довести до конца. 

В заключение хотелось бы сказать: если клиенты обращаются к нам, то, как правило, они столкнулись с рядом неприятностей и им нужна помощь, которую мы всегда готовы оказать.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.